Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовно-правовой феномен

admin

Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовно-правовой феномен Косарев, Игорь Иванович

Диссертация, — 480 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Косарев, Игорь Иванович. Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовно-правовой феномен : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.08 / Косарев Игорь Иванович; [Место защиты: Моск. гос. лингвист. ун-т].- Москва, 2012.- 169 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-12/752

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В условиях тотального реформирования российского общества в современный период развития государства, в процессе которого основной акцент реформаторов направлен на реальное воплощение записанной в Конституции декларации о наличии в Российском государстве государства правового, борьба с преступлениями, нарушающими общественный порядок в целом и различные его составляющие, приобретает особую значимость и актуальность.

Общественный порядок представляет собой систему установленных в обществе взаимоотношений между гражданами, которые регламентируются как нормами права, так и моральными нормативными установками. Всякое посягательство на существующий в обществе порядок явно или имплицитно нарушает функционирование общественных отношений, порождает непроизводительную затрату сил и энергии на их восстановление. В числе преступлений, посягающих на общественный порядок, наиболее значимыми являются хулиганство и деяния, совершаемые из хулиганских побуждений.

В результате реформы уголовного законодательства от 8 декабря 2003 г. и 24 июля 2007 г. статья 213 УК РФ приобрела новый вид, что стало естественным итогом постоянной и кропотливой работы законодателя и научных работников по реформированию состава хулиганства. Кроме того, реформа 2003 года новеллизировала ряд составов против здоровья и имущества, включив в них квалифицирующий признак «из хулиганских побуждений». Такого рода пиетет перед хулиганским мотивом обусловлен не только распространённостью действий, совершаемых по хулиганским мотивам, но и их разнообразием, многообразием форм проявления таких действий.

Опасность хулиганства состоит главным образом в том, что оно чаще всего становится основой таких тяжких преступлений, как убийство, причинение различного рода вреда здоровью, посягательства на имущество и ряд других. Вместе с тем хулиганство как деяние трудно поддаётся точному определению, в связи с чем в теории уголовного права до сего времени, несмотря на многочисленные реформы статьи о хулиганстве, продолжается полемика, посвящённая определению сущности данного состава, оценке признаков, составляющих хулиганство как преступное деяние. В сфере практического правоприменения аморфность и абстрактность признаков преступления, ответственность за которое предусмотрена в ст. 213 УК РФ, порождает неоднозначные решения и противоречивые рекомендации Верховного суда России, связанные как с квалификацией преступления, так и с отграничением хулиганства от других преступных деяний.

Доктринальная полемика по вопросам определения признаков хулиганства, отграничения хулиганства как преступления от хулиганства как мотива преступного деяния, перманентно неоднозначная практика применения нормы о хулиганстве свидетельствуют об актуальности избранной темы диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования. Вопросам хулиганства было посвящено достаточное количество литературы, что нельзя сказать о литературных источниках, рассматривающих преступления, совершаемые по хулиганским мотивам. Тема хулиганства затрагивалась в работах А.В.Рагулина, Е.И.Овчаренко, И.Я.Козаченко, В.Курченко, И.Портнова, Л.Халдеева, Л.Андреевой, Г.Овчинникова, В.Мальцева, Н.Иванцовой, В.В.Шубина, В.С.Егорова, И.Н.Даньшина, П.Ф.Гришанина Н.П.Грабовской, П.С.Матышевского, М.И.Якубовича, А.Н.Игнатова, В.Ф.Кириченко и других.

Различные аспекты проблемы, связанные с законодательным определением признаков хулиганства, раскрывались в работах М.М.Гродзинского, Н.Ф.Кузнецовой, Н.И.Коржанского, Ю.И.Ляпунова, Н.Г.Иванова, В.Д.Мньшагина, Н.И.Загородникова, А.Н.Трйнина, Ю.Б.Утевского, М.П.Чубинского, Л.Д.Гаухмана и других исследователей.

