Банкротство юридических лиц диссертация

admin

Процедуры банкротства юридических лиц Рубцова Наталья Васильевна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Рубцова Наталья Васильевна. Процедуры банкротства юридических лиц : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.03 : Екатеринбург, 2003 217 c. РГБ ОД, 61:04-12/706

Содержание к диссертации

Глава 1. Понятие и сущность процедур банкротства юридических лиц 11

1. Понятие и виды процедур банкротства юридических лиц 11

2. Процедуры банкротства по российскому дореволюционному законодательству 37

3. Процедуры банкротства юридических лиц по законодательству зарубежных стран 49

4. Этические проблемы осуществления процедур банкротства юридических лиц 65

Глава 2. Правовое регулирование основных процедур банкротства юридических лиц 76

1. Правовое регулирование процедуры наблюдения 76

2. Правовое регулирование процедуры финансового оздоровления 98

3. Правовое регулирование процедуры внешнего управления 110

4. Правовое регулирование процедуры конкурсного производства 137

5, Правовое регулирование процедуры мирового соглашения 161

Введение к работе

Актуальность темы исследования

Переход к рыночной экономике, демократизация государственной и общественной жизни в числе важнейших проблем обеспечения закрепления предусмотренной Конституцией РФ свободы экономической деятельности и единства экономического пространства предусматривают необходимость наиболее полного правового регулирования несостоятельности (банкротства) юридических лиц.

За последние годы в российском обществе произошли существенные изменения, затронувшие почти все его сферы. Проведение радикальной экономической реформы, развитие предпринимательства привели к основательному обновлению законодательства, регулирующего отношения в сфере экономики.

В связи с развитием рыночных отношений в России с каждым годом всё более возрастает роль института банкротства, так как без применения конкурсного права невозможно справедливое (соразмерное) распределение средств должника.

Безусловно, устойчивость экономической системы в значительной мере зависит от степени развития конкурсного права, так как невозможность исключения из оборота нерентабельных юридических лиц является одной из причин неплатежей, которые пагубно сказываются на отдельных отраслях и на экономике в целом.

Особое место в исследовании правового института несостоятельности (банкротства) занимают вопросы правового регулирования процедур банкротства юридических лиц, поскольку именно при осуществлении процедур банкротства реализуются цели и задачи всего конкурсного процесса.

В настоящее время в числе процедур банкротства находят применение как ликвидационные процедуры (направленные на прекращение должника путём его ликвидации), так и реабилитационные процедуры (ориентированные на финансовое оздоровление, восстановление платёжеспособности должника). Анализ законодательства о банкротстве и судебно-арбитражной практики показывает, что в России до конца не определён основной подход к правовому регулированию законодательства о банкротстве: либо законодатель стоит на стороне кредитора, защищая, в первую очередь, его

4 интересы, либо на стороне должника. Когда арбитражный суд в одном решении поддерживает позицию должника, а в другом — оказывается на стороне кредитора, то эффективность самого конкурсного процесса существенно снижается и значимость правового института банкротства, по сути, нивелируется.

Представляется, что в современных российских экономических условиях, характеризующихся массовой несостоятельностью отечественных юридических лиц почти всех отраслей экономики , использование прокредиторского подхода к законодательству о банкротстве может привести к банкротству не только отдельной организации, но и всего народного хозяйства. Действительно, в случае банкротства хозяйствующего субъекта, функционирующего в экономике с полной занятостью, высвобождение неэффективно используемых активов и увольнение работников оказывают благоприятное воздействие на экономику. Но в российских условиях массовой безработицы, большого количества неэффективно используемых производственных мощностей уволенные работники окажутся хронически безработными, а освобождённые мощности будут исключены из производственного процесса. Поэтому наиболее оптимальным в современной российской экономике является использование продолж-никового подхода к законодательству о банкротстве, в рамках которого особую значимость приобретают реабилитационные процедуры банкротства.

Следовательно, цели конкурсного права заключаются, в первую очередь, в выводе организации из кризиса, переходе к устойчивой работе путём повышения эффективности управления и использования ресурсов., в обеспечении защиты интересов собственников и кредиторов, создании условий для активных инновационно-инвестиционных процессов.

Указанные цели конкурсного права наиболее полно реализуются при осуществлении таких процедур банкротства, как финансовое оздоровление и внешнее управление. Однако и процедура мирового соглашения также соответствует линии про-должникового законодательства о банкротстве, так как позволяет восстановить платежеспособность должника путём эффективного функционирования в рыночной экономике. Более того, даже конкурсное производство способствует реализации назван-

Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности). Учебник. — М,: Норма-Инфра-М, 1999. С.570; Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник- В 2 т. ТЛ/Огв. ред. О.М. Ояейник. -М.: Юристъ, 2000- С-379.

5 ных целей, когда в силу объективных причин восстановить платёжеспособность хозяйствующего субъекта не представляется осуществимым, а сохранение бизнеса должника будет единственной возможностью^ которая позволит единому комплексу имущества должника продолжать реальное функционирование в рамках рыночной экономики.

Таким образом, в условиях нестабильности рынка в России использование, в первую очередь, процедур банкротства, направленных на финансовое оздоровление должника, будет способствовать возрождению сильной экономики нашего государства. Неслучайно в новом Федеральном законе от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1 предусматривается введение ещё одной процедуры банкротства — финансового оздоровления, которая также закрепляет продолжниковую концепцию отечественного законодательства о банкротстве.

Тем не менее, судебно-арбитражная статистика свидетельствует о том, что эффективность реабилитационных процедур банкротства невелика и чаще всего конкурсный процесс заканчивается проведением ликвидационной процедуры конкурсного производства. Представляется, что указанное обстоятельство нельзя считать определяющим в пользу развития ликвидационных процедур, поскольку неэффективность применения реабилитационных процедур связана, прежде всего, с ненадлежащим осуществлением антикризисного управления, В условиях рыночных отношений, пришедших на смену планово-административным, главное — изменение сущности и стиля руководства предпринимательскими структурами, а также осуществление антикризисного управления, поскольку в условиях нестабильной экономической ситуации большинство хозяйствующих субъектов нуждается в финансовом оздоровлении.

Несмотря на отмеченную актуальность темы настоящей работы, за время существования в современной российской экономике института банкротства не было опубликовано монографических исследований в области правового регулирования процедур банкротства. Существует лишь незначительное количество научных и научно-практических работ, учебников и учебных пособий, анализирующих отдельные вопросы осуществления судебных процедур банкротства. Обращает на себя внимание тот факт, что высокой степени развития достигло русское дореволюционное конкурс-

1 Российская газета. -2002. — №209-210. (Далее-Закон о банкротстве 2002 г.)

ное право. Многие его аспекты актуальны и сейчас. Поскольку проблема имеет существенное теоретико-прикладное значение, а количество научных исследований по названной теме явно недостаточно, важно установить и предложить варианты решения имеющихся проблем.

Цели настоящей работы состоят в комплексном, системном исследовании сущности и порядка осуществления процедур банкротства как одного из важнейших компонентов и одновременно убедительных свидеіельств осуществления процесса реформирования российской экономики и преодоления на этой основе ошибочных представлений о роли и месте процедур банкротства в современных условиях хозяйствования.

