Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе это

admin

Прокурор разъясняет. Мера пресечения — домашний арест.

Избрание меры пресечения в уголовном процессе является средством воздействия на обвиняемого (подозреваемого) при наличии достаточных оснований, предусмотренных уголовным законом. В соответствии со статьей 98 Уголовного кодекса Российской Федерации наряду с самой строгой мерой процессуального принуждения – заключение под стражу в отношении обвиняемого, подозреваемого лица, может быть избрана такая мера пресечения как домашний арест (статья 107 УПК РФ).

Домашний арест — мера пресечения, относительно новая для российского уголовного процесса. Обвиняемый (подозреваемый) находится под домашним арестом по месту постоянного проживания. Избирая данную меру пресечения, дознаватель, следователь должен удостовериться в том, что обвиняемый имеет постоянное место жительства, а также в возможности организовать постоянный надзор за лицом, подвергнутым домашнему аресту.
Основное содержание домашнего ареста состоит в ограничениях, связанных со свободой передвижения обвиняемого. Это должен быть запрет покидать жилище без разрешения следователя. Обвиняемый должен постоянно находиться по адресу, который указан в решении суда об избрании меры пресечения. Домашний арест как альтернатива аресту (т.е. заключению под стражу) должен обеспечивать прежде всего изоляцию обвиняемого, но не в следственном изоляторе, а по месту жительства, и должен состоять в постоянном пребывании дома, а не только в вечернее и ночное время.

Пребывание под домашним арестом, по прямому указанию п. 42 ст. 5 УПК РФ, не является содержанием под стражей.

При домашнем аресте свобода передвижения обвиняемого (подозреваемого) ограничивается больше, чем при подписке о невыезде. Ему может быть запрещено постоянно или в определенное время покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, гостиницы); посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения); выходить из жилого помещения без сопровождения.

Лицу, находящемуся под домашним арестом, может быть запрещено:
1) общение с определенными лицами, данные о которых указываются в решении об избрании меры пресечения. Перечисленным в решении лицам запрещается посещение жилища обвиняемого в течение всего времени нахождения его под домашним арестом;
2) получение и отправление корреспонденции, в том числе по факсимильной связи и по электронной почте;
3) ведение переговоров с использованием любых средств связи.

При избрании домашнего ареста необходимо учитывать общие и специальные основания, уголовно-правовую категорию совершенного преступления, обстоятельства, относящиеся к личности обвиняемого, а также конкретные условия, относящиеся к домашнему аресту.

Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста (п. 1 ч. 2 ст. 29 УПК РФ). Порядок домашнего ареста урегулирован ст. 107 — 108 УПК РФ.

Домашний арест в качестве меры пресечения может быть избран в любой момент производства по уголовному делу по ходатайству участников судебного разбирательства или по инициативе суда.

Условия домашнего ареста при уголовном деле

Нередко на этапе расследования уголовного дела суд может вынести решение о такой мере пресечения в уголовном процессе по отношению к обвиняемому, как домашний арест.

Такая мера пресечения практикуется во многих странах: США, Германии, Швеции. Наша страна тоже не стала исключением.

В каких случаях обвиняемому могут избрать такую меру пресечения и что подразумевает под собой домашний арест: полную изоляцию человека или наличие возможности общаться с другими людьми, работать, ходить в различные развлекательные заведения?

Что такое домашний арест?

Это одна из мер пресечения, применяемая к тем людям, которые ожидают суда по своему делу. Правила и особенности домашнего ареста прописаны в ст. 107 Гражданско-процессуального кодекса РФ:

  • Такая мера пресечения избирается на основании судебного решения в отношении тех лиц, для которых невозможно применить более мягкую меру пресечения.
  • Домашний арест предполагает изоляцию подозреваемого от общества в его собственном доме или арендованной квартире.
  • Если подозреваемый по состоянию здоровья вынужден лечь в больницу, тогда домашний арест распространяется и на лечебное учреждение.
  • Посадить подозреваемого под домашний арест допускается на срок не больше 2 месяцев. Этот срок начинается со дня вынесения судом решения об избрании такой меры пресечения.

В каких случаях применяется такая мера пресечения, как домашний арест?

Домашний арест применяется к тому подозреваемому, который совершил такое преступление, за которое ему грозит наказание в виде тюремного заключения.

Это значит, что если человека подозревают в совершении нетяжкого преступления, например, нанесение вреда средней тяжести, причиненного другому человеку, умышленное заражение ВИЧ, незаконное использование авторских прав, угон, мошенничество, осуществление незаконной коммерческой деятельности и другое, то такой вид наказания к нему не применяется.

Домашний арест применяется к тем лицам, которых подозревают в совершении тяжких и особо тяжких преступлений:

  • хищение особо ценных предметов;
  • насилие;
  • разбой, грабеж;
  • умышленное причинение вреда здоровью другого человека;
  • убийство;
  • разбойное нападение и др.

Основания для применения по отношению к подозреваемому меры пресечения в виде домашнего ареста:

  • если у судьи есть подозрения в том, что обвиняемым было совершено преступление;
  • если присутствует риск того, что обвиняемый захочет скрыться от следствия, избавиться от доказательств либо захочет подкупить свидетелей, потерпевших и других лиц;
  • если такие меры пресечения, как залог или личное обязательство не могут предотвратить риски относительно препятствию проведения расследования.