Отмечая безусловную теоретическую и практическую значимость научных трудов, посвящённых проблеме хулиганства, следует отметить, что перечисленные труды, однако, были посвящены старой редакции статьи о хулиганстве и вовсе не затрагивали хулиганские мотивы как квалифицирующие признаки отдельных составов, что объясняется отсутствием таких признаков в законодательстве времён написания соответствующих трудов. Кроме того, в перечисленных работах обращалось, как представляется, недостаточное внимание на отграничение хулиганства от других составов преступлений. И, наконец, в работах, посвящённых хулиганству, подвергался анализу главным образом состав хулиганства, и в результате предлагались, иногда интересные решения новеллизации нормы. Исследователи практически не ставили вопроса о целесообразности бытия нормы о хулиганстве в рамках Уголовного кодекса.

Современный состав хулиганства не получил скрупулёзного теоретического анализа. Исследователи рассматривали преимущественно только проблемы правоприменения, связанные с аморфностью законодательных признаков хулиганства.

Результаты научной разработки проблемы законодательной регламентации хулиганства позволили автору сформулировать ряд теоретических рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения в сфере применения уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам. Пристальное внимание обращается на изучение эффективности применения таких норм и, главным образом, нормы о хулиганстве. Хулиганство рассматривается с одной стороны как мотив преступного деяния, а с другой — как конкретное преступление. При этом анализируется возможность, а точнее невозможность, трансформации мотива в конкретные преступные действия.

Предмет исследования. Предметом диссертационного исследования являются тенденции развития и совершенствования российского законодательства об ответственности за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам; нормы действующего российского и зарубежного уголовного законодательства и российского административного законодательства, иные федеральные законы, материалы правоприменительной практики, касающиеся рассматриваемой в диссертации темы. Анализируется законодательство зарубежных государств, посвящённое теме исследования.

Цель и задачи диссертационного исследования. Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы на основе изучения нормативного материала, научной литературы, анализа судебной и следственной практики разработать рекомендации по новеллизации Уголовного законодательства в сфере ответственности за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам.

Основные задачи исследования:

Провести историко-правовой анализ нормативной регламентации уголовной ответственности за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам.

Провести сравнительный анализ регламентации уголовной ответственности за хулиганство в отечественном и зарубежном уголовном законодательстве.

Изучить содержащиеся в уголовно-правовой и криминологической литературе подходы к характеристике хулиганства, мотива совершения преступления и на этой основе определить сущность хулиганства и хулиганского мотива.

Изучить судебную и следственную практику, а также, посредством анкетирования, мнение работников правоохранительных органов по вопросам сущности и квалификации хулиганства.

Сформулировать научно обоснованные предложения и рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства в сфере ответственности за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам.

Показать нецелесообразность наличия в УК нормы о хулиганстве.

Методологическая основа и методы исследования. Методологической основой исследования являются диалектический и исторический методы познания. Результаты исследования получены на основе применения общих и частных методов познания: логического, сравнительно-правового, конкретно-социологического, системно-структурного, исторического. При разработке вопросов правоприменения автором использовались формально-юридический, статистический и иные методы изучения необходимого для исследовательских целей материала.

Нормативную основу научных разработок составили: Конституция Российской Федерации 1993 г., УК РСФСР 1922 г., УК РСФСР 1926 г., УК РСФСР 1960 г., УК РФ 1996 г., Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Законы Российской Федерации «О безопасности», «Об оружии», «О полиции», постановления пленумов верховных судов РСФСР, РФ, решения президиума Верховного суда РФ. В рамках исследования были проанализированы памятники русского права и законодательные источники с древних времён по настоящее время, изучены сочинения дореволюционных криминалистов и авторов советского периода, современная монографическая и учебная литература.

Сформулированные и обоснованные автором теоретические положения, рекомендации по совершенствованию отечественного законодательства в сфере борьбы с преступлениями, совершаемыми по хулиганским мотивам, базировались на концептуальных положениях общей теории права, отраслевых юридических наук (уголовного, административного права, криминологии), а также на исследованиях в области психологии, философии, логике.

Эмпирическую базу исследования составили:

официальные статистические данные по уголовным делам, возбуждённым по признакам хулиганства;

данные опубликованной судебной практики по уголовным делам о хулиганстве и преступлениях, совершаемых по хулиганским мотивам;

данные опроса 120 прокурорских работников и судей.