Цели исследования обусловили постановку и решение следующих задач:

определить понятие, содержание, юридическую и экономическую природу процедур банкротства в современных условиях;

выявить динамику формирования и развития процедур банкротства в ретроспективном и сравнительном аспектах;

показать особенности и специфические черты судебных процедур банкротства и определить их место в конкурсном праве;

проанализировать основные процедуры банкротства юридических лиц, определить эффективность их осуществления;

выявить этические проблемы осуществления процедур банкротства;

разработать предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной деятельности в данной сфере с тем, чтобы повысить эффективность осуществления процедур банкротства.

При этом в настоящей работе не рассматриваются особенности осуществления процедур банкротства отдельных категорий должников — юридических лиц: данные особенности могут быть самостоятельным предметом научного анализа.

Методологической основой исследования является общенаучный диалектический метод познания и вытекающие из него частнонаучные методы: исторический, социологический, логический, системно-структурный, техни ко-юридически и, метод сравнительного правоведения, метод правового моделирования.

Теоретическую основу диссертационной работы составляют труды как дореволюционных исследователей, так и современных учёных; А Бардзкого, П.Д. Барен-

7 бойма. B.C. Белых, М. Брагинского, В.В. Витрянского, А.Х. Гольмстена, А.А. Дубин-чина, С.Э. Жилинского, А.И. Каминка, И. Карницкого, К. Малышева, А. Маттель, О.А. Никитиной, В.Ф. Попондопуло, В. Садовского, Ю.П. Свит> В.В. Степанова, М.В. Телюкиной, В.Н. Ткачева, А.Н. Трайнина, НА. Тур, Д.В. Туткевича, Г.Ф. Шершене-вича и других.

Наряду с этими авторами изучены и проанализированы работы ведущих российских учёных-правоведов; С.С. Алексеева, С.Н. Братусь, В.П. Грибанова, О.С. Иоффе, М.И. Клеандрова, А,Ф. Клейнмана, О.А. Красавчикова, М.И. Кулагина, И.Б. Новицкого, С.А. Хохлова, А.В. Цихоцкого; В.П. Шахматова, В.Ф. Яковлева, B.C. Якушева и других.

В работе также использовались труды некоторых зарубежных цивилистов, материалы практики Высшего Арбитражного Суда РФ и Арбитражного суда Новосибирской области, были изучены конкретные дела о признании должников несостоятельными.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые проведено комплексное исследование понятия, содержания и особенностей осуществления судебных процедур банкротства в рамках продолжникового подхода к законодательству о банкротстве на основе сравнительного анализа современного российского законодательства с законодательством ряда зарубежных стран и с дореволюционным отечественным законодательством, В результате по-новому сформулированы следующие выводы и предложения, которые и выносятся на защиту:

1. На основе анализа законодательства и судебной практики в диссертационной работе сформулировано понятие «процедура банкротства» следующим образом: под процедурой банкротства юридического лица понимается официально установленная законодательством о несостоятельности (банкротстве) последовательность действий, применяемых к должнику- юридическому лицу, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным, с целью удовлетворения требований кредиторов и вывода организации из экономического кризиса.

От процедуры банкротства в рамках конкурсного процесса следует отличать понятия «меры» и «мероприятия». С точки зрения законодательства о банкротстве под мерами понимается совокупность действий и средств для реализации определённых частных задач, нежели те цели, которые ставятся при проведении процедур бан-

8 кротства. Категория «мероприятия» в законодательстве о несостоятельности является общей по отношению к терминам «процедуры» и «меры», поскольку объединяет указанные понятия в одну группу действий, осуществляемых в процессе конкурсного права.

В рамках продолжниковой модели законодательства о несостоятельности сформулированы цели процедур банкротства: вывод хозяйствующего субъекта из экономического кризиса, переход к устойчивой работе путём повышения эффективности управления и использования ресурсов, обеспечение защиты интересов собственников и кредиторов, создание условий для активных инновационно-инвестиционных процессов.

Обосновывается суждение о том, что в отечественном конкурсном процессе предпочтение должно быть отдано реабилитационным процедурам, направленным на восстановление платёжеспособности должника, поскольку вывод отдельных хозяйствующих субъектов из экономического кризиса позволит гарантировать здоровье экономики страны в целом, на макроэкономическом уровне.

Сформулировано положение о том, что этические проблемы преломляются через вопросы осуществления процедур банкротства и являются движущей силой института несостоятельности. Рассмотрение этических проблем позволяет выйти на качественно иную ступень понимания процедур несостоятельности — во взаимосвязи их не только с правовыми и экономическими, но и философскими категориями (этики, справедливости).

Аргументируется мнение о том, что процедура наблюдения относится к подготовительным процедурам. Также обосновывается необходимость в период до введения наблюдения сократить время проведения судебного заседания по проверке требований заявителя к должнику до нескольких дней, и доказывается целесообразность распространения на указанный период ограничений, существующих для органов управления должника во время проведения наблюдения, с тем, чтобы не допустить передачи имущества юридического лица в другие структуры. Данная проблема не может быть решена путём принятия мер по обеспечению заявления, поскольку должник лишается права реально пользоваться своим имуществом, а значит, защита интересов должника существенно снижается, так как недобросовестные кредиторы получают дополнительную возможность разорить должника.

В связи с введением в отечественное законодательство о несостоятельности новой процедуры — финансового оздоровления, нами предлагается в целях устранения многозначности применяемого в наименовании указанной процедуры понятия использовать термин «административное управление». Данное обозначение позволит преодолеть имеющуюся в настоящее время терминологическую неточность и отграничить рассматриваемую процедуру от иных, смежных явлений. Кроме того, обосновывается необходимость осуществлять более чёткую правовую регламентацию данной судебной процедуры. В частности, в целях устранения пробелов применительно к плану финансового оздоровления рекомендуется осуществлять субсидиарное применение положений, регламентирующих содержание плана внешнего управления, поскольку внешнее управление как реабилитационная процедура также предусматривает в качестве основной цели восстановление платёжеспособности должника.

Делается вывод о том, что по окончании процедуры финансового оздоровления нецелесообразно осуществлять переход к внешнему управлению, так как такой переход возможен в случае установления реальной возможности восстановления платёжеспособности должника, что, в свою очередь, является основанием введения финансового оздоровления. Поэтому если финансовое оздоровление не привело к достижению установленных Законом о банкротстве 2002 г. целей, то введение другой реабилитационной процедуры (которое, к тому же, ограничено жёсткими сроками) является нецелесообразным.

В целях защиты интересов должников в период осуществления внешнего управления предлагается во время действия моратория устранить возможность начисления процентов на сумму требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов к должнику. Такие меры в случае восстановления платёжеспособности позволят должнику эффективно функционировать в рыночных условиях.

Обосновывается позиция о том, что поскольку защищённость кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом, существенно снизилась, то предмет залога целесообразно вывести из числа имущества, составляющего конкурсную массу, с тем чтобы требования таких кредиторов могли быть удовлетворены за счет средств, полученных от продажи предмета залога, вне очереди. При названных условиях привлекательность залога как способа обеспечения исполнения обязательств должна существенно возрасти.