Электронный браслет как эффективный метод контроля за обвиняемым, находящимся под домашним арестом

Для эффективного контроля за подозреваемым, которому была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, в 2018 году активно стали применяться специальные электронные браслеты.

Они предназначены для передачи сигналов о местонахождении человека на пульт дежурной полиции.

Как работает браслет?

Электронный браслет используется для контроля за подконтрольными лицами, за их перемещением вне запретной и запретной зоны.

Браслет состоит из мобильного контрольного устройства и самого браслета. В комплект также входит зарядное устройство.

Правила ношения браслета

Подконтрольное лицо вызывается в филиал уголовной исполнительной инспекции, где ему надевают на ногу электронный браслет, который фиксируется специальными защелками. Браслет и защелки не реагируют на размыкание или какие-либо повреждения.

Если подконтрольное лицо захочет снять браслет, то через мобильное контрольное устройство в филиал инспекции тут же поступит сообщение о том, где находится человек.

Браслет выполнен из литого корпуса, поэтому с ним можно ходить даже в душ. Мобильно-контрольное устройство необходимо носить на поясе.

Если подконтрольное лицо потеряет это устройство или намеренно где-то его оставит, то в инспекцию также поступит сообщение и ответственный инспектор быстро отреагирует на данное событие.

Что будет, если подозреваемый умышленно повредит электронный браслет?

В том случае, если обвиняемый человек откажется от ношения специального браслета, будет пытаться уничтожить его или повредить каким бы то ни было способом, то следователь или дознаватель вправе подать ходатайство в суд, после чего судья должен будет изменить меру пресечения на более строгую, например, на пребывание подозреваемого в следственном изоляторе.

Это правило прописано в п. 13 ст. 105.1 ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс».

Условия домашнего ареста при уголовном деле

Условия нахождения подозреваемого под домашним арестом прописаны в постановлении суда. Так, эти условия могут различаться в зависимости от ситуации.

Например, обвиняемому могут запретить покидать определенные помещения, общаться вербально или посредством смс, интернета с некоторыми лицами.

Домашний арест по отношению к обвиняемому применяется судом только в том случае, если человека подозревают в таком преступлении, за которое ему грозит наказание в виде лишения свободы на срок больше 3 лет.

Но обвиняемый не может быть ограничен в своих правах касательно участия в судебных заседаниях, различных следственных процессах и других мероприятиях, направленных на рассмотрение уголовного производства.

Домашний арест – более строгая мера пресечения, ограничивающая большую свободу передвижения, чем подписка о невыезде.

Что можно и что нельзя при домашнем аресте?

Суд может запретить обвиняемому покидать свое жилье как круглосуточно, так и в определенное время суток.

В постановлении суда о домашнем аресте обязательно указывается точный адрес жилья, где будет находиться обвиняемый во время домашнего ареста, круг лиц, с которыми человеку запрещено будет общаться любым способом.

Если речь идет о нетяжких преступлениях, то судья назначает более мягкую меру пресечения, например, залог, подписку о невыезде или личное поручительство.

Обвиняемому, временно помещенному под домашний арест, запрещено пользоваться любыми средствами связи: интернетом, телефоном, почтой, однако вызвать аварийную службу, скорую помощь или полицию он имеет право.

Также зачастую обвиняемому запрещается общаться с другими людьми, исключение составляют только ближайшие родственники, а также следователь и адвокат.

Если подозреваемому нужно покинуть пределы квартиры, то он должен спросить у следователя разрешение. Если подозреваемому нужно явиться на следственный эксперимент или в зал суда, то его привозят на полицейской машине.

Максимальный срок для домашнего ареста в РФ

Согласно ст. 107 УПК России срок домашнего ареста не может превышать 2 месяца.

Именно столько времени нужно следователю и другим участникам уголовного производства для того, чтобы они изменили меру пресечения, а суд принял окончательное решение в отношении обвиняемого.

Но в этом правиле есть исключение. Срок домашнего ареста может быть продлен по решению суда.

Чем грозит нарушение домашнего ареста?

Последствия, связанные с несоблюдение домашнего ареста, зачастую сводятся к замене меры пресечения на замену под стражу.

Входит ли домашний арест в срок лишения свободы?

Да, согласно закона о внесении поправок в статью 72 УК РФ, который был принят Государственной думой еще 21.06.2018, а одобрен Советом Федерации 27.06.2018, человек, находящийся под домашним арестом, может рассчитывать на сокращение сроков лишения свободы из расчета: 2 дня домашнего ареста за 1 день содержания под стражей или за 1 день лишения свободы.

Находиться под домашним арестом можно только в собственной квартире?

Нет, можно сидеть и в съемной квартире, только у подозреваемого должны быть законные основания на проживание – договор с владельцем квартиры.

Подселяют ли надзирателя следить за обвиняемым, находящимся под домашним арестом?

Нет, в России такая практика не применяется.

Достаточно того, что подозреваемому надевают электронный браслет, с помощью которого дежурные инспекторы полиции могут следить за его местоположением.

Также в квартире подозреваемого запрещено ставить камеры видеонаблюдения или прослушку без заблаговременного предупреждения об этом самого подозреваемого.

В ванной, туалете и спальне камеры ставить запрещено.

Запретят ли родственникам, которые живут с подозреваемым, пользоваться средствами связи?