При проведении исследования автор опирался также на собственный многолетний опыт работы в органах прокуратуры.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обусловливаются его эмпирической базой, основу которой составили: статистическая информация; данные, полученные в результате опросов 120 практических работников правоохранительных органов (главным образом, следователей прокуратуры, а также судей); обобщение судебной практики применения норм о преступлениях, совершаемых по хулиганским мотивам. Анализировались кроме того архивные дела по обвинению в преступлениях, совершённых по хулиганским мотивам.

Научная новизна исследования. Диссертационная работа представляет собой оригинальное уголовно правовое монографическое исследование составов преступлений, совершаемых по хулиганским мотивам.

В работе рассмотрена норма статьи 213 УК РФ под углом зрения её целесообразности в рамках уголовного законодательства. В таком контексте подвергнуты анализу особенности объективных и субъективных признаков состава хулиганства, предпринят сравнительный анализ таких признаков с аналогичными признаками других составов преступлений, скрупулёзно рассмотрена роль мотива при совершении хулиганских поступков и на этой основе предложены оригинальные выводы, основным из которых является вывод о нецелесообразности законодательного бытия нормы ст.213 УК РФ.

В качестве новизны, на наш взгляд, выступают предложения по совершенствованию современного российского уголовного законодательства, которые сделаны на основе анализа дореволюционного и постреволюционного законодательства России, зарубежного уголовного законодательства, посвящённого вопросам ответственности за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам; анализа объективных и субъективных признаков хулиганства в его современной законодательной интерпретации. При этом значительное внимание уделено пониманию мотива преступления, который рассмотрен несколько в ином ключе, чем это принято в современной литературе по уголовному праву.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Значение работы в теоретическом аспекте состоит в том, что, на основе действующего российского уголовного законодательства, исторического опыта его развития и практики применения норм о преступлениях, совершаемых по хулиганским мотивам; на основе изучения работ по психологии и философии, а также на основе зарубежного опыта регламентации ответственности за такие преступления, предложена обстоятельная критика объективных и субъективных признаков состава хулиганства, позволившая сделать вывод о нецелесообразности такого состава в рамках УК. Кроме того, разработан оригинальный подход к пониманию мотива преступления вообще и хулиганского мотива, в частности.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования выводов и рекомендаций, содержащихся в работе, в деятельности по дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства, связанного с регламентацией ответственности за преступления, совершаемые по хулиганским мотивам; при разработке рекомендаций высшей судебной инстанции России по вопросам квалификации таких преступлений; подготовке учебной и методической литературы, а также в процессе проведения лекционных и семинарских занятий в ВУЗах.

Основные положения, выносимые на защиту.

Основным мотивообразующим свойством человеческого поведения обладают потребностные состояния, которые могут быть как осознанными, так и неосознаваемыми. При этом прежде всего удовлетворяются те потребности, которые обладают доминантным свойством, уступая затем место потребностям иного уровня.

Среди определяющих базовых потребностей, мотивирующих человеческое поведение, выделяются потребности в избегании внешних вредностей (потребность в защите) и потребность в самоактуализации (в проявлении личностного «Я»). В основе хулиганского мотива лежат именно эти две потребности.

Под хулиганским мотивом следует понимать чаще всего неосознанный фактор, побуждающий поведение, основанный на базовой потребности демонстрации собственного «Я» или защите от предполагаемой внешней угрозы.

Хулиганский мотив, как и любой другой, не может быть преступным. Мотив вообще лишён оценочных возможностей с позиций нравственности и этики, поскольку импульс, детерминирующий человеческое поведение, невозможно с психофизиологических позиций подвергнуть оценке.

Состав хулиганства (ст.213 УК РФ) не имеет конкретной специфики объекта, объективной стороны. Признаки объекта и объективной стороны хулиганства в полной мере свойственны соответствующим признакам других составов преступлений.

Признак хулиганства «грубое нарушение общественного порядка» некорректен, так как любое правонарушение в той или иной степени грубо нарушает общественный порядок.

