Комментарий к статье 1731 гк рф

admin

Комментарий к статье 1731 гк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 173.1 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 173.1 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления

1. Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность.

2. Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа.

3. Лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 173.1 ГК РФ, судебная практика применения

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» содержатся следующие разъяснения:

Оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью

При рассмотрении требования о признании сделки недействительной, как совершенной с нарушением предусмотренного Федеральным законом от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и Федеральным законом от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» порядка совершения крупных сделок, подлежит применению статья 173.1 Гражданского кодекса РФ, а с нарушением порядка совершения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, — пункт 2 статьи 174 ГК РФ (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) с учетом особенностей, установленных указанными законами.

В пп. 55-57, 90-91 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения:

Способы выражения согласия третьего лица на совершение сделки

Согласие третьего лица на совершение сделки может быть выражено любым способом, за исключением случаев, когда законом установлена конкретная форма согласия (например, пункт 3 статьи 35 СК РФ).

Согласие органа публично-правового образования должно быть выражено в письменной форме (в виде ненормативного правового акта, письма и т.п.).

При этом согласие третьего лица может быть адресовано любому из контрагентов сделки.

Согласно пункту 3 статьи 157.1 ГК РФ согласие на совершение сделки может быть как предварительным, так и последующим (одобрение).

Дополнительные условия предварительного согласия на совершение сделки

Лицо, дающее предварительное согласие, вправе дополнительно указать условия, на которых оно согласно с тем, чтобы сделка была совершена. Несоблюдение сторонами сделки названных условий дает третьему лицу право на ее оспаривание на основании статьи 173.1 ГК РФ.

Третье лицо вправе дать одно согласие на совершение нескольких сделок. При этом статья 157.1 ГК РФ не предусматривает возможности выдачи общего согласия третьего лица на совершение любых сделок с конкретно неопределенным имуществом. Допустимость такого согласия может быть предусмотрена законом или вытекать из особенностей правоотношений сторон сделки и третьего лица, согласующего ее.

Отзыв согласия на совершение сделки и признание такого согласия недействительным

Третье лицо, давшее предварительное согласие на совершение сделки, вправе отозвать его, уведомив стороны сделки до момента ее совершения и возместив им убытки, вызванные таким отзывом (статья 15 ГК РФ).

Поскольку гражданским законодательством не установлены правила об отзыве согласия третьего лица на совершение сделки, в таком случае по аналогии закона подлежат применению положения об отзыве акцепта (пункт 1 статьи 6, статья 439 ГК РФ). Отзыв согласия, сообщение о котором поступило сторонам сделки после ее совершения, считается несостоявшимся. Отзыв предварительного согласия после совершения сделки, равно как и отзыв осуществленного последующего согласия (одобрение) не могут служить основанием для признания сделки недействительной.

Согласие на совершение сделки может быть признано недействительным применительно к правилам главы 9 ГК РФ. В частности, согласие, данное третьим лицом под влиянием существенного заблуждения, обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств, может быть оспорено в соответствии со статьями 178 и 179 ГК РФ.

При признании согласия на совершение сделки недействительным сделка может быть оспорена по мотиву отсутствия необходимого в силу закона согласия по правилам статьи 173.1 ГК РФ.

Недействительной может быть признана только сделка, получить согласие на которую предписано законом

Сделка может быть признана недействительной по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 173.1 ГК РФ, только тогда, когда получение согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (далее в этом пункте — третье лицо) на ее совершение необходимо в силу указания закона (пункт 2 статьи 3 ГК РФ).

Не может быть признана недействительной по этому основанию сделка, получение согласия на которую необходимо в силу предписания нормативного правового акта, не являющегося законом. По общему правилу последствием заключения такой сделки без необходимого согласия является возмещение соответствующему третьему лицу причиненных убытков (статья 15 ГК РФ).

Статья 173.1 ГК РФ не применяется при нарушении преимущественного права покупки

В случае нарушения предусмотренного законом преимущественного права покупки какого-либо имущества статья 173.1 ГК РФ не подлежит применению.

Последствием такого нарушения является предоставление обладателю преимущественного права в установленном законом порядке требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя (пункт 3 статьи 250 ГК РФ, пункт 18 статьи 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д.).

«Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй)» (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) («Юрайт», 2003)

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
КОММЕНТАРИЙ
К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 1 ноября 2002 года
Под редакцией профессора Т.Е. АБОВОЙ
и профессора А.Ю. КАБАЛКИНА
Авторский коллектив:
Абова Тамара Евгеньевна, д.ю.н. — гл. 40, 41
Андреева Любовь Васильевна, к.ю.н. — гл. 30 (§ 6)
Аникина Екатерина Борисовна — гл. 44
Беляева Зоя Сергеевна, д.ю.н. — гл. 30 (§ 5)
Богатых Елена Александровна, к.ю.н. — гл. 60
Васильева Елена Николаевна — гл. 34 (§ 1 — 5), 54 (совместно с С.А. Сосной), 59 (кроме ст. 1073 — 1075 и 1099 — 1101)
Ершова Наталия Матвеевна, д.ю.н. — гл. 33 (§ 4)
Занковский Сергей Сергеевич, к.ю.н. — гл. 42 (§ 1 (ст. 807 — 814), 3)
Иконицкая Ирина Александровна, д.ю.н. — гл. 30 (§ 7)
Кабалкин Александр Юрьевич, д.ю.н. — гл. 31, 32, 36, 39
Кабатова Елена Витальевна, к.ю.н. — гл. 34 (§ 6)
Кудрявцева Галина Александровна, к.ю.н. — гл. 49, 50
Максимович Андрей Яковлевич, к.ю.н. — гл. 33 (§ 1, 2 (ст. 589 — 590))
Меламед Александр Львович — гл. 33 (§ 2 (ст. 591 — 595), 3)
Мозолин Виктор Павлович, д.ю.н. — гл. 30 (§ 1)
Никифорова Мария Анатольевна, к.ю.н. — гл. 42 (§ 1 (ст. 815 — 818))
Нечаева Александра Матвеевна, д.ю.н. — гл. 59 (ст. 1073 — 1075)
Олейник Оксана Михайловна, д.ю.н. — гл. 30 (§ 3, 4, 8)
Рассудовский Владимир Александрович, д.ю.н. — гл. 37 (§ 4), 38
Резник Генри Маркович, к.ю.н. — гл. 59 (ст. 1099 — 1101)
Санникова Лариса Викторовна, к.ю.н. — гл. 45
Скрипко Виталий Романович, д.ю.н. — гл. 35
Соловяненко Нина Ивановна, к.ю.н. — гл. 42 (§ 2), 46, 47, 53
Сосна Сергей Андреевич, к.ю.н. — гл. 54 (совместно с Е.Н. Васильевой)
Тарасов Андрей Александрович — гл. 56, 58
Фогельсон Юрий Борисович, к.ю.н. — гл. 48
Харитонова Юлия Сергеевна, к.ю.н. — гл. 30 (§ 2)
Хромов Владимир Леонидович — гл. 37 (§ 1 — 3, 5), 51
Чернышова Светлана Абрамовна, д.ю.н. — гл. 57
Шебанова Надежда Александровна, к.ю.н. — гл. 52, 55
Юденков Александр Павлович — гл. 43
ПРЕДИСЛОВИЕ
Со дня введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) прошло более шести лет. За это время появился ряд новых федеральных законов, в которых содержатся нормы, регулирующие отношения, предусмотренные ГК РФ. В их числе законы «О финансовой аренде (лизинге)», «О лицензировании отдельных видов деятельности», «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Земельный кодекс Российской Федерации, Транспортный устав железных дорог Российской Федерации, Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации и другие.
Сформировалась и практика применения норм ГК РФ судами (арбитражными и общей юрисдикции).
Все это свидетельствует о том, что ГК РФ основательно вошел в жизнь российского общества как один из наиболее фундаментальных законов рыночной экономики.
Настоящий постатейный Комментарий учитывает законодательство, принятое после введения в действие части второй ГК РФ.
ГК РФ является весьма сложным кодификационным актом, нормы которого должны быть точно выверены и сбалансированы. Содержащиеся в Комментарии разъяснения норм каждой статьи Кодекса основываются, в частности, на анализе отдельных федеральных законов и иных нормативных правовых актов, относящихся к сфере его действия, использовании материалов судебной практики, прежде всего постановлений Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.
Комментарий носит научно-практический характер. В нем содержится не только анализ соответствующих статей ГК РФ, но и учитывается практика реализации его положений в том числе и тех, которые, с точки зрения авторов Комментария, нуждаются в изменении или дополнении.
Авторы надеются, что данный Комментарий будет содействовать правильному пониманию и применению этого очень важного для социального и экономического развития России закона.
26 января 1996 года N 14-ФЗ

ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
(в ред. Федеральных законов от 12.08.1996 N 110-ФЗ,
от 24.10.1997 N 133-ФЗ, от 17.12.1999 N 213-ФЗ)
(с изм., внесенными Федеральным законом от 26.01.1996
N 15-ФЗ, Постановлением Конституционного Суда РФ
от 23.12.1997 N 21-П)
Раздел IV. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Глава 30. КУПЛЯ-ПРОДАЖА
§ 1. Общие положения о купле-продаже
Комментарий к § 1
В системе отдельных видов обязательств договор купли-продажи занимает ведущие позиции. На его основе осуществляются отношения по обмену созданных природой и производимых человеком имущественных ценностей, являющихся товарами.
В § 1 гл. 30 излагаются нормативные положения, относящиеся к договору как сделке (юридическому факту), предусматривающей возникновение и содержание обязательственного правоотношения. Вместе с тем данные нормативные положения распространяют свое действие и на отношения, связанные с исполнением и прекращением договора, включая возможность наступления ответственности сторон за неисполнение и ненадлежащее исполнение договорного обязательства.
В § 1 содержатся общие нормы, применимые ко всем видам договора купли-продажи при условии, что они не изменены конкретным договором или специальными нормами, касающимися отдельных видов договора купли-продажи (2 — 8). Такие изменения не могут, однако, отменять действия общих норм § 1, определяющих юридическую природу договора купли-продажи, прежде всего норм о понятии договора, предмете договора и основных правах и обязанностях продавца и покупателя.
Общее число диспозитивных норм права, позволяющих сторонам самим определять условия договора купли-продажи, по сравнению с ранее действовавшим ГК 1964 г., значительно увеличилось.
Нормативные положения гл. 30 о купле-продаже базируются на нормах Гражданского кодекса Российской Федерации (Часть первая), которые в качестве неотъемлемой части входят в единый массив законодательства, регулирующего отношения по купле-продаже. В настоящей главе использованы многие положения Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., одним из участников которой является и Российская Федерация.
Статья 454. Договор купли-продажи
Комментарий к статье 454
1. В п. 1 дается легальное определение договора купли-продажи как двусторонней сделки. Основными элементами данного определения являются предмет, стороны и содержание договора.
2. В качестве предмета договора называются вещь и определенная денежная сумма, являющаяся ценой данной вещи.
Под вещью понимается материально-телесная субстанция, находящаяся в твердом, жидком или газообразном состоянии, выступающая как товар в гражданском обороте (полной или ограниченной оборотоспособности). К вещам, являющимся предметом договора купли-продажи, относятся как движимые, так и недвижимые вещи. Вещи (товары) являются предметом договора купли-продажи независимо от цели их приобретения покупателем. Ими могут быть как вещи, предназначенные для личного, семейного и домашнего использования, так и вещи, употребляемые в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности.
Не исключается возможность отнесения к вещам в договоре купли-продажи и денег при условии, если они выступают в гражданском обороте в качестве обычного товара, продаваемого продавцом, например при продаже юбилейных монет, денежных знаков с целью коллекционирования. Что касается сделок по конвертации валют, например рублей в доллары США и наоборот, то такие сделки следует считать договорами мены, но не договорами купли-продажи.
Деньги, выступающие в качестве мерила (оценки) стоимости вещи, становятся самостоятельным предметом договора купли-продажи наряду с продаваемой вещью. В данном качестве деньги придают договору купли-продажи возмездный характер.
3. Положения п. 1 о предмете договора купли-продажи получают дальнейшее развитие в весьма проблематичной норме, содержащейся в п. 4. Согласно данной норме сфера действия договора купли-продажи помимо вещей распространяется и на имущественные права, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.
Отнесение имущественных прав к предмету договора купли-продажи с позиции правовых норм, посвященных общим положениям о купле-продаже, вызывает большие, а в ряде случаев и непреодолимые сложности.
В этой связи возникают два взаимосвязанных вопроса: 1) распространяется ли ключевой элемент понятия договора купли-продажи о передаче предмета договора в собственность покупателя на имущественные права и 2) являются ли с точки зрения действующего закона имущественные права объектом права собственности. Как известно, в гражданском законодательстве различаются три категории имущественных прав: вещные права, права на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность) и обязательственные права (см. коммент. к ст. 2 ГК).