Нет, законом не запрещается близким родственникам пользоваться мобильным телефоном, интернетом.

Можно ли работать, находясь под домашним арестом?

Поскольку домашний арест предполагает изоляцию человека от общества, то физически он не сможет ходить на работу. Однако отсутствие человека на работе по причине домашнего ареста не должно являться основанием для его увольнения.

Домашний арест является уважительной причиной для неявки на рабочее место. Но человек, подозреваемый в каком-то преступлении, всегда может договориться с работодателем насчет работы на дому, если, конечно, отсутствие телефона и интернета не станет камнем преткновения для осуществления им своих трудовых обязанностей.

Что значит находиться под домашним арестом? По законам Российской Федерации это значит ограничение в передвижении и общении.

Подозреваемому запрещено общаться с людьми, имен которых нет в постановлении суда. Ему запрещено ходить на работу, а контроль за его действиями возлагается на специальный электронный браслет.

Такая мера пресечения, как домашний арест позволяет контролировать подозреваемого до вынесения окончательного решения судьи по уголовному делу.

Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе это

Библиографическая ссылка на статью:
Шигуров А.В., Крысин В.А. Мера пресечения в виде домашнего ареста: понятие и признаки // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/03/79135 (дата обращения: 23.09.2018).

Важным элементом научного исследования мер пресечения является анализ признаков и формулирование на этой основе понятия каждой отдельной меры пресечения. Это помогает понять сущность меры пресечения, отграничить ее от иных мер процессуального принуждения, выявить недостатки правового регулирования, может использоваться в учебном процессе. В настоящей статье определим признаки и сформулируем понятие такой меры пресечения, как домашний арест.

1. Домашний арест – это разновидность мер пресечения. Несмотря на всю очевидность данного положения, он имеет важное практическое значение. Из него, в частности, вытекает вывод о том, что на домашний арест распространяются все общие признаки мер пресечения: особые цели и основания избрания; необходимость учета определенных законом обстоятельств при избрании мер пресечения; принудительный характер; возможность избрания мер пресечения по общему правилу только в отношении обвиняемого, и лишь в исключительных случаях и на небольшой срок (10, 30 суток) до предъявления обвинения (статьи 100 УПК России (здесь и далее приводятся ссылки на статьи УПК России)); возможность избрания мер пресечения только после возбуждения уголовного дела и др.

2. Домашний арест может избираться только судом (часть 1) и только на определенный срок (часть 2 статьи 107 УПК России).

3. Домашний арест может избираться лишь по основаниям, предусмотренным законом, при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения (часть 1 статьи 107 УПК России).

4. Сущность домашнего ареста заключается в том, что обвиняемый (подозреваемый) находится в полной (либо частичной) изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, либо в лечебном учреждении, если это необходимо по состоянию здоровья обвиняемого (подозреваемого) (часть 1 статьи 107 УПК России).

Степень изоляции может быть разной степени строгости в зависимости от наличия оснований полагать, что обвиняемый может совершить новые преступления, может представлять угрозу для свидетеля, иных участников уголовного процесса, уничтожать доказательства или другим путем препятствовать производству по уголовному делу. Все накладываемые на обвиняемого ограничения, связанные с изоляцией его от общества, являются не самоцелью, а средством достижения задач данной меры пресечения, вытекающих из статьи 97 УПК России. Отметим, что несмотря на положение закона полная изоляция, т.е. ситуация, когда обвиняемому запрещено общаться со всеми лицами и покидать жилище в течение установленного судом срока, недостижима при домашнем аресте. Право на общение с обвиняемым сохраняют его родственники, проживающие в том же жилом помещении, где отбывается домашний арест, сотрудники скорой медицинской помощи, должностные лица правоохранительного органа, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Не распространяется условия об изоляции и на защитника обвиняемого.

Формулировка пункта 2 части 7 статьи 107 УПК России («общение с определенными лицами») предполагает, что суд должен либо указать конкретных лиц, либо категории лиц, с которыми запрещено общаться обвиняемому. Пленум ВС России при этом требует, чтобы суд, устанавливая такое ограничение, указал данные, позволяющие точно определить таких лиц.

В научной литературе высказывается точка зрения о том, что домашний арест предполагает возможность установления постоянной охраны, которая будет физически обеспечивать соблюдение осужденным выполнение возложенных на него ограничений. Так, Ю.Г. Овчинникова предлагает выделить формы домашнего ареста: с полной изоляцией и назначением стражи и с неполной изоляцией без назначения стражи [1, c. 45]. Н.А. Андроник пишет о том, что, хотя статья 107 УПК России прямо не закрепляет возможность выставления охраны, однако это вытекает из содержания данной меры пресечения и, в частности, из предписаний части 3 статьи 107 УПК России. В противном случае арестованный может самостоятельно выйти за пределы жилого помещения [2, c. 74]. Напротив, Б.Б. Булатов считает, что установление круглосуточной охраны арестованного нецелесообразно, т.к. это «связано со значительными материальными и организационными издержками и вряд ли оправданно, поскольку для содержания подозреваемого или обвиняемого под стражей существуют специальные учреждения» [3, c. 97]. Исключение составляют ситуации, когда домашний арест – вынужденная мера пресечения: к некоторым категориям обвиняемых, несмотря на их общественную опасность нельзя применять заключение под стражу в связи с несовершеннолетним возрастом обвиняемого (подозреваемого) или наличием у него заболевания, препятствующего содержанию такого лица под стражей.