10. С учётом продолжникового подхода к законодательству о банкротстве нами
предлагается предусмотреть в качестве обязательного условия продажи предприятия
в ходе конкурсного производства сохранение единого производственно-
технологического комплекса в соответствии с его целевым назначением, а до его про
дажи — обязанность конкурсного управляющего осуществлять производственную
деятельность.

11, Аргументируется мнение о том, что мировое соглашение относится к числу
стабилизационных процедур и имеет комплексную правовую природу. Мировое со
глашение является гражданско-правовой сделкой по содержанию, а порядок его со
вершения определяется нормами процессуального права. Также в связи с подходом к
мировому соглашению как к сделке решается проблема о соблюдении прав меньшин
ства, не принимавших участия в голосовании или голосовавших против заключения
мирового соглашения. Мы полагаем, что в рамках продолжникового направления за
конодательства о банкротстве, несмотря на отсутствие добровольности в заключении
мирового соглашения со стороны миноритарных кредиторов, названные субъекты
должны подчиняться ноле большинства, однако в законодательстве должны быть
предусмотрены дополнительные гарантии прав таких кредиторов.

На основе проведённых исследований диссертант сформулировал ряд положений по совершенствованию российского законодательства о банкротстве.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения разработанных в нём конструкций и рекомендаций в нормативных актах, касающихся проведения процедур банкротства, в судебной практике, а также в преподавании юридических дисциплин в вузах. Материалы диссертации могут послужить основой для последующих научных исследований по проблемам несостоятельности.

Результаты исследования апробированы автором при чтении лекций по курсу «Российское предпринимательское право», в выступлениях на семинарах и конференциях.

Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав и библиографии.

Понятие и виды процедур банкротства юридических лиц

Термин «процедуры банкротства» уже в течение ряда лет интенсивно используется на страницах юридической литературы при характеристике правового института несостоятельности (банкротства) юридического лица. Кроме того, понятие процедуры банкротства широко используется в российском законодательстве: в утративших юридическую силу Законе от 19Л 1.1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» и Федеральном законе от 8.01.1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)»2, а также в действующем Федеральном законе от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» и в иных нормативно- правовых актах.

Однако и в ранее действовавшем, и в современном законодательстве о банкротстве отсутствует определение понятия «процедура банкротства». Обратимся к статье 27 Закона о банкротстве 2002 г., которая именуется «процедуры банкротства». В данной статье перечисляются процедуры банкротства, которые применяются при рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица и должника — гражданина. Так, при рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица применяются следующие процедуры банкротства: наблюдение; финансовое оздоровление; внешнее управление; конкурсное производство; мировое соглашение. Вместе с тем, и в утратившем силу Законе о банкротстве 1998 г, в статье 23 только перечисляются процедуры банкротства. По существу, названные нормы законов носят описательный характер. Отсюда следует, что легального определения понятия «процедуры банкротства» в российском законодательстве не существует.

На наш взгляд, формулирование указанного понятия является принципиально важным, имеет большое практическое значение, и в первую очередь, в связи с принятием нового Закона о банкротстве 2002 г, поскольку чёткое определение термина способствует более эффективной реализации тех процедур банкротства, которые применяются к несостоятельному должнику. Как подчёркивает С.С. Алексеев, «любые понятия о праве, даже самые первичные, имеют абстрактный характер. Они при всей начальной простоте и элементарности выработаны наукой на основе многих и разнообразных фактических данных и данных других наук»1.

Как и в законодательстве, в правоведении не сложилось единого подхода к пониманию термина «процедура банкротства».

Вместе с тем, понятие «процедура банкротства» относится к числу фундаментальных в рамках правового института несостоятельности (банкротства). Данное понятие исследуется в работах таких учёных, как А.Б. Агеев B.C. Белых, В.В. Витрян-ский, Д. Дедов, А.А. Дубинчин, А.В. Зубенко, М.Г. Масевич, О.А. Никитина, Ю.П. Орловский, Е.А. Павлодский, В.В. Петрова, Ю.П. Свит, В.В. Степанов и другие.

В отечественной науке существует несколько направлений в понимании «процедуры банкротства». В рамках широкого подхода процедура банкротства определяется как один из методов реформирования организации . Другие учёные связывают понятие «процедуры» с развитием правоотношений банкротства и под процедурой понимают стадию развития правоотношений банкротства, отличающуюся специфическими целями, правовым содержанием, порядком и последствиями применения . Однако такие определения не подчёркивают специфику данного правового явления.

Вызывает интерес и иная позиция по рассматриваемому вопросу. Так, Д. Дедов под процедурами банкротства понимает единую систему норм, в рамках которой основным критерием признания несостоятельного должника банкротом выступает невозможность восстановления его платёжеспособности . На наш взгляд, данное определение является формальным и также не указывает на специфику правового явления «процедуры банкротства», поскольку не содержит признаки, определяющие сущность исследуемого понятия. Следует отметить, что в шведском законодательстве о несостоятельности даётся легальное определение процедуры банкротства, под которой понимается особое производство с участием суда, в результате которого имущество несостоятельного должника превращается в деньги и распределяется между кредиторами в зависимости от размера их требований к должнику1. Таким образом, понятие «процедура» отождествляется в шведском законодательстве с термином «производство». Полагаем, что указанная правовая конструкция не применима к российскому закону о несостоятельности, по крайней мере, потому, что цели отечественного законодательства о банкротстве заключаются, в первую очередь, в необходимости восстановления платёжеспособности должника, а не в распределении имущества должника между кредиторами.

Представляется, что более точно сущность понятия «процедуры банкротства» раскрывается в определении, данном B.C. Белых, А.А. Дубинчиным и МЛ Скуратов-ским, согласно которому процедура банкротства — это установленный правовыми актами порядок применения допустимых законодательством мер к должнику, имеющему признаки банкротства или официально объявленному несостоятельным2.

По нашему мнению, даже указанное выше определение содержит не все основные признаки процедуры банкротства, которые отражают специфику данного понятия, и поэтому названное определение нельзя считать оптимальным- Упрощённое понимание процедур банкротства оборачивается недооценкой содержательного определения отдельных процедур, осуществляемых в процессе признания должника банкротом.

В общенаучном смысле понятием называется мысль, представляющая собой результат обобщения (и выделения) предметов или явлений того или иного класса по более или менее существенным (а потому и общим для этих предметов и, в совокупности, специфическим для них, выделяющим их из множества других предметов и явлений) признакам3. Иными словами, понятие есть мысленная форма отражения непосредственного единства общих существенных признаков предметов, взятых в от- влечении от всех признаков, которые присущи только какой-либо части соответствующих предметов.

Процедуры банкротства по российскому дореволюционному законодательству

Дальнейшее исследование процедур банкротства требует анализа мероприятий, применявшихся в России до XX столетия с целью признания должника несостоятельным.

Институт несостоятельности (банкротства) в России не является новым и в настоящее время переживает период своего возрождения. По словам известного дореволюционного исследователя Кронида Малышева, в основе современного конкурсного процесса лежат понятия, образовавшиеся ещё в глубокой древности. Проследить этот генезис понятий, начиная от первых их очертаний до современного состояния было бы в высшей степени любопытно и поучительно, потому что такое исследование пролило бы яркий свет на окружающее нас состояние права как на исторический результат мировой мысли и опыта1.