Масштаб деяний, которые могут быть квалифицированы как хулиганство, аморфен, чётко не определён. В результате чего сюда могут быть отнесены иные действия, подпадающие под конкретные нормы УК.

Уголовная ответственность за деяния, совершённые по хулиганским мотивам, должна наступать с 14 летнего возраста, поскольку, во-первых, опасность деяний, совершённых на основе хулиганских побуждений, осознаётся в более раннем возрасте и, во-вторых, в современной редакции ст. 213 УК РФ очевидны рассогласования в возрастном пороге между простым и квалифицированным видом преступления, которые рационально объяснить невозможно.

9. Статью 213 УК РФ декриминализировать. В целях новеллизации законодательства: вместо состава хулиганства предлагаем следующий вариант новеллизации Уголовного закона: дополнить ч.2 ст. 117 УК РФ пунктом «и» следующего содержания: «из хулиганских побуждений»; ч.2 ст. 166 УК РФ дополнить пунктом «г» следующего содержания: «из хулиганских побуждений»; дополнить ст.214 УК РФ частью 2 следующего содержания: «То же деяние, совершённое из хулиганских побуждений»; дополнить ст. 243 УК РФ частью 3 следующего содержания: «Деяния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершённые из хулиганских побуждений; дополнить часть 2 ст. 244 УК РФ пунктом «г» следующего содержания: «по хулиганским мотивам».

Кроме того, учитывая особенности хулиганского мотива, а также конструктивные особенности ряда составов Особенной части УК, не позволяющие включить хулиганский мотив в качестве квалифицирующего или конститутивного признака, считаем необходимым дополнить перечень отягчающих наказание обстоятельств статьи 63 УК РФ, включением в него хулиганского мотива. Для этих целей п. «е» части 1 ст. 63 УК РФ изложить в следующей редакции: «совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из хулиганских побуждений…» и далее по тексту.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в научных публикациях автора. Отдельные положения диссертационного исследования обсуждались на кафедре уголовного права и криминологии Российской правовой академии Минюста России.

Объём и структура диссертации. Диссертационное исследование выполнено в объёме, соответствующем требованиям ВАК РФ. Структура работы определена её целями и задачами и состоит из введения, трёх глав, включающих в себя семь параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовно-правовой феномен

Иванов, Н. Г. Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовноправовой феномен [Электронный ресурс] : монография / Н. Г. Иванов, И. И. Косарев. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. — 119 с. — (Серия «Научные издания для юристов»). — ISBN 978-5-238-02196-6. — Режим доступа: http://znanium.com/catalog/product/395713

Дан исторический очерк развития уголовной ответственности за хулиганство и международный опыт борьбы с ним. Раскрыты понятие «хулиганское побуждение» и виды преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений. Рассмотрены объективные и субъективные признаки хулиганства, а также квалифицированные виды хулиганства. Для научных сотрудников, работников правоохранительных органов, преподавателей, аспирантов, а также широкого круга читателей, интересующихся данной проблематикой.

Об актуальности исследования вопросов уголовно-правовой квалификации хулиганства (ст. 213 УК РФ)

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 19.04.2015 2015-04-19

Статья просмотрена: 812 раз

Библиографическое описание:

Хут М. А. Об актуальности исследования вопросов уголовно-правовой квалификации хулиганства (ст. 213 УК РФ) // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 899-901. — URL https://moluch.ru/archive/89/17695/ (дата обращения: 18.11.2018).

Преступления против общественной безопасности занимают свое определенное место в структуре Особенной части УК РФ [1]. Именно с них начинается раздел IX УК «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Несмотря на то, что эти посягательства составляют незначительную часть в общей численности преступлений, их общественная опасность чрезвычайно высока. Она обусловлена тем, что эти деяния посягают на безопасные условия жизни всего общества, они объективно вредны для достаточно широкого круга общественных отношений, их последствия тяжелы для общества. Общественный порядок, представляя собой основу национальной безопасности, является одним из необходимых и очень важных компонентов нормального функционирования современного государства, посягательство на которые нарушает общественные отношения. В числе преступлений, посягающих на общественный порядок, наиболее значимым является хулиганство (ст. 213 УК РФ). Анализ правоприменительной практики уголовного законодательства, предусматривающего ответственность за хулиганство, свидетельствует о стабильной тенденции к снижению регистрируемых преступлений указанной категории. Так, если в 2001 г. в РФ зарегистрировано 135183 хулиганства (ст. 213 УК РФ), то в 2004 г. этот показатель снизился до 28810 (-78,6 %), в 2010 г. до 7219 (-94,6 %), в 2011 г. до 5635 (-21,9), в 2012 г. до 5155 (-8,5), в 2013 г. до 4850 (-5,9) и в январе-декабре 2014 г. до 4022 (-17,5) [6].

