Юрист юристка

admin

Российская юристка призналась, что была информатором Кремля на выборах президента США

Российская юристка Наталья Весельницкая призналась, что была информатором Кремля во время встречи с чиновниками президентской кампании Дональда Трампа в 2016 году в офисном здании Trump Tower. Ранее журналистка отрицала связи с российской властью.

Об этом Весельницька сказала в интервью NBC News, сообщает Newsweek.

«Я – юрист и информатор. С 2013 года я активно общаюсь со службой российского генерального прокурора», — сказала юристка.

Отметим, что спецпрокурор США Роберт Мюллер, который расследует связи кампании Трампа с Россией, обращал внимание на встречу в 2016 году, на которой команда действующего американского лидера пыталась получить негативную информацию о конкурентке Трампа, демократке Хиллари Клинтон.

Весельницькая рассказала, что работала на Юрия Чайку, который в момент встречи был генеральным прокурором России. При этом в ноябре перед юридическим комитетом Сената юрист утверждала, что она «не имела связей с Чайкой, его представителями и учреждениями, кроме тех, которые требует профессиональный статус юриста».

Однако полученная электронная переписка свидетельствует, что Весельницькая тесно сотрудничала с Чайкой по защите фирмы российского бизнесмена, который занимался недвижимостью «Превезон холдинг». Эту фирму обвиняли в мошенничестве в США. Министерство юстиции США заключило мировое соглашение с «Превезон холдинг», которое предусматривает выплату 6000000 долларов. Это соглашение фирма до сих пор не выполнила.

Авторка, экспертка, юристка. Помогут ли феминитивы в борьбе за права женщин?

Не редактор, а редакторка, не эксперт, а экспертка, не профессор, а профессорка… Все это феминитивы – слова, которыми некоторые женщины определяют свою профессиональную принадлежность. Мы поговорили с экспертами, не противоречат ли они правилам русского языка, могут ли изменить стереотипы и почему кто-то всячески противится их использованию, а кто-то обеими руками за.

Я готовлю этот текст и представляю себе кровопролитные баталии с корректором. Скорее всего, каждую «редакторку» и «экспертку» придется отвоевывать с боем. Делать это будет непросто – хотя бы потому, что все мое существо противится использованию феминитивов.

Возможно, вы никогда не слышали этих слов, но на их употреблении активно настаивают сторонницы феминистского движения. С их точки зрения, отсутствие этих слов в языке напрямую отражает патриархальные установки нашего общества, в котором женщины по-прежнему на вторых ролях. Но они, кажется, пока еще в меньшинстве.

Многие женщины предпочитают, чтобы их специальность звучала в мужском роде: как ни крути, есть в «лекторшах» и «бухгалтершах» что-то пренебрежительное. «Лектор» и «бухгалтер» звучит весомее, профессиональнее. Во всяком случае, пока.

«РЕЧЬ ОБ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ КОНФЛИКТЕ»

Анна Потсар, филолог

Мы говорим не о словообразовании как таковом, а о стоящем за ним идеологическом конфликте. Сами по себе слова «авторка», «экспертка» новые, в словарях их нет. Более привычные «авторша», «билетерша», «редакторша» воспринимаются как пренебрежительные. Образованные с помощью суффикса «к» слова женского рода звучат более нейтрально.

Но дело в другом. Каждое такое слово содержит в себе конфликт двух идеологий. Согласно первой, есть языковая система, в которой профессиональная принадлежность обозначается словами мужского рода. Тем самым официально закреплено многовековое превосходство мужчин.

Это «многоголосые слова» – слова, в которых сталкиваются разные точки зрения

Носители (а в большинстве своем – носительницы) альтернативной идеологии считают, что женский род имеет равные права. Они не просто декларируют, а скорее подчеркивают и «выпячивают» этот момент противостояния мужского и женского, заявляют о своих правах на равный с мужчинами статус.

Таким образом, словесные единицы «авторка», «редакторка», «экспертка» содержат это противостояние. Это так называемые «многоголосые слова», в которых сталкиваются разные точки зрения. И можно с уверенностью говорить о том, что они в обозримом будущем не будут стилистически нейтральными и не станут нормативными словесными единицами.