Задачи настоящего исследования выходят за рамки названной проблематики, поэтому обратимся лишь к общей характеристике процедур банкротства, применяемых в России в дореволюционный период.

Зачатки конкурсного процесса встречаются уже в Русской Правде XIII века. Как верно подметил Г.Ф. Шершеневич, замечательным представляется то явление, что чем более отдаляется развитие права от первоначальной эпохи, тем слабее становятся черты несостоятельности. Наиболее ясны и подробны постановления, содержащиеся в Русской Правде, тогда как к XVIII веку не остаётся уже почти и следов конкурсного права. Если положения Русской Правды были достаточны для своего времени и по объёму соответствовали обшей системе права, нельзя того же сказать о новейшем времени, когда кредитные отношения развились настолько, что без конкурсного законодательства невозможно уже было обойтись, А между тем только к XIX столетию появляется у нас конкурсный устав ,

Согласно ст. 68 Русской Правды Карамзинского списка, в Древней Руси различали два вида несостоятельности: несчастную и произошедшую по вине должника. В случае несчастной несостоятельности закон ограждал такого должника от кредиторов, которые настаивали бы на исполнении обязательств и хотели бы продать должника в рабство: должник должен был лишь выплачивать свои долги с рассрочкой. Если же несостоятельность возникала по вине самого должника (пьянство, пари, растрата), то кредиторы могли применить к такому должнику более жёсткие меры, обратив взыскание не только на имущество должника, но и на его личность (например, заставить отработать долг или продать должника в рабство с тем, чтобы вырученную сумму распределить между кредиторами пропорционально их требованиям), В ст. 69 Русской Правды предусматривался и порядок удовлетворения требований кредиторов: прежде всего, получал удовлетворение князь; потом купцы иностранные или из других русских городов, если им не было известно задолжание несостоятельного; наконец, местные кредиторы Элементы конкурсного процесса встречаются и в иных, более поздних источниках права: в Псковской Судной Грамоте, в Судебнике Ивана III, Ивана IV, в Уложении Алексея Михайловича. Однако, по мнению ряда исследователей, в течение четырёх столетий в России не было законов, регулирующих конкурсный процесс .

Не вызывает сомнений тот факт, что в XVIII веке конкурсный процесс получает новое развитие, поскольку составляется первый кодекс конкурсных законов, издаются отдельные законы, регулирующие конкурсный процесс, в обществе складывается потребность в цельном законодательном акте, идёт оживлённая кодификационная работа, заключившаяся изданием в 1800 г, нового, так называемого второго банкротского устава. Однако, по словам А.Х. Гольмстена, нельзя сказать, чтобы за этот период времени жизнь, действительность и закон, деятельность правительственной власти шли рука об руку. Жизнь, несомненно, опередила закон,

В XVIII веке использовались такие процедуры банкротства, как конкурсное производство и мировая сделка. Причём в указанное время конкурсы открывались или по поводу банкротств иностранцев, или если в числе кредиторов преобладали иностранцы- К таким конкурсам применялись иностранные конкурсные законы.

В России XVIII века взыскание обращалось уже в основном не на личность должника, а на его имущество. Поскольку основной процедурой банкротства являлся конкурс, главной целью которого было удовлетворение требований кредиторов, то интересным будет проследить, на какие объекты обращалось взыскание. По словам К.Д. Кавелина, выдача головою есть древнейший способ удовлетворения требований; кто не вознаграждал за убытки, не платил долги, того самого отдавали истцу. Первоначально следствием выдачи головой было поступление выданного в полное распоряжение того, кому выдали головой. Он мог делать с ним, что хотел: мстить за невыполнение обязательства или сделать своим рабом. Но впоследствии характер выдачи головой изменился1. Такие изменения на Руси произошли в XIII веке, когда должника не стали обращать в рабство, а заставляли отработать долг. В XVI и XVII столетиях выдача головой путём отработки долга допускалась лишь при безуспешности других способов взыскания.

Первый реально действовавший в России Устав о банкротах 1800 г. разделял несостоятельность на две части: торговая (купеческая) несостоятельность и неторговая несостоятельность, В основание понятия о несостоятельности был положен критерий неоплатности: недостаточность имущества на покрытие всех долгов.

В указанном Уставе помимо конкурса предусматривалась также процедура мировой сделки, которая могла предупредить раздел имущества несостоятельного лица. Для её действительности требовалось согласие большинства наличных кредиторов, представляющих б ольшую часть всей долговой суммы. Устав 1800 г, точно определил признаки несостоятельности и окончательно устранил личные последствия для несчастного несостоятельного .

Правовое регулирование процедуры наблюдения

Законом о банкротстве 2002 г. (статья 2) даётся легальное определение процедуры наблюдения: это процедура банкротства, применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов. В данной дефиниции даётся перечень основных целей процедуры наблюдения.

Следует отметить, что в юридической литературе указанное определение не является дискуссионным. Однако полагаем, что в определении наблюдения должны быть отражены и другие признаки указанной процедуры, которые позволят чётко отграничить наблюдение от других судебных процедур. Представляется, что в качестве существенного признака наблюдения можно считать обязательность применения данной судебной процедуры, поскольку этот признак характерен исключительно для процедуры наблюдения. Заметим, что наблюдение не применяется при осуществлении банкротства ликвидируемого должника и отсутствующего должника. Но поскольку банкротство указанных должников осуществляется в рамках упрощённых процедур банкротства, которые предполагают особую последовательность действий, применяемых в отношении ликвидируемых и отсутствующих должников, имеющих признаки банкротства, то считать наблюдение факультативной процедурой из числа основных не имеет достаточных оснований. Таким образом, нами предлагается расширить дефиницию наблюдения, сформулировав её следующим образом: наблюдение — это обязательная судебная процедура банкротства, применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.

Процедура наблюдения впервые была введена в российское законодательство о банкротстве в 1998 г, путём заимствования из германской системы права. К её использованию подтолкнула практика применения Закона о банкротстве 1992 г.: пока суды решали, вводить внешнее управление или назначать конкурсное производство, прежняя администрация не без успеха пыталась сколотить себе некоторый капитал про запас, для чего передавала имущество должника в другие структуры. Времени для этого было достаточно, ведь суды тянули с принятием решения по нескольку месяцев . Цель процедуры наблюдения — поставить заслон указанной практике, сохранив максимум имущества должника. А значит, введение процедуры наблюдения положило конец взаимному «беспределу» должников и кредиторов и позволило соблюсти баланс интересов обеих сторон в деле о банкротстве.

Несмотря на то обстоятельство, что наблюдение — относительно новая процедура в российском законодательстве, ряд мер, которые она допускает в качестве применимых к должнику, всё же были знакомы и ранее нашей нормотворческой и правоприменительной практике2. Так, некоторые мероприятия по сохранности имущества и по установлению действительного финансового состояния должника были указаны и в Законе о банкротстве 1992 г., где, в частности, в целях обеспечения сохранности имущества должника применялись меры по обеспечению иска, предусмотренные Арбитражным процессуальным кодексом РФ , Более того, меры по обеспечению сохранности имущества должника встречались и в дореволюционном российском законодательстве4. Однако именно в Законе о банкротстве 1998 г.? а затем и в одноименном Законе 2002 г. указанные мероприятия объединены в особо урегулированную процедуру банкротства.