На наш взгляд, необходимость введения такого вида домашнего ареста, когда обвиняемый находится под стражей дома, очевидна, но действующее законодательство возлагая исполнение домашнего ареста на уголовно-исполнительную инспекцию ФСИН России не содержит норм, допускающих установление стражи у дома, где находится арестованный. Периодические проверки сотрудниками уголовно-исполнительных органов, участковым и иными сотрудниками МВД России возможны, но правового основания для круглосуточной охраны сотрудниками правоохранительных органов арестованного пока нет.

5. На обвиняемого (подозреваемого), которому избирается или избрана мера пресечения домашний арест, решением суда может быть запрещено выходить из жилого помещения, в котором лицо проживает; общаться с определенными субъектами; отправлять и получать почтово-телеграфную корреспонденцию; использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет». Эти запреты (ограничения) могут накладываться или сниматься судом и после избрания домашнего ареста.

Как видим, закон разграничивает термины «запрет» и «ограничение», предоставляя судье право либо полностью лишить обвиняемого какого-либо права (свободы), перечисленных в части 7 статьи 107 УПК России, либо ограничить возможности их реализации в какой-либо части. Как отмечает А.С. Александров под ограничением следует понимать неполное, частичное запрещение каких-либо действий или деятельности, «запрет» же – это полное запрещение этих же действий, деятельности [4, c. 87]

Анализ судебной практики по вопросу избрания домашнего ареста свидетельствует о том, что суды не различают термины «ограничение», «запрет» и считают их синонимичными понятиями. Так, например, в решении Грязинского городского суда Липецкой области об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указано: С. запрещено: общаться с любыми посторонними лицами, кроме членов семьи, которые проживают с ним в одной квартире. Следовательно, несмотря на использование судом термина «запрет», фактически решением ограничивается право на общение с определенными лицами. Далее, в решении суд, перечислив все, что запрещено, указывает: осуществление надзора за соблюдением вышеуказанных ограничений возложено … [6]. Как мы видим, судья, вынесший рассматриваемое решение, использует термины «запрет» и «ограничения» как синонимы, что, на наш взгляд, противоречит тексту закона [7, c. 13].

Отметим, что в научной литературе рядом авторов (В.М. Быков, Д.А. Лисков) предлагается дополнить перечень ограничений, накладываемых в рамках домашнего ареста запретом на посещение мест отдыха и развлечений – баров, ресторанов, театров и т.д. [8, c. 12]. Мы с такой позицией категорически не согласны. Запрет посещать именно места развлечений носит карательный характер. Он может и является (ограничение свободы) частью наказания преступника. Для наказания или применения мер исправительного воздействия применительно к обвиняемому (подозреваемому) до вынесения приговора суда оснований нет в силу принципа презумпции невиновности. Если же цель данного ограничения – предотвратить совершение обвиняемым (подозреваемым) преступлений [9, c. 388], то данное ограничение следует формулировать не как запрет посещать места отдыха, а как необходимость изоляции его от общества.

Кроме запретов (ограничений), указанных в части 7 статьи 107 УПК, в ходе домашнего ареста на обвиняемого (подозреваемого) могут быть возложены обязанности: допустить размещение в жилом помещении технических средств контроля, носить их на себе (электронный браслет, мобильное контрольное устройство, персональный трекер), обслуживать их функционирование; отвечать на контрольные звонки сотрудников уголовно-исполнительной инспекции, звонить или лично являться в уголовно-исполнительную инспекцию [10, c. 3]. Эти обязанности являются неотъемлемой частью исполнения решения суда о домашнем аресте и не требуют вынесения какого-либо судебного решения о возложении этих обязанностей на арестованного [11, c. 455].

6. За соблюдением арестованным наложенных на него запретов (ограничений) осуществляется систематический контроль должностными лицами уголовно-исполнительной инспекции ФСИН России.

Проведенное исследование понятия и сущности домашнего ареста позволяет сформулировать следующее определение данной меры пресечения. Домашний арест – это мера пресечения, которая избирается судом (судьей) при невозможности применения более мягкой меры пресечения, и заключается в нахождении обвиняемого (подозреваемого) в условиях полной (либо частичной) изоляции от общества в жилом помещении, либо в лечебном учреждении, в которых он проживал (находился) на законных основаниях до принятия решения об избрании меры пресечения с одновременным возложением на обвиняемого обязанности соблюдать одно или несколько запретов (ограничений) на: выход за пределы данного жилого помещения, общение с указанными судом лицами, отправку и получение почтово-телеграфной корреспонденции, использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исполнением которых систематический контроль должны осуществлять должностные лица уголовно-исполнительной инспекции ФСИН России.

Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе

Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ содержит новую редакцию ст. 107 УПК РФ, регулирующую применение домашнего ареста в уголовном процессе. Проанализируем основные моменты явившейся новизны.