«ВЗГЛЯД НА МИР ГЛАЗАМИ ЖЕНЩИНЫ»

Ольгерта Харитонова, феминистская философиня

«Язык – это дом бытия», – сказал Хайдеггер, философ, уточню – мужчина. Философ Арендт, несмотря на сотрудничество Хайдеггера с фашистами, вспоминает о нем как об одном из наиболее значимых философов ХХ века. При этом Арендт также весьма значимая фигура в политической теории, психологии и философии ХХ века. Даром что женщина. А прочитаешь «философ Арендт» и не подумаешь, что философом может быть женщина. Может.

Женщины вообще могут быть инженерами, слесарями, сантехниками, лидерами, талантами, полковниками и пилотами.

Итак, язык – это дом бытия. Именно в языке бытие живет и существует. То, чего в языке нет, то и не живет, того нет в жизни. Женщины-профессора нет, потому что до сих пор в русском языке профессорша – это жена профессора, а слова «профессорка» не существует. Значит, женщине-профессору нет места в языке, а следовательно, ей нет места и в жизни. И тем не менее я сама знаю несколько женщин, работающих на должности профессора.

Гендерные стереотипы можно разбить, лишь переворачивая все с ног на голову, меняя угол зрения на противоположный

Феминитивы призваны устранить эту несуразицу и несправедливость. Они нужны, чтобы сделать женщин видимыми и в профессиональных областях, и в области политики, и в социальном поле, где женщина в основном – мать, дочь, бабушка, а не глава города и не творец новой реальности.

Гендерные стереотипы, как и любые другие, можно разбить, лишь переворачивая все с ног на голову, меняя угол зрения на противоположный. До сих пор мы смотрим на общество и на жизнь в нем глазами мужчин. Феминитивы предлагают взглянуть на мир глазами женщин. В этом случае меняется не только взгляд, но и мир.

«ЦЕННОСТЬ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ К СВОЕМУ ПОЛУ»

Юлия Захарова, клинический психолог

Появление феминитивов связано с антидискриминационным движением. Оно появилось как противопоставление идее «другой, отличный от меня, от большинства – значит, чужой». Но если в начале этого движения в фокусе было равноправие: «Все люди равны, одинаковы!», то теперь оно серьезно видоизменилось. Считать всех равными, приравнивая женщин к мужчинам, так же дискриминативно по своей сути. Появление феминитивов отражает современный лозунг антидискриминационного движения – «Уважай различия!».

Женщины отличаются от мужчин, они не хотят быть приравнены к мужчинам. Женский пол – и не слабый, и не равный мужскому. Он просто другой. Именно в этом суть гендерного равенства. Понимание этого факта находит отражение в языке. Многим женщинам сегодня важно продемонстрировать не равенство мужчине, а ценность принадлежности к своему полу.

«Непривычное часто кажется некрасивым»

Сююмбике Давлет-Кильдеева, диджитал-социолог

Конечно же, феминитивы важны. Это очень просто: пока явление не закреплено в языке, оно не закреплено и в сознании. Многих бомбит от слова «авторка», и обычно те, кто высказывает возмущение по его поводу, упирают на то, что авторов-женщин полно и у них есть все права, но это не так.

Недавно у поэтессы Фаины Гримберг был текст о том, что, как бы женщина ни старалась, все равно она не сможет писать как мужчина, потому что ее биологическое предназначение — рожать не тексты и смыслы, а детей. И пока эта мысль находит отклик в головах, нужно говорить об авторках и писательницах в женском роде, чтобы даже у последних скептиков не осталось сомнений в том, что женщина может писать не хуже, чем мужчина.

Еще про феминитивы часто говорят, что они непривычно звучат и уродуют язык, но это все глупости. Мне, например, кажутся уродливыми слова «парашют» и «гульфик», но это точно такая же субъективная оценка. Непривычное часто кажется некрасивым, но это вопрос времени. Когда эти слова устоятся, они перестанут резать слух. Это естественное развитие языка.

«ДУРАЦКОЕ ПЕРЕДЕЛЫВАНИЕ ЯЗЫКА»

Елена Погребижская, режиссер

Лично мне это режет слух. По-моему, это довольно дурацкое переделывание языка. Раз уж в русском языке многие профессии называются в мужском роде, у вас, ребята, пишущие «авторка» и «юристка», слишком много самомнения, если вы считаете, что раз вы так написали, то теперь русский язык под вас прогнется и примет эту хрень за норму.