В действующем Законе о банкротстве 2002 г, в целях устранения злоупотребления правом со стороны недобросовестных кредиторов изменился порядок введения процедуры наблюдения: согласно ст, 62 данная судебная процедура вводится по результатам рассмотрения арбитражным судом обоснованности требований заявителя. В свою очередь, статьёй 42 названного Закона определено, что судебное заседание по проверке требований заявителя к должнику проводится не менее чем через пятнадцать дней и не более чем через тридцать дней с даты вынесения определения о принятии заявления о признании должника банкротом. Такой срок введения наблюдения установлен для таких ситуаций, когда заявление о признании должника банкротом подаётся в арбитражный суд конкурсным кредитором (ст. 39) или уполномоченным органом (ст. 41). В то же время, если дело о банкротстве возбуждается на основании заявления должника (ст. 37), наблюдение вводится с даты принятия арбитражным судом заявления должника к производству. Представляется, что введение указанной нормы является вполне оправданным, поскольку в подобной ситуации нет необходимости в проверке заявления должника.

На основании проведённого сравнительного анализа прежнего и ныне действующего законодательства о банкротстве можно сделать вывод, что изменение в целом срока введения процедуры наблюдения является существенным. Изначально в ст. 56 Закона о банкротстве 1998 г. предусматривалось введение наблюдения с момента возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве должника. Однако на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 12.03-2001 г. №4-П данная статья признана не соответствующей Конституции РФ, поскольку она позволяет вводить наблюдение без предоставления должнику возможности своевременно заявить свои возражения и не предусматривает право должника обжаловать определение о принятии заявления о признании должника банкротом, которым в отношении него вводится наблюдение1.

Безусловно, данное Постановление было учтено при принятии нового Закона о банкротстве 2002 г., в соответствии с которым должнику предоставляется возможность заявить свои возражения во время проверки обоснованности требований заявителя к должнику. Представляется, что данное обстоятельство позволит избежать ситуаций, когда дело о банкротстве возбуждается со стороны кредиторов без достаточных оснований в целях возможного передела собственности, а также в целях устранения конкурентов с товарного рынка. Тем самым, изменение момента введения наблюдения в наибольшей степени способствует зашите интересов должника, а следовательно, полностью отвечает продолжниковому подходу к законодательству о банкротстве, что в конечном итоге позволит России более эффективно развивать рыночные отношения.

Банкротство как способ ликвидации юридического лица текст автореферата и тема диссертации по праву и юриспруденции 12.00.03 ВАК РФ

АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

На правах рукописи

АВДЕЕВ СЕРГЕЙ СТАНИСЛАВОВИЧ Банкротство как способ ликвидации юридического лица

Специальность 12.00.03 — гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

На правах р\ кописи

АВДЕЕВ СЕРГЕЙ СТАНИСЛАВОВИЧ

Банкротство как способ ликвидация юридического лица

Специальность 12.00 03 — гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Диссеркщпи выполнена и Академии прака н управления Министерски юсшции Российской Федерации

Иаччиый р> конодшель: кандидш юридических на\к. лоцеш

Мичан.юна Ирина Д.юксаидронпа

0(|)иииа.11.ные ошюисш ы док юр юридических на\к. про(|)сссор

Рыоаков Внчос. ив Александропич

кандидат юридических па\к. лоцеш Тана! а Андрей Пики,си-нич

15е 1> шая оркши !аиия Во. н 01 ра ккаи ака щши МВД России

Защита сосюшся 19 июня 2003 года в 16 часов на заседании , лисссршшкчшою сове1а ДМ 220 038.10 по ирису, клин ню \ чиной аеиеии каилилаш юридических па\к при Кубанском тсчдарс! венном аграрном >иииерси1е1е (350044. Краснодарский край, г Краснодар. \л Калинина. 13)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке КЧбанскш о тс\ларе гостюю а! рарною > ниверсигсча.

Автореферат разослан «_» мая 2003 г.

Ученый секретарь диссергационного совета

доктор юридических наук, профессор В.П. Ка.мышанский

¡’ОС. ллЦИёИлЛиГЛЙ БИБЛИвТЕКА С. Петербург « ОЭ МОТ »1

Актуальносгь темы исследования

Длительное функционирование социалистической системы хозяйствования в России привело к утрате традиций в области рыночных отношений: психологических, экономических, законодательных. Такое положение дел касается и применения законодательства о банкротстве, которое является естественной и неотъемлемой частью рыночных отношений. Оно стимулирует развитие производства, защищает права добросовестных должников и кредиторов.

В условиях рыночной экономики важным является осуществление принудительной или добровольной ликвидации неплатежеспособных предприятий, которые оказались не в состоянии выполнять свои обязательства перед кредиторами. Угроза банкротства является фактором повышения устойчивости экономической системы и предотвращения последовательности взаимосвязанных неплатежей.

Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве), которая была осуществлена в 1994-2002 годах, не является основанием для завершения поиска концептуальных основ построения института несостоятельности. В литературе справедливо отмечается, что многочисленные предложения, касающиеся реформирования законодательства о несостоятельности, нередко основаны лишь на отдельных негативных фактах, известных авторам таких предложений, и ни как не связаны между собой. Механическое внесение указанных предложений в законодательство о банкротстве может привести к деформированию его единой системы, что, в свою очередь, может вызвать негативные последствия в рассматриваемой сфере. Поэтому следует присоединиться к мнению о том, что «в настоящее время наиболее актуальной задачей в деле совершенствования законодательства о несостоятельности (банкротстве) является выработка единой концепции его реформирования,

предполагающей поиск основных направлений изменения указанного законодательства с ясным представлением о целях, которые должны быть достигнуты, а также о системных последствиях внесения соответствующих изменений».

На данный период существует более чем обширная практика применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности. Но при рассмотрении конкретных дел этой категории нередко возникают многочисленные теоретические проблемы, связанные с применением действующего законодательства.

В. Яковлев, Председатель Высшего Арбитражного Суда, незадолго до принятия Федерального закона о несостоятельности от 26 января 2002 года № 127 — ФЗ, в своем интервью «Независимой газете» заявил: «Действующий закон (1998 года) был и остается несовершенным в том смысле, что позволяет довольно легко возбудить дело о банкротстве — для этого достаточно очень небольшого долга (40 тысяч рублей). Зачастую задолженность создается искусственно. А суд по действующему законодательству обязан возбудить дело в очень короткий срок, как только поступило заявление и есть подтверждение наличия этого долга. Определение суда рассылается в банки и поставщикам, говорится, что такое-то предприятие находится в состоянии банкротства. С этим предприятием все сразу рвут экономические связи».

Следует подчеркнуть, что непосредственно законодательство о банкротстве прямо связано с таким важнейшим социальным и экономическим фактором, как привлечение иностранных инвестиций. Так, директор по внешним связям компании «Бритиш Петролеум Амоко» Питер Хеншоу высказался по поводу российского законодательства следующим образом: «Мы разочарованы существующими в России условиями и процедурами банкротства предприятий. Нам хочется, чтобы власти предпринимали больше усилий в борьбе с произволом чиновников». Таким образом, изложенное свидетельствует об актуальности изучения применения

законодательства о несостоятельности (банкротстве) при ликвидации юридических лиц.