Однако, на самом деле регистрируемое в последние годы уменьшение числа подлежащих регистрации исследуемых преступных деяний не отражает действительной картины и не свидетельствует об ослаблении напряженности криминальной ситуации. В значительной степени это связано с их латентностью, которая носит не только естественный характер, но и определяется также манипуляциями со статистикой и многочисленными фактами сокрытия от учета и регистрации не только исследуемых криминальных посягательств, но и иных преступлений в целом. При этом, несмотря на то, что рассматриваемые преступления имеют стойкую тенденцию к снижению, вызывает обеспокоенность их тяжесть, совершение подавляющего числа этих преступлений несовершеннолетними, в том числе группой лиц. Актуальность темы исследования подтверждается не только указанными нами обстоятельствами, но и также тем, что часто хулиганство, по мнению Л. А. Есиной, является только первым шагом на пути совершения более тяжких преступлений [12]. Также имеются определенные трудности и в следственной и судебной практике правоохранительных органов и судов Российской Федерации при квалификации хулиганства, которые состоят в проблемах квалификации подобных составов преступлений и разграничении хулиганства и иных преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, а также отграничении хулиганства и иных преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, от смежных составов и от административно-наказуемого мелкого хулиганства [8].

Об актуальности темы исследования свидетельствует и постоянное внимание законодателя к хулиганству в период реформирования уголовного законодательства [2, 3, 4, 5]. Это вызвано тем, что хулиганство продолжает являться наиболее распространенными и сложными по своей законодательной конструкции. Кроме того, оценочная категория понятий «грубое нарушение общественного порядка», «явное неуважение к обществу» нередко приводит к неверной оценке действий виновного, что не всегда позволяет правильно квалифицировать данные преступления и ведет к судебной ошибке. В связи с чем по мнению некоторых исследователей проблем квалификации хулиганства рекомендации Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» [7] также требуют дополнительных разъяснений и уточнений [11].

Анализ исследований, проведенных ранее по данной проблеме, подтверждает устойчивую актуальность исследуемой темы как в теоретическом, так и в практическом аспектах. Исследования Ю. М. Бозиева, С. В. Векленко, В. П. Власова, Т. Н. Волковой, П. Ф. Гришанина, М. Т. Давитадзе, B. C. Егорова, И. Я. Козаченко, Ю. А. Красикова, А. В. Кузнецова, Н. Ф. Кузнецовой, Н. Б. Маликовой, А. С. Михлина, А. В. Наумова, Н. И. Полищука, В. И. Селиверстова, Е. В. Середы, Б. В. Труфанова, Д. М. Чечота, М. Д. Шаргородского, Н. Г. Шулепова, и др. были посвящены различным уголовно-правовым аспектам хулиганства. Кроме того, в последнее десятилетие правоприменительной практики привлечения к ответственности за совершение хулиганства, также были проведено ряд исследований посвященных указанным аспектам, в том числе и на монографическом уровне [9, 10, 13, 14, 15, 16].

Результаты исследований этих авторов имеют важное теоретическое и практическое значение. Безусловно, они вносят существенный вклад в изучение данного института. Однако ряд вопросов об особенностях ответственности за хулиганство в науке уголовного права продолжают оставаться дискуссионными и не получили своего окончательного разрешения. В связи с чем, на сегодняшний день встречается немало вопросов, по которым ведутся острые дискуссии, и которые в правоприменительной деятельности решаются отнюдь не единообразно, что приводит к разным решениям соответствующих судов.

1. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ. — По сост. на 30 марта 2015 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

2. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ. — По сост. на 07 декабря 2011 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2003. — № 50. — Ст. 4848.

3. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму: федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 211-ФЗ. — По сост. на 22 февраля 2014 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2007. — № 31. — Ст. 4008.

4. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ. — По сост. на 28 декабря 2013 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2011. — № 50. — Ст. 7362.

5. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 24 ноября 2014 г. № 370-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2014. — № 48. — Ст. 6651.

6. Состояние преступности в России за 2001–2014 гг. / Официальный сайт МВД России [Элект. ресурс]. — Режим доступа: http: // www. mvd.ru. — Состояние преступности в России.

7. О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2008. — № 1.

8. Батюкова В. Е. Общая характеристика трудностей, возникающих в следственной и судебной практике при квалификации хулиганства / В. Е. Батюкова // Право и жизнь. — 2012. — № 8. — С. 23–28.

9. Григорян К. В. Хулиганство по уголовному праву России / К. В. Григорян: автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. — М., 2010. — 26 с..

10. Есина Л. А. Квалификация хулиганства и иных преступлений, совершенных из хулиганских побуждений: уголовно-правовые и криминологические аспекты / Л. А. Есина: автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. — Челябинск, 2011. — 22 с.

11. Есина Л. А. Некоторые вопросы квалификации хулиганства в свете постановления Пленума Верховного Суда Рф от 23.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» / Л. А. Есина // Правонарушения и юридическая ответственность: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. — Тольятти: ТГУ, 2009. — С. 86–88.

12. Есина Л. А. Хулиганство как вид преступления против общественного порядка / Л. А. Есина // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Специальный выпуск «Правоведение». — Тольятти, 2008. — № 2 (2). — С. 44–46.

13. Косарев И. И. Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовно-правовой феномен / И. И. Косарев: автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. — М., 2012. — 23 с.

14. Смирнова Е. Г. Хулиганство:Уголовно-правовые и криминологические аспекты / Е. Г. Смирнова: автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. — Краснодар, 2005. — 26 с.

15. Сулейманов Р. Г. Хулиганство: Теоретические и правоприменительные аспекты / Р. Г. Сулейманов: автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. — Саратов, 2009. — 26 с.

16. Фомин В. В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика хулиганства / В. В. Фомин: автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. — М., 2008. — 26 с.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. N 45 г. Москва «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. В соответствии с законом уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.

2. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

3. При квалификации действий лица по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ судам следует при необходимости на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при хулиганстве предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия лица, применившего при совершении хулиганства оружие, должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.

Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

4. Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

5. При квалификации действий виновного как хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суды должны исходить из требований, предусмотренных частью 2 статьи 35 УК РФ. При решении вопроса о квалификации таких действий по части 2 статьи 213 УК РФ, судам следует иметь в виду, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ).

Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления. При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ).

6. В случае если лицо вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью 4 статьи 150 УК РФ (за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу).

7. Как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ), следует квалифицировать действия виновного в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий.

В тех случаях, когда сопротивление представителю власти оказано лицом после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 213 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за совершенное преступление (например, по статье 317 или статье 318 УК РФ).

8. Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.

9. Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ.

Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом «а» части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом «б» части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом «б» части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.

10. К лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, следует относить военнослужащих, лиц, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, привлекаемых к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностных лиц органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка. Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.

11. Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

12. Судам следует отграничивать хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий.

Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту «е» части 2 статьи 112 УК РФ).

13. С учетом того, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ и соответствующей части статьи 213 УК РФ.

При решении вопроса о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб, судам следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, его материального положения.

15. Вандализм, совершенный по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отличать от хулиганства, совершенного по тем же мотивам. При вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах. В тех случаях, когда наряду с вандализмом (статья 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ.

16. Рекомендовать судам при установлении в ходе судебного разбирательства дел о хулиганстве, а также об иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и нарушений прав и свобод граждан реагировать на эти обстоятельства путем вынесения частных определений (постановлений), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

Председатель Верховного Суда Российской Федерации
В. Лебедев
Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации
В. Демидов