«ВОЗМОЖНОСТЬ СДЕЛАТЬ ВКЛАД ЖЕНЩИН ВИДИМЫМ»

Лилит Мазикина, писательница

Я знаю, что многие коллеги считают, будто «журналистка» звучит непрофессионально и лучше будет представляться журналистом (а еще обязательно поэтом, потому что поэтесса – это такой ненастоящий поэт), но я как журналистка считают журналисток доказавшими свой профессионализм за историю XX и XXI века трудягами пера, клавиатуры, камеры и микрофона. Так что про себя пишу обычно: журналистка, писательница, поэтка. Могла бы «поэтесса», но очень люблю полонизмы и среди новых, популярных у части феминисток феминитивов, к тем, что на «-ка», отношусь с наибольшей теплотой.

Если какие-то новые слова вообще вводит в свою речь большое количество людей, значит, на них есть запрос. Насколько широк он и насколько долго сохраняется, вопрос другой. У меня и многих других феминисток есть запрос на то, чтобы вклад женщин в профессии, науке сделать видимым, чтобы профессионализм не ассоциировался только с мужским родом и, следовательно, полом. Язык отражает наше сознание и влияет на сознание, это научный факт, и я на него опираюсь, когда приветствую видимые феминитивы.

«ДАНЬ ПОЛИТКОРРЕКТНОСТИ»

Анна С., журналист

Возможно, со временем феминитивы интегрируются в язык, но сейчас это такая же дань политкорректности, как и писать «в Украине». Поэтому лично меня это несколько коробит.

Меня не оскорбляет в бытовом смысле, если пишут «врач прописала». Я не вижу в этом какого-то ущемления, но согласна, что это может быть неудобно с точки зрения подбора глаголов в нужном роде, если персонаж незнаком. Например, «адвокат Кравчук» – как понять, он это или она? В целом, хотя я и осознаю пластичность и многообразие языка, на данный момент устоявшиеся нормы для меня важнее.

«Я бы не хотела, чтобы меня называли психологиней, но не против называть так тех, кто на этом настаивает», – говорит в конце нашей беседы Юлия Захарова. Я с ней согласна. Быть редактором для меня привычнее, чем редакторкой или редакторшей. Наверное, я в гораздо меньшей степени феминистка, чем привыкла думать, и куда больший консерватор. Словом, тут есть о чем подумать.

На каком языке мы будем говорить завтра

«Мемас», «хайп», «дизлайк». За десять лет мессенджеры и социальные сети продиктовали новые правила письменного текста. Сообщения в Cети растеряли знаки пунктуации, игнорируют правила грамматики, пестрят заимствованиями и больше похожи на путаную устную речь. Причем не очень русскую.

Думать о других естественно или это невроз?

Мы привыкли думать, что альтруизм – благородное качество. Однако в последнее время много говорят о том, что нужно развивать здоровый эгоизм. Что же важнее – наши собственные желания или потребности другого? Об этом рассуждает психотерапевт Ирина Млодик.

Юристка и юристец: Лингвист о будущем феминитивов и изменениях в языке

Едва ли хоть одна лингвистическая проблема вызывает столько ожесточённых споров в публичном пространстве, как феминитивы. Пока одни говорят, что они нужны, чтобы сделать женщин в языке видимыми, другие настаивают, что это «насилие» над языком. Мы поговорили с кандидатом филологических наук, доцентом РГГУ, научным сотрудником Высшей школы экономики Александром Пиперски о происходящих в языке изменениях, гендерном неравенстве в языке и о том, можно ли решить эти сложные вопросы. Скоро у Александра совместно с лингвистами Максимом Кронгаузом и Антоном Соминым выходит книга «Сто языков» — о сотне самых интересных и необычных языков мира.

Об изменениях в русском языке, эмодзи и заимствованиях

Я думаю, что за последние десять лет мы просто привыкли к происходящему вокруг нас, поэтому уровень жалоб на то, что русский язык в кризисе, снизился. Десять лет назад действительно происходили радикальные изменения: в интернете массово появлялись тексты, не соответствующие привычным высоким нормам — не говоря уже о «языке падонкафф», который намеренно эти нормы искажал. Сейчас люди переписываются в мессенджерах, социальных сетях; жалобы, конечно, всё равно слышны, но они стали гораздо тише.