Возрождение института несостоятельности в России после десятилетий забвения началось с принятия 19 ноября 1992 года Верховного Совета Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», введенного в действие с 1 марта 1993 года. Период его действия можно назвать первым этапом развития правового регулирования несостоятельности.

Началом второго этапа послужило введение в действие с 1 марта 1998 года Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Об этом этапе обычно говорят как о реформе законодательства о несостоятельности (банкротстве), поскольку были подвергнуты изменению и корректировке практически все основные положения законодательства о банкротстве, регламентирующие критерии и внешние признаки несостоятельности, порядок рассмотрения дел о банкротстве, а также основания введения и порядок проведения каждой из процедур банкротства.

Новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», принятый Государственной Думой 27 сентября 2002 года, был подписан Президентом РФ 26 октября 2002 года и введен в действие по истечении тридцати дней со дня его официального опубликования. Данный Федеральный закон олицетворяет третий этап развития правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан — участников имущественного оборота.

Наступивший с принятием нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 года третий этап развития правового регулирования соответствующих отношений может быть охарактеризован как продолжение и развитие реформы законодательства о несостоятельности, начатой в 1998 году.

Ему присущи детализация и конкретизация основных положений указанного законодательства с одновременным концептуальным изменением в правовом регулировании отдельных институтов несостоятельности.

Степень научной разработанности проблемы

К сожалению, советское гражданское право отказалось от регулирования отношений, связанных с несостоятельностью, поскольку существование этого института было совершенно несовместимо с монополией государственной собственности и господством плановых начал в экономике. В результате на протяжении долгих десятилетий функционировали тысячи убыточных предприятий, поддерживаемых за счет государственного финансирования и периодического списания их долгов. Отсутствие в законодательстве института банкротства порождало неустойчивость кредитных отношений, нездоровое положение в сфере предпринимательства и незащищенность участников гражданского оборота.

Такое положение представляется особенно негативным, если принять во внимание тот факт, что российское дореволюционное право достигло в этом вопросе высокой степени развития, что многие его концепции актуальны и в настоящее время. В связи с этим в работе активно использовалась дореволюционная юридическая литература по конкурсному законодательству. Цели работы потребовали привлечения разнообразных источников, характеризующих различные аспекты проблемы, в том числе комментарии специалистов к законодательству о банкротстве, а также ознакомления с судебной практикой.

Отдельные вопросы несостоятельности (банкротства) рассматривались в работах Г.Ф. Шершеневича, В.Ф. Попондопуло, А.Г. Лордкипанидзе, Г.А. Тосуняна, А.Ю. Викулина, М.В. Телюкиной, П. Баренбойма, O.A. Никитиной, В. Кузина, А.Н. Мацюка, М.Е. Полякова, О.М. Олейник, В.В. Сергеева, B.C. Белых, Т. Прудниковой и некоторых других. Результаты их исследований были использованы при написании данной работы.

Научная новизна работы. Это первая работа, посвященная сравнительному анализу трех законов о банкротстве — главных источников этого правового института. Автором на основе этого анализа разработаны

предложения, касающиеся проблем правового регулирования в сфере применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц. Эти предложения позволяют усовершенствовать механизм регулирования правоотношений, возникающих в данной области.

Цели исследования. Целями настоящего исследования явились: анализ как действующего, так и утратившего силу законодательства, регулирующего отношения в сфере несостоятельности в целом и применения процедур банкротства при ликвидации юридических лиц в частности; изучение наиболее актуальных проблем современного конкурсного права, выявление наиболее удачных и эффективных решений, а также анализ имеющихся пробелов в действующем законодательстве; в прикладном плане — исследования явилась разработка научных рекомендаций по совершенствованию законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Методологической и теоретической основой исследования является диалектический метод познания. При подготовке диссертационной работы автор опирался на основные положения Конституции РФ, Закона о банкротстве 1992 года, Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 года, Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 года и другие нормативно-правовые акты.

Выводы, сделанные в работе, базируются на основных положениях гражданского и предпринимательского права, а также анализе действующих нормативных актов, разъяснений и обобщений судебной практики Высшим Арбитражным Судом РФ.

В процессе работы использовались диалектический, исторический, системно-структурный, сравнительно-правовой методы анализа исследуемой проблематики.

Эмпирической основой исследования послужила российская судебная практика по вопросам применения законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Предметом настоящего диссертационного исследования являются

теоретические и практические проблемы несостоятельности (банкротства), возникающие в ходе рассмотрения дела о несостоятельности в суде и при ликвидации юридических лиц в порядке банкротства.

Объектом исследования выступают нормы, регулирующие отношения, возникающие в процессе применения норм конкурсного права, их происхождение и развитие, а также роль института несостоятельности при ликвидации юридических лиц.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Мировое соглашение в процессе банкротства имеет сложную правовую природу, в которой одновременно присутствуют как процессуальный, так и гражданско-правовой аспект. В процессуальном плане под мировым соглашением понимается особая процедура, включающая в себя совокупность действий субъекта этого процесса, направленная на достижение соглашения между должником и кредитором. В материальном плане Мировое соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, т.е. соглашение его участников, которые принимают на себя определенные права и обязанности. Причем в этом договоре присутствует ограничение принципа свободы договора для меньшинства кредиторов в связи с необходимостью_защиты социальных, а в некоторых случаях и государственных интересов.

2. Сторонами мирового соглашения могут быть: должник, конкурсные кредиторы, уполномоченные органы и третьи лица. В число конкурсных кредиторов должны быть включены и те кредиторы, суммы требований которых не установлены окончательно на момент заключения мирового соглашения. Арбитражный суд может разрешить арбитражному управляющему провести предварительную оценку таких требований только для голосования по вопросам мирового соглашения. От имени конкурсных кредиторов при заключении мирового соглашения выступает собрание кредиторов, которое следует рассматривать в данном процессе как квазисубъект гражданского права. Собрание кредиторов, не являясь

юридическим лицом, обладает его отдельными признаками (может самостоятельно заключать мировое соглашение — особый гражданско-правовой договор; имеет право на обращение в суд по отдельным вопросам; обладает определенным кругом прав и обязанностей). Однако считать собрание кредиторов юридическим лицом нельзя, так как отсутствует признак имущественной обособленности. Указанные правомочия установлены и ограничены законом, в результате заключения мирового соглашения права и обязанности возникают не у собрания, а у отдельных кредиторов. В качестве самостоятельного субъекта мирового соглашения могут выступать и уполномоченные органы. Это допускается при необходимости и возможности применения положений гл. 9 Налогового кодекса РФ (изменение срока уплаты налога: отсрочка, рассрочка, налоговый кредит, инвестиционный налоговый кредит). При этом имеется в виду идет лишь реструктуризация задолженности по налогам и обязательным платежам, а не освобождение или уменьшение таковой. 3. Закон 2002 года необходимо дополнить нормами, регулирующими основания и процедуру признания мирового соглашения недействительным. За основу можно взять ст. 127,128 Закона о несостоятельности 1998 года. В число случаев, по которым возможно признание мирового соглашения недействительным, необходимо включить как общие основания, предусмотренные параграфом 2 гл. 9 ГК РФ, так и специальные, характерные лишь для процесса банкротства. При этом надо расширить круг субъектов, наделенных правом предъявления такого рода исков. В их число, помимо конкурсных кредиторов, должника, прокурора, следовало бы включить уполномоченные органы, третьих лиц (при их участии в заключении мирового соглашения), а также тех кредиторов, чьи требования не были заявлены на момент заключения мирового соглашения, но обеспечены залогом.