В ч. 1 ст. 107 УПК дается дефиниция этой меры пресечения и оценка ее принудительности в сравнении с другими мерами пресечения. Иными более мягкими из них являются меры пресечения, предусмотренные п. п. 1 — 5 ч. 1 ст. 98, ст. ст. 102 — 106 УПК РФ; более строгой мерой является заключение под стражу. Пребывание под домашним арестом, по прямому указанию п. 42 ст. 5 УПК РФ, не является содержанием под стражей.
Суть данной меры пресечения заключается в непосредственном ограничении находящегося под защитой ст. 22 Конституции РФ права на свободу и личную неприкосновенность. Законодатель допускает применение подобной меры в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении лишь тех преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы (как правило, на срок свыше двух лет), и при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения (ч. 1 ст. 108 УПК РФ) (пункт 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 27-П «По делу о проверке конституционности статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина»).

Присущая этой мере пресечения «пресекательность» состоит, во-первых, в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях. Во-вторых, полная либо частичная изоляция от общества сопровождается применением к подозреваемому или обвиняемому ограничений и запретов, назначаемых по решению суда. В совокупности эти средства призваны обеспечить пресечение или предупреждение упречного поведения подозреваемого, обвиняемого, о котором говорится в ст. ст. 97, 99 УПК РФ.
Домашний арест в действующей системе правового регулирования связан с принудительным пребыванием подозреваемого, обвиняемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неопределенным кругом лиц, т.е. с непосредственным ограничением самого права на физическую свободу и личную неприкосновенность, а не только условий его осуществления.
При толковании смысла данной нормы надо иметь в виду ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 399-ФЗ), где дается определение места жительства или места пребывания.

Примечание. Кстати, внесенные в эту статью поправки теоретически могут сказаться на практике применения домашнего ареста к представителям такого экзотического контингента, как кочевые народы: местом жительства гражданина, относящегося к коренному малочисленному народу Российской Федерации, ведущего кочевой и (или) полукочевой образ жизни и не имеющего места, где он постоянно или преимущественно проживает, в соответствии с этим Законом может быть признано одно из поселений, находящихся в муниципальном районе, в границах которого проходят маршруты кочевий данного гражданина.

Надо пояснить, что жилое помещение — это жилище, т.е. индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5 УПК РФ). В соответствии с ч. 2 ст. 15 Жилищного кодекса РФ (ред. от 30 ноября 2011 г.) жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства). Так что не любое помещение может быть местом для домашнего ареста. Способность быть используемым для проживания, как определяющая черта жилого помещения, заключается в том, что в нем есть необходимый набор средств обеспечения жизнедеятельности человека в течение продолжительного времени. Если жилое помещение непригодно для проживания, домашний арест не может быть применен. В зависимости от особенностей строения, которое представляет собой жилое помещение, ограничения могут касаться перемещения арестованного в отдельные части сооружения, здания, в котором находится жилое помещение обвиняемого.
Полагаю, что если обвиняемый не сможет представить в судебном заседании документы, подтверждающие его право собственности или аренды жилого помещения, то суд может использовать в качестве основания для принятия решения о домашнем аресте и иные доказательства. В данном случае я провожу аналогию с позицией, сформулированной в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22: «В случае предоставления материалов, подтверждающих обоснованность ходатайства о применении в отношении подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения заключения под стражу, отсутствие у него документов, удостоверяющих личность, не может само по себе служить основанием для отказа в удовлетворении такого ходатайства (пункт 2 части 1 статьи 108 УПК РФ)» (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста»). Кроме того, недавно появились изменения в порядке регистрации граждан по месту жительства или месту пребывания, на которые подозреваемый, обвиняемый также может сослаться (Постановление Правительства РФ от 26 октября 2011 г. N 869 «О внесении изменений в Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации»).

Какие еще «иные законные основания» имеет в виду автор закона? Речь может идти о месте пребывания иностранного гражданина. Согласно п. 4 ч. 1 ст. 2 ФЗ от 18 июля 2006 г. N 109-ФЗ (ред. от 3 декабря 2011 г.) «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» (Федеральный закон от 18 июля 2006 г. N 109-ФЗ (ред. от 3 декабря 2011 г.) «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации»), место пребывания иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации — жилое помещение, не являющееся местом жительства, а также иное помещение, учреждение или организация, в которых иностранный гражданин или лицо без гражданства находится и (или) по адресу которых иностранный гражданин или лицо без гражданства подлежит постановке на учет по месту пребывания в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

Поскольку законодатель оставляет перечень такого рода оснований открытым, то правоприменитель с учетом обстоятельств дела вправе принимать решение относительно места домашнего ареста по своему усмотрению.
Основанием для избрания в качестве места домашнего ареста лечебного учреждения следует понимать данные о тяжелом заболевании, ранении, требующем госпитализации, или такое болезненное состояние обвиняемого, которое требует специализированного ухода за ним в условиях стационара.
Очевидно, что если обвиняемый в силу болезни, входящей в перечень тяжких заболеваний (Постановление Правительства РФ от 14 января 2011 г. N 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений»), не может быть арестован или подлежит освобождению из-под стражи (ч. 1.1 ст. 110 УПК РФ), то он помещается в профильное лечебное учреждение, где и может находиться под домашним арестом. Этот диагноз должен быть удостоверен только медицинским заключением. Порядок медицинского освидетельствования и форма медицинского заключения утверждаются Правительством РФ.