Если интернет что-то изменит в языке, мы этого даже не заметим. Это не будет началом всеобщей неграмотности — просто изменится норма: что-то, что было недопустимо, станет казаться нормальным. Простой пример: в современном русском языке всё равно, писать букву Ё или нет. В Древнем Новгороде было всё равно, писать О или Ъ. Сейчас перепутать О с Ъ немыслимо, а Ё и Е — пожалуйста. Новые нормы быстро станут привычными. Например, мы не удивляемся, что люди пишут тексты, комментарии в интернете с маленькой буквы, хотя в правилах написано, что предложение должно начинаться с большой. То, что мы читаем тексты, которые не проходят через корректора и редактора, конечно, влияет на нас.

С одной стороны, нарушается визуальное узнавание сложных случаев, которые корректоры и редакторы бы исправили. Но, с другой стороны, благодаря интернету мы читаем очень много. Изучая посты в фейсбуке, вы, может быть, не узнаете, как правильно писать «с ходу» — слитно или раздельно, — но как пишется слово «компьютер», точно запомните, потому что всё время его видите.

Что касается эмодзи, стикеров и гифок, я думаю, что устной речи бояться нечего, потому что в неё это всё равно не проникает. А вот в письменной речи действительно могут происходить интересные трансформации. Появление эмодзи — это в каком-то смысле откат к тому, с чего начиналось письмо. Если вспомнить рассказ Киплинга о том, как было написано первое письмо (это не то чтобы научный источник, но разумная история), то сперва люди начали рисовать, потом постепенно рисунки стали всё более схематичными, потом они начали обозначать не слова, а слоги, потом не слоги, а звуки. Сейчас мы снова переходим к письму, которое можно даже назвать идеографическим или пиктографическим. Нарисовать шаблонный тортик короче, чем написать «С днём рождения!» Просто меняются некоторые сферы коммуникации.

→ Сложно предсказать, какие феминитивы закрепятся в нашем языке, но можно посмотреть, какие из них активнее всего обсуждаются. В этом помогает корпусная лингвистика — наука об исследовании больших массивов текстов. Собрав тексты общим объёмом пятьсот тысяч слов по ключевым словам «феминитив», «феминизм», «сексизм», «гендерное равноправие», «феминистка», «язык», я получил дюжину обозначений женщин по профессии или по роду деятельности, которые встречаются в этих текстах в разы чаще, чем в русскоязычном интернете вообще

Об обилии заимствований говорили и десять, и двести лет назад. Но мне кажется, что ничего страшного в них нет. Например, вчера я узнал русское слово «мерч» — это сувенирная продукция (тут тоже два нерусских корня). Это слово короче. Кроме того, оно встроено в систему русского языка, склоняется по падежам: мерч, мерча, мерчу. Появилось слово для обозначения новой реалии — ничего страшного в этом нет. Мне кажется, что пока русский язык не вытесняется из сфер общения, с ним ничего плохого не происходит. Например, я веду занятия в магистратуре для лингвистов по-английски, и это, с одной стороны, хорошо, потому что подразумевает международность (у нас есть студенты из Нидерландов, из Италии), а с другой стороны, означает, что о каких-то предметах, которые я преподаю, уже сложно говорить по-русски. Но пока речь идёт просто о заимствованиях, которые русский язык прекрасно осваивает, я не вижу проблемы.

Искусственно защищать язык, конечно, можно — этим часто занимаются с разным успехом. Результат сильно зависит от языковой ситуации, политики, даже размеров страны. Скажем, в Исландии получается очень хорошо, потому что это компактное сообщество, которое с вниманием относится к языку. Там действительно практически нет заимствований — хотя отдельные слова проникают.

В России нет авторитетного органа, который бы говорил, что нельзя употреблять определённые заимствования. Во Франции есть регулирующий орган, но его решения часто вызывают смех: например, когда запрещают слово «хештег» и заставляют говорить «mot-dièse» — «решёточка». Я, как лингвист, скорее предпочитаю дескриптивный подход прескриптивному — то есть описывать, что происходит, а не запрещать что-то.

О неравенстве в языке

К гипотезе Сепира-Уорфа, которая подразумевает, что язык определяет сознание, современные лингвисты относятся по-разному. Если я скажу, что мы находимся «в плену языка», это будет сильная фраза. Но если я скажу аккуратнее, что «язык влияет на некоторые аспекты мышления», с этим спорить сложнее — но это уже и не такое интересное утверждение. Действительно, видимо, есть аспекты сознания, которые определяет язык. Например, он часто влияет на классификацию предметов. В русском языке есть слово «вода» и слово «сок». По-русски кола называется газированной водой. В российских магазинах чаще всего соки стоят в одном месте, а минеральная вода и кола рядом. В Сербии наоборот: там словом «сок» называют любой цветной напиток, а словом «вода» — только воду. А в магазине кола стоит рядом с фруктовым соком. Можно говорить о конкретных аспектах, но делать вывод, что всё наше сознание и мышление определяется языком, я бы не рискнул.