Ввести обязанность арбитражного управляющего извещать всех конкурсных кредиторов о недействительности мирового соглашения. Кроме того,

перечень последствий признания мирового соглашения недействительным предлагаем дополнить следующими пунктами:

— конкурсные кредиторы, не выявленные до заключения мирового соглашения и не принимавшие участия в нем, могут заявить свои требования по правилам стадии, на которой возобновляется производство;

— полномочия арбитражного управляющего восстанавливаются в полном объеме. В случае невозможности исполнения обязанностей прежним арбитражным управляющим, он должен быть заменен арбитражным судом.

Установить следующие сроки обращения в арбитражный суд с заявлением о признании мирового соглашения недействительными: при признании ничтожным — 10 лет, оспоримым — I год со дня заключения мирового соглашения.

4. Необходимо привести в соответствие нормы п. 4 ст. 117 («Отчет внешнего управляющего») и п. 4 ст. 119 («Утверждение арбитражным судом отчета внешнего управляющего»). Пункт 4 ст. 117 Закона 2002 года необходимо дополнить следующими предложениями внешнего управляющего:

— о прекращении внешнего управления и прекращении производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения. Такая формулировка приведет круг предложений внешнего управляющего в соответствие с полномочиями арбитражного суда по утверждению отчета внешнего управляющего.

5. При продаже предприятия (бизнеса) должника подлежат применению как специальные правила, установленные ст. 110 Закона 2002 года, так и общие нормы параграфа 8 гл. 30 ГК РФ, регулирующие положения о купле -продаже предприятий вообще. При этом следует иметь ввиду, что предметом данного договора будет именно отдельное предприятие (имущественный комплекс), а не все имущество, принадлежащее должнику, так как в его состав могут входить несколько предприятий одновременно. В этой связи требуется законодательное определение порядка распределения долгов и прав требований между такими предприятиями, принадлежащими одному собственнику.

6. Конкурсный управляющий, по нашему мнению, должен рассмагриваться как представитель должника, который обязан действовать разумно, добросовестно и целесообразно. При этом при определении отдельных полномочий конкурсного управляющего необходимо учитывать следующие моменты:

— следует включить в число обязанностей этого субъекта процесса банкротства полномочия по ведению реестра. Таким образом, устранится дополнительный источник расходов — фигура реестродержателя;

— при назначении судом нескольких конкурсных управляющих вопрос об ответственности их за свои действия разрешается арбитражным судом. Представляется, что было бы целесообразным дополнить соответствующую норму следующим положением: в случае неурегулированности арбитражным судом вопроса о распределении ответственности между конкурсными управляющими они несут солидарную ответственность.

7. При конкурсном производстве кредиторы не становятся собственниками

имущества должника (оно во всех случаях подлежит реализации в

соответствии со ст. 110, 139 Закона 2002 года), более того, кредиторы не имеют права получить даже имущество, оставшееся нереализованным в силу невысокой ценности — такое имущество передается на баланс муниципальных органов при отсутствии заявлений собственника имущества должника — унитарного предприятия, учредителей (участников) юридического лица. Это происходит даже в том случае, если кредитор или кредиторы являются единственными лицами, заинтересованными в приобретении имущества должника. На наш взгляд, указанная ситуация представляет собой один из серьезных недостатков закона «О несостоятельности (банкротстве)», который следует исправить.

8. Необходимо включить в число упрощенных процедур банкротства добровольную ликвидацию при недостаточности имущества должника и согласии всех кредиторов на добровольное объявление банкротства. Эти нормы создадут механизм реализации норм п. 2 ст. 65 ГК РФ,

представляющей любому должнику право выбора между судебным и добровольным банкротством, и Законом 2002 года, где такого права не предусмотрено, а для ликвидируемых должников прямо исключено.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что положения, предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в ходе дальнейших научных исследований, посвященных проблемам несостоятельности (банкротства), при разработке новых законопроектов, при подготовке учебных и практических пособий по гражданскому, гражданско-процессуальному и предпринимательскому праву; в учебном процессе — при проведении семинарских и практических занятий по соответствующим темам; в судебно — арбитражной практике.

Апробация результатов исследования. Основные положения, сформулированные автором в диссертационном исследовании, нашли свое отражение в четырех опубликованных статьях.

Отдельные выводы и предложения были изложены на межвузовской научно-практической конференции и научно-практическом семинаре, проводимых в Академии права и управления Минюста России в 2000 — 2002 годах, на заседаниях кафедры гражданско-правовых дисциплин. Они широко используются в учебном процессе.

Структура диссертации определена кругом исследуемых проблем, ее целями и задачами, отвечает установленным требованиям. Работа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованных источников.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется степень ее разработанности, характеризуются цели, задачи, объект и предмет исследования, излагаются методологические основы работы, раскрывается научная, а также теоретическая и практическая значимость исследования.

Первая глава «Становление и развитие законодательства о несостоятельности», состоит из трех параграфов. Первый параграф «Основные этапы отечественной истории развития законодательства о несостоятельности» посвящен анализу формирования современной системы несостоятельности России, а также сравнению основных положений законов о несостоятельности 1992, 1998, 2002 годов. По параграфу сформулированы следующие основные выводы:

Официальный отсчет истории конкурсного права начался с 68 и 69 статей «Русской Правды» (ст. 68 и 69). О широком развитии и распространении института несостоятельности свидетельствует факт заключения наличие договоров смоленского князя Мстислава Давыдовича с немецкими городами. Первый действующий исключительно в сфере несостоятельности документ — «Устав о банкротах» от 19 декабря 1800 года. «Устав о торговой несостоятельности» от 23 июля 1832 г. предусматривал разделение несостоятельности от сословного признака, отмена которого произошла лишь в 1846 году.

К сожалению, в период административного регулирования экономики в СССР развитие института несостоятельности прекратилось и было возобновлено лишь с принятием Закона о несостоятельности (банкротстве) предприятий 1992 года. По сравнению с этим законом, федеральный закон 1998 года разграничивал порядок рассмотрения дела о несостоятельности по заявлению кредитора или должника. Закон 1998 года, в отличие от прежнего законодательства, устанавливал различные правила при проведении процедур банкротства в отношении субъектов несостоятельности.