В качестве лечебного учреждения по смыслу нового законодательства (ст. ст. 5, 26 ФЗ от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации») надо понимать медицинскую организацию государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения, осуществляющую лечение гражданина. В ч. 11 ст. 107 УПК РФ говорится, что в случае госпитализации лица, взятого под домашний арест, местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста считается территория соответствующего учреждения здравоохранения. Очевидно, что не может быть расхождений в трактовке места домашнего ареста в ситуациях, которые являются по сути одинаковыми. Получается, что местом нахождения лица, взятого под домашний арест, в подобных случаях будет вся территория учреждения здравоохранения, лечебного учреждения.

При подготовке Постановления о возбуждении ходатайства перед судом о взятии обвиняемого под домашний арест следователь, дознаватель должен осмотреть жилое помещение с согласия проживающих в нем лиц. Получение данных о помещении, здании необходимо для обоснования в суде применения тех запретов и ограничений, которые должны будут применяться к арестованному, а также определения порядка контроля за соблюдением этих запретов и ограничений и пр. Отказ в даче такого согласия, подтвержденный документально, может служить причиной для того, чтобы требовать перед судом избрания иной меры заключения, в том числе заключения под стражу.
Помимо этого небесполезным было бы мнение представителя учреждения ФСИН России, которое будет контролировать поведение арестованного, по поводу наличия реальных условий для подобного контроля.
На мой взгляд, взятие обвиняемого под домашний арест подразумевает под собой, во-первых, наличие изолированного помещения, в котором мог бы пребывать арестованный; во-вторых, согласие обвиняемого и его окружения на контроль за помещением, в котором будет находиться арестованный, и теми средствами связи, которые в нем находятся. Отсутствие подобных условий делает невозможным избрание данной меры пресечения.
В случае ее избрания объективно ставится под удар право на неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК РФ). Обвиняемый, иные проживающие в жилище лица должны дать согласие на осмотр жилища в целях проверки соблюдения обвиняемым режима домашнего ареста. Испрашивать судебного разрешения на осмотр жилища сотрудникам ФСИН не требуется, если у них будет на руках судебное решение об избрании данной меры пресечения.
Под домашний арест может быть взят подозреваемый, задержанный в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ. В отношении военнослужащих данная мера пресечения также может применяться, хотя очевидно, что ввиду необходимости соблюдения требований к жилому помещению, возможности установления запретов и ограничений реально взять под домашний арест только офицера.
Вторая часть ст. 107 УПК РФ устанавливает срок домашнего ареста до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. Нормативное установление срока домашнего ареста стало неизбежным ввиду позиции по данному вопросу Конституционного Суда РФ, изложенной в его многочисленных решениях (Постановления от 10 декабря 1998 г. N 27-П, от 14 февраля 2000 г. N 2-П, от 22 марта 2005 г. N 4-П, от 24 июня 2009 г. N 11-П, от 20 июля 2011 г. N 20-П, Определение от 14 июля 1998 г. N 86-О). Как указал Конституционный Суд РФ, уголовно-процессуальный закон, предусматривающий меру пресечения в виде домашнего ареста в качестве альтернативы заключению под стражу, предполагает установление в постановлении или определении суда об избрании данной меры пресечения срока домашнего ареста, который по смыслу взаимосвязанных положений ст. ст. 61 и 128 УПК РФ должен быть конкретным и разумным (Определение от 27 января 2011 г. N 9-О-О, принятое по жалобе гражданина Аноприева А.И. на нарушение его конституционных прав статьей 107 УПК Российской Федерации). В окончательном виде она была изложена в Постановлении от 6 декабря 2011 г. N 27-П «По делу о проверке конституционности ст. 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина», в котором была признана необходимость ограничения срока домашнего ареста, чем создается более благоприятный правовой режим для обвиняемого, исключается возможность произвольного и несоразмерного ограничения права на свободу и личную неприкосновенность.

Срок домашнего ареста испрашивается стороной обвинения в ходатайстве и в окончательном виде определяется судом с учетом позиции защиты. Общее требование к сроку действия данной меры пресечения предусмотрено в ч. 2 комментируемой статьи. Судя по предлагаемой формулировке, срок домашнего ареста может быть установлен менее, чем на два месяца. Этот срок исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. Поскольку он исчисляется в месяцах, то моментом исчисления будут следующие сутки после даты вступления в законную силу судебного решения. Окончанием двухмесячного срока будут последние сутки второго месяца (ч. 1 ст. 128 УПК РФ).
В соответствии с ч. 1 ст. 128 УПК РФ при исчислении сроков заключения под стражу, домашнего ареста и нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре в них включается и нерабочее время. Согласно ч. 2 ст. 128 УПК, срок домашнего ареста истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки этого месяца, независимо от того, рабочий это или праздничный день. Если вступившее в законную силу судебное решение обжаловано стороной или сторонами, то все время прохождения жалобы (представления) по судебным инстанциям обвиняемый будет находиться под домашним арестом. Решение суда кассационной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения в виде домашнего ареста подлежит немедленному исполнению (ч. 11 ст. 108 УПК РФ).
В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном ст. 109 УПК РФ, с учетом особенностей, определенных ст. 107 УПК РФ.
Конечно, законодатель здесь не ставит под сомнение возможность избрания и продления срока домашнего ареста только по делам, по которым ведется предварительное следствие. Применение данной меры пресечения возможно в ходе дознания, в том числе даже в рамках обсуждаемого ныне проекта «сокращенного дознания».
Каких-либо «особенностей, определенных настоящей статьей» по поводу порядка продления сроков содержания под домашним арестом, ст. 107 УПК РФ не содержит. Значит, надо применять порядок продления сроков, предусмотренный ст. 109 УПК РФ (наверное, за исключением только ч. 11 указанной статьи). Это вытекает из позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 27-П, относительно установления и продления срока домашнего ареста, его предельной продолжительности.