Вещные права, перечисленные в ст. 216 ГК, существуют параллельно с правом собственности на одну и ту же вещь и поэтому сами по себе не могут быть объектами права собственности. В договоре купли-продажи вещи они могут фигурировать в качестве своеобразного заменителя (эквивалента) права собственности, но не его объекта. При этом речь идет о вещных правах, допускающих возможность продажи вещи в тех случаях, когда не происходит замены собственника. Таковыми являются право хозяйственного ведения и право оперативного управления, которые, кстати, уже были отражены в ранее действовавшем законодательстве о купле-продаже.
Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности законодателем рассматриваются как интеллектуальная собственность (ст. ст. 128, 138 ГК). Сама постановка вопроса о праве собственности на интеллектуальную собственность противоестественна. Правовое регулирование отношений, связанных с использованием результатов интеллектуальной деятельности, осуществляется специальным законодательством. Положения Раздела II ГК РФ (Часть первая) о праве собственности и других вещных правах на интеллектуальную собственность не распространяются. Передача имущественных прав, входящих в состав интеллектуальной собственности, от их обладателей к другим лицам производится по договорам, называемым в законе договорами об уступке патента (свидетельства), лицензионного и авторского договоров, но не договором купли-продажи (см. п. 6 ст. 10, 13 Патентного закона, ст. ст. 25 — 27 Закона о товарных знаках, ст. ст. 30 — 34 Закона об авторском праве).
Наконец, нет никаких оснований говорить об имущественных правах обязательственно-правового характера как объектах права собственности. Согласно ст. 388 ГК передача таких прав осуществляется на основе договора об уступке кредитором права требования другому лицу.
По существу, имеется только одна категория имущественных прав, справедливо относимых законом (п. 2 настоящей статьи) к предмету договора купли-продажи. Это имущественные права, воплощенные в ценных бумагах. Но в этом случае объектом права собственности считаются не сами по себе имущественные права, а ценные бумаги как особая разновидность вещей (ст. 128 ГК).
В целом же сама постановка вопроса об имущественных правах как объектах права собственности неправомерна. По своей юридической сущности и назначению право собственности граждан, юридических лиц, государства и органов местного самоуправления не может распространяться на права требования к другим лицам. Иначе объектом права собственности становятся сами общественные отношения, неотъемлемым элементом содержания которых и являются имущественные права.
Введение имущественных прав в число предметов договора купли-продажи возможно лишь путем превращения соответствующих договоров об уступке имущественных прав в разновидность договора купли-продажи. Разумеется, делать это нужно путем внесения изменений в п. 4 ст. 454 настоящего Кодекса без всякой связи этих прав с переходом права собственности. Другое дело — есть ли смысл идти по данному пути. По нашему мнению, этого делать не следует.
4. В качестве стороны договора купли-продажи (продавца и покупателя) могут выступать все субъекты гражданского права, находящиеся в состоянии установленной законом правоспособности и дееспособности. При этом продавец в качестве общего правила должен быть собственником продаваемой вещи. Исключение составляют случаи, прямо указанные в законе. Продавцом по договору купли-продажи может быть комиссионер (ст. 990 ГК).
5. По своему содержанию договор купли-продажи является двусторонним договором. Каждая сторона имеет права и обязанности: праву одной стороны корреспондирует обязанность другой стороны. В п. 1 содержание договора раскрывается через обязанности сторон.
Продавец несет две основные обязанности: по передаче вещи (товара) покупателю и по переносу на покупателя права собственности на продаваемую вещь (товар). При этом если первая обязанность в определении договора, данного в п. 1, обозначена предельно четко, то вторая обязанность не индивидуализирована. В указанном определении говорится лишь о передаче вещи в собственность, но отдельно не обозначена обязанность по перенесению на покупателя права собственности на вещь. Более того, и в других статьях главы о купле-продаже отсутствует правовая норма о данной обязанности продавца, что нельзя считать правильным. В частности, это может неблагоприятно отражаться на решении вопросов, связанных с передачей правоустанавливающих документов на продаваемые вещи и регистрацией на них права собственности, переходе риска при случайной гибели вещи.
У покупателя имеются две основные обязанности: принять вещь (товар) и уплатить за него определенную сумму (цену).
Помимо основных