На уровне языка гендерное неравенство, конечно, прослеживается. У одного из классиков гендерной лингвистики Робин Лакофф есть книга «Language and Woman’s Place» («Язык и место женщины»). Там приводится пример из английского — предложения «He’s a professional» («Он профессионал») и «She’s a professional» («Она профессионал») — роды в английском не различаются.

В 70-е годы, когда она это писала, предложение «He’s a professional» понимали так, что, скорее всего, он юрист или работает в подобной сфере. «She’s a professional» тогда понималось более-менее однозначно: она — секс-работница. Получается, одно и то же слово применительно к мужчине или женщине значит разные вещи.

Где-то с 70-х лингвисты стали обращать внимание на то, что в языке зашито много информации, которую мы не замечаем, но которую не можем не выразить. Например, в русском языке грамматического рода больше, чем в английском: в английском он проявляется только в местоимениях, а в русском есть у глаголов, существительных, прилагательных. Соответственно, язык часто заставляет нас выражать род, гендерную принадлежность.

Пример из моей переводческой практики: «The singer was found dead». Я быстро перевёл это как «Певец был найден мёртвым», но дальше было: «The singer was found dead in her apartment» — то есть «Певица была найдена мёртвой». По-русски ты обязан это выразить сразу, а на английском можно этого не делать.

→ слова, обозначающие женщин по профессии или роду деятельности, которые чаще всего обсуждаются в русскоязычном интернете:

Словник Лемківскої Говірки . Пиртей П.С. . 2001 .

Смотреть что такое «юристка» в других словарях:

юристка — правоведка, законница Словарь русских синонимов. юристка сущ., кол во синонимов: 2 • законница (2) • … Словарь синонимов

юристка — ЮРИСТ, а, м. Специалист по юридическим наукам, юридическим вопросам. Учёный ю. Консультироваться у юриста. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

юристка — ж. разг. жен. к сущ. юрист Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

юристка — юр истка, и, род. п. мн. ч. ток … Русский орфографический словарь

юристка — и. Жін. до юрист … Український тлумачний словник

юристка — см. юрист; и; мн. род. ток, дат. ткам; ж.; разг. Сестра была юристкой … Словарь многих выражений

юристка — іменник жіночого роду, істота … Орфографічний словник української мови

законница — юристка, указница Словарь русских синонимов. законница сущ., кол во синонимов: 2 • указница (1) • ю … Словарь синонимов

Кровавая дорога (фильм) — Дорога на Вегас Destination Vegas Жанр триллер … Википедия

Женщин обижать не рекомендуется (фильм) — Женщин обижать не рекомендуется Жанр мелодрама Режиссёр Валерий Ахадов Продюсер Игорь Толстунов Евгений Голынский Сергей Козлов … Википедия

Толковый словарь Ефремовой . Т. Ф. Ефремова. 2000 .

Смотреть что такое «юристка» в других словарях:

юристка — правоведка, законница Словарь русских синонимов. юристка сущ., кол во синонимов: 2 • законница (2) • … Словарь синонимов

юристка — ЮРИСТ, а, м. Специалист по юридическим наукам, юридическим вопросам. Учёный ю. Консультироваться у юриста. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

юристка — юр истка, и, род. п. мн. ч. ток … Русский орфографический словарь

юристка — и. Жін. до юрист … Український тлумачний словник

юристка — см. юрист; и; мн. род. ток, дат. ткам; ж.; разг. Сестра была юристкой … Словарь многих выражений

юристка — іменник жіночого роду, істота … Орфографічний словник української мови

юристка — кы, ж. Пр. Жін. до юриста … Словник лемківскої говірки

законница — юристка, указница Словарь русских синонимов. законница сущ., кол во синонимов: 2 • указница (1) • ю … Словарь синонимов

Кровавая дорога (фильм) — Дорога на Вегас Destination Vegas Жанр триллер … Википедия

Женщин обижать не рекомендуется (фильм) — Женщин обижать не рекомендуется Жанр мелодрама Режиссёр Валерий Ахадов Продюсер Игорь Толстунов Евгений Голынский Сергей Козлов … Википедия