Примечание. Положения ст. 107 УПК РФ должны применяться таким образом, чтобы в период предварительного расследования предельный срок пребывания подозреваемых, обвиняемых под домашним арестом, а также совокупный срок их содержания под стражей и под домашним арестом в качестве мер пресечения (вне зависимости от того, в какой последовательности они применялись) не превышали бы предельную продолжительность содержания под стражей, определенную в ст. 109 УПК РФ, а назначение домашнего ареста в качестве меры пресечения и его продление осуществлялись бы по правилам данной статьи.

Время домашнего ареста засчитывается в срок содержания под стражей (ч. 10 ст. 109 УПК РФ), а время содержания под стражей — в срок уголовного наказания в виде лишения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета один день за один день (ч. 3 ст. 72 УК РФ), что компенсирует пребывание лица под домашним арестом.
Согласно ч. 3 ст. 108 УПК, домашний арест в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда в порядке, установленном ст. 108 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных ст. 107 УПК РФ. К числу таких особенностей относятся положения, закрепленные в ч. ч. 4, 5, 6 ст. 107 УПК РФ. Соответственно, к правоотношениям в сфере домашнего ареста совершенно или отчасти применимы положения ч. ч. 1, 2, 5, 7, 7.1, 8, 12 ст. 108 Кодекса. В частности, на домашний арест не распространяются ограничения, касающиеся тяжести преступления, условия, оговоренные в ч. 1 ст. 108 УПК РФ. Но остается в силе положение о том, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований ст. 89 УПК РФ.
К лицам, подпадающим под действие ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, в качестве первоначальной меры пресечения может быть применен домашний арест.
В судебном заседании, проводимом по правилам ч. 4 ст. 108 УПК РФ, кроме перечисленных в ней участников может участвовать и высказать свое мнение по поводу возможности исполнения данной меры пресечения представитель контролирующего органа по месту исполнения домашнего ареста.
Очевидно, что при урегулировании порядка судебного заседания допустимо применение по аналогии не только положений ст. 108, но и ст. 106 УПК РФ. Полагаю, что ходатайствовать о применении домашнего ареста перед судом вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо (ч. 2 ст. 106 УПК РФ). Пленум Верховного Суда РФ неоднократно обращал внимание на необходимость более полного учета интересов потерпевшего при избрании меры пресечения (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 22, п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»), поэтому представляется, что следует и на законодательном уровне эти права гарантировать. Возможно, что такого рода позицию займут прокурор и представитель органа предварительного расследования, убедившись по результатам рассмотрения ходатайства в необходимости изменения позиции, изложенной в ходатайстве.

Конкуренция позиций неких уполномоченных на то настоящим УПК РФ должностных лиц по поводу предлагаемой меры пресечения нежелательна (п. 1.5 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 6 сентября 2007 г. N 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», а также п. 1.5 указания зам. генпрокурора и первого зам. генпрокурора Председателя СК при прокуратуре от 16 декабря 2008 г. N 272/49/5/206), но на практике такого рода случаи имеют место.

В соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 107 УПК судья, рассмотрев ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, может вынести Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства. В этом случае судья по собственной инициативе или по ходатайству сторон(-ы) при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога (ч. 5 ст. 107 УПК РФ).
Норма, изложенная в ч. 5 ст. 107 УПК РФ, предоставляет судье дискреционные полномочия по избранию в отношении обвиняемого данной меры пресечения. Если подозреваемый был задержан и решается вопрос о применении залога вместо домашнего ареста, судья должен руководствоваться п. 3 ч. 7 ст. 108 и ч. 7 ст. 106 УПК РФ. Кроме того, предлагаемое нормативное положение не учитывает требований ч. 2 ст. 106 УПК РФ, что может быть расценено как игнорирование прав подозреваемого, обвиняемого либо другого физического, юридического лица, перечисленных в упомянутой мною норме.
Часть 7 ст. 107 УПК раскрывает запреты или ограничения, с которыми сопряжено пребывание под домашним арестом. Однако автор закона не указал, какие из перечисленных мер следует квалифицировать как запреты, а какие — как ограничения. Очевидно, что под запретом понимается полное запрещение каких-либо действий или деятельности, а под ограничением понимается частичное, неполное запрещение тех же самых действий, деятельности. Перечень запретов и ограничений, установленный комментируемой статьей, исчерпывающий. Другие запреты и ограничения суд не вправе практиковать.
Закон говорит о возможности нахождения под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества (ч. 13 ст. 107 УПК РФ), подразумевая наиболее строгий режим контроля, включающий комплексное использование ограничений и запретов. Положение о том, что в зависимости от тяжести предъявленного обвинения подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом ограничениям и запретам, перечисленным в законе, воспроизводит п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда N 22 (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22).