В 2002 году был принят новый Закон о несостоятельности (банкротстве), который продолжил начатую реформу законодательства о несостоятельности. В нем, в частности, был изменен критерий банкротства В законе 1998 года был заложен принцип неплатежеспособности, то есть неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по

уплате обязательных платежей. Предыдущий закон допускал подход, при котором участниками имущественного оборота могли быть юридические лица, не способные оплачивать полученные ими товары, работы, услуги, поскольку для признания их несостоятельными «было необходимо установить их неоплатность, то есть

в каждом конкретном случае требовалось проводить анализ баланса должника, и только если величина долгов превышала величину активов, возможно было вынесение решения о признании несостоятельности. К числу концептуальных изменений правового регулирования несостоятельности в новом законодательстве могут быть отнесены следующие законоположения: об основаниях возбуждения дел о банкротстве; о требованиях, предъявляемых к арбитражным управляющим, порядке их назначения и контроле за их деятельностью; о новой реабилитационной процедуре финансового оздоровления должника; об очередности удовлетворения требований кредиторов в конкурсном производстве; об особенностях несостоятельности (банкротства) стратегических организаций и субъектов естественных монополий.

Следует заметить, что законодательство о несостоятельности (банкротстве) и практика его применения действительно нуждались в реформировании, поскольку некоторые законоположения нередко способствовали чисто механическому возбуждению дел о банкротстве, и, как оказалось, не исключали возможности различного рода злоупотреблений со стороны должников, кредиторов, арбитражных управляющих. Поэтому разумно было ожидать, что изменения и дополнения, вносимые в федеральный закон, будут направлены, прежде всего, на устранение выявленных недостатков и пробелов в правовом регулировании несостоятельности (банкротства).

Второй параграф посвящен изучению зарубежных систем несостоятельности. В нем поднимаются вопросы градации систем несостоятельности в мире, рассматривается законодательство о

несостоятельности США и Германии как представителей так называемых «прокредиторского» и «продолжниковского» направлений. Особый акцент сделан на сравнении законодательства России и Украины в сфере внешнего управления, та как Украина является стратегическим партнером России и проводит свою реформу несостоятельности в одно время с Российской Федерацией. Общие выводы по параграфу можно представить в следующем виде:

— современное зарубежное законодательство о несостоя гельности является сложнейшим комплексом правовой технологии;

— основная задача современного законодательства о несостоятельности состоит в эффективном выполнении макроэкономических функций;

— законодательство о несостоятельности построено на объединении юридических и экономических идей;

— система правового регулирования несостоятельности должна представлять собой сбалансированный механизм, в котором найден баланс между интересами кредиторов и мерами по сохранению действующего предприятия, позволяющий решать экономические и юридические проблемы.

Вторая глава «Реабилитационные процедуры» состоит из двух параграфов. Во ней главе рассматриваются так реабилитационные процедуры, которые применяются к несостоятельному должнику. Первый параграф «Внешнее управление» посвящен вопросам, связанным с институтом внешнего управления. В результате анализа указанной процедуры несостоятельности были получены следующие выводы. Срок внешнего управления увеличен с 18 до 24 месяцев. Внешнему управляющему предоставлено право издавать приказ об увольнении или переводе прежнего руководителя должника (ст. 94). Представляется, что данный вопрос должен быть рассмотрен при обязательном участии арбитражного суда. К важной новелле следует отнести тот факт, что сделки с заинтересованностью, а также крупные сделки могут быть совершены только с согласия кредиторов.

Подробно регламентируется проведение закрытых торгов с обязательным привлечением независимых оценщиков. Однако следует учитывать, что имущество должника предназначено не для того, чтобы кто-то развивал с его помощью свой бизнес, а для удовлетворения требований кредиторов, а при возможности — восстановления платежеспособности должника, пусть и за счет ущемления прав кредиторов. Хочется отметить в положительном смысле новые способы восстановления платежеспособности должника в период внешнего управления, которые предусмотрены законом 2002 года, к которым относятся: замещение активов и увеличение уставного капитала. Такая мера как увеличение уставного капитала в период наблюдения до момента проведения основного заседания или первого собрания кредиторов, если учредители должника принимают решение об увеличении уставного капитала, дополнительной эмиссии акций и они же оплачивают эти акции, может способствовать накоплению средств для расчетов с пока еще небольшим количеством кредиторов. Весьма положительно, что действующий закон защищает права учредителей-участников, а не только кредиторов. Замещение активов должника осуществляется путем создания на базе имущества должника одного или нескольких открытых акционерных обществ. В качестве вклада должника вновь создаваемого акционерного общества в его уставный капитал вносится все имущество, входящее в состав предприятия (имущественного комплекса), принадлежащего должнику. Таким образом, действительно происходит замещение активов должника (предприятия) акциями вновь созданного акционерного общества. Указанные акции включаются в имущество должника и могут быть проданы на открытых торгах в целях накопления денежных средств для погашения требований всех кредиторов. Важно подчеркнуть, что и этот способ восстановления платежеспособности должника может попасть в план внешнего управления не иначе как на основании решения соответствующего

органа управления должника (общего собрания акционеров или совета директоров) (ст. 115).

Что касается дополнительной эмиссии акций, нельзя не приветствовать положение о том, что эти акции распространяются между акционерами должника, которые имеют преимущественное право приобретения таких акций (ст. 114). Права акционеров не ущемляются, уставный капитал реально оплачивается, а не обменивается на долги, как это нередко имеет место в настоящее время.

Мировое соглашение как процедура банкротства в деятельности арбитражных судов Российской Федерации встречается менее часто, нежели внешнее управление и конкурсное производство. В то же время в современный период количество случаев, когда производство по делу о несостоятельности завершается заключением мирового соглашения, весьма значительно и имеет тенденцию к росту. В связи с этим указанная реабилитационная процедура была выделена для изучения во второй параграф «Мировое соглашение» второй главы. В данном параграфе анализируется правовая природа мирового соглашения, а также его недействительность и порядок расторжения. Выводы, полученные в результате проведенного исследования, нашли свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

Третья глава «Ликвидационные процедуры» содержит один параграф, в котором идет речь о конкурсном производстве. В процессе рассмотрения данного вопроса были — сделаны следующие выводы.

V Конкурсный управляющий может рассматриваться как представитель должника, который предполагается добросовестным. Это положение соответствует духу гражданского права, одной из основных презумпций которого является добросовестность участников оборота Развитие института конкурсного производства невозможно без создания новой методики анализа финансового состояния должника.- При этом существенным плюсом нового закона о несостоятельности является сокращение числа очередей кредиторов. Законодатель поместил требования государства по обязательным платежам в одну очередь с коммерческими требованиями. В связи с этим сложилась

ситуация, когда налоговые платежи, предназначенные для удовлетворения интересов всего общества, опускаются до уровня частных требований. Существенные изменения внесены законодателем в порядок определения судьбы имущества должника, не включаемого в конкурсную массу. Если ранее указанное имущество передавалось в муниципальную собственность, то теперь оно подлежит продаже путем проведения торгов в форме конкурса, обязательным условием которого является обязанность покупателя содержать данные объекты и обеспечивать их использование по целевому назначению.

АВДЕЕВ Сергей Станиславович Банкротство как способ ликвидации юридического лица

Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Подписано в печать 2003 г. Формат 60*90 1/16.

Бумага офсетная. Уч.-изд. л. 1. Тираж 100 экз. Заказ № ■.

-Отделение полиграфии РИО Академии права и управления Минюста России. 390036, г. Рязань, ул. Сенная, 1