В ч. 8 комментируемой статьи имеет место формулировка «запретов и/или ограничений». Значит, может быть полный запрет на физическое перемещение за пределы определенного места или на общение с определенными лицами. Формулировка «общение с определенными лицами» подразумевает, что законодатель не допускает полной изоляции находящегося под арестом и не предполагает абсолютного запрета на общение с окружающим миром.
В данной части речь идет о том, что ограничения (связанные с домашним арестом) могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, их защитника, законного представителя, а также должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело. Однако, на мой взгляд, во-первых, могут быть изменены не только ограничения, но и запреты, во-вторых, следует разграничивать изменения в пользу арестованного и изменения, ухудшающие его положение, поэтому порядок изменения режима домашнего ареста должен быть различным, и, в-третьих, опять оказался позабыт потерпевший, которого не наделили правом заявлять такого рода ходатайства перед судом.
В ч. 8 ст. 107 УПК РФ предусматривается разумное исключение из соблюдения ограничений: подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.
Однако, на мой взгляд, было бы еще более правильным сделать оговорку более общего плана о том, что в ситуациях крайней необходимости обвиняемый вправе не соблюдать ограничения и запреты для спасения жизни, здоровья, имущества своего и близких лиц, находящихся с ним в одном жилом помещении.
Очевидно, что подозреваемый, обвиняемый не может быть изолирован от защитника, законного представителя. На общение с ними, в том числе посредством телефонной и иной связи, действие домашнего ареста не распространяется. Поскольку ч. 11 анализируемой статьи допускает свободное посещение указанными участниками процесса арестованного на дому, то и общение посредством средств связи также может быть свободным. Но о каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.
В ч. 9 ст. 107 УПК РФ содержится требование о том, что в решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указываются условия исполнения этой меры пресечения (место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, время, в течение которого подозреваемому или обвиняемому разрешено находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, места, которые разрешены к посещению подозреваемым или обвиняемым, конкретные запреты и (или) ограничения, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого). При этом местом, в котором будет находиться арестованный подозреваемый или обвиняемый, является жилое помещение или иное место (здание, строение), определенное в части первой комментируемой статьи и указанное в решении суда.
В ч. 10 ст. 107 УПК РФ содержится важное нововведение, которое заключается в том, что контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных.
Юридическая конструкция данной части ст. 107 УПК содержит бланкетную норму, отсылающую к специальным нормативным правовым актам. В настоящее время в их число входят Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ), Постановления Правительства РФ от 28 марта 2010 г. N 190 «О внесении изменений в Положение об уголовно-исполнительных инспекциях», от 31 марта 2010 г. N 198 «Об утверждении Перечня аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля, используемых уголовно-исполнительными инспекциями для обеспечения надзора за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы»; Приказ Министерства юстиции РФ от 11 октября 2010 г. N 258 «Об утверждении Инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы».

Обращает на себя внимание расширение полномочий уголовно-исполнительных инспекций, которое произошло в результате введения Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в УИК РФ ст. ст. 18.1, 60.19. Между тем по имеющейся информации, реальное обеспечение правоохранительных органов соответствующими аудиовизуальными, электронными и иными техническими средствами надзора и контроля слегка отстает от бурного и не всегда последовательного развития нормотворчества. Впрочем, есть надежда, что к тому времени, когда наша промышленность освоит выпуск технических средств контроля, нормативная база для применения домашнего ареста достигнет приемлемых кондиций.
Часть 12 ст. 107 УПК РФ не только является проявлением заботы о лице, взятом под домашний арест, но и возлагает дополнительную обязанность на контролирующий орган. Именно он своим транспортным средством доставляет в орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд подозреваемого или обвиняемого. Вряд ли здесь идет речь о монополии — аналогичную перевозку своими средствами может осуществить орган предварительного расследования или служба судебных приставов, когда дело слушается в суде.
Согласно ч. 13 ст. 107 УПК РФ, встречи подозреваемого или обвиняемого, находящегося под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником, законным представителем проходят в месте исполнения этой меры пресечения.
Нормы, содержащиеся в ч. ч. 13 и 14 ст. 107 УПК, подразумевают только судебный порядок разрешения вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. Это противоречит общим нормам, содержащимся в ст. 110 УПК РФ. Именно ими надо руководствоваться и при изменении, отмене меры пресечения в виде домашнего ареста. Согласно ч. 1 ст. 110 УПК РФ, мера пресечения в виде домашнего ареста отменяется или заменяется более мягкой по инициативе органа, осуществляющего производство по делу, либо по ходатайству лица, подвергнутого домашнему аресту, когда в ней отпадает необходимость или когда соответствующим образом изменяются основания, предусмотренные ст. ст. 97 и 99 УПК РФ. Принятие данного решения является обязанностью органа, осуществляющего производство по делу.
Следователь, отменив меру пресечения в виде домашнего ареста, в случаях, указанных в ч. 14 ст. 107 УПК РФ, вправе возбудить ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Это касается и граждан, которые упомянуты в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ. В качестве первоначальной меры пресечения заключение под стражу по отношению к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений, перечисленных в ч. 1.1 ст. 108 УПК, может быть применено только тогда, когда будет доказано, что они: а) нарушили ранее избранную меру пресечения (п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК РФ) или б) скрывались от органов предварительного расследования или от суда, что отражается в ходатайстве следователя (п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ). Постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене данной меры пресечения обжалуется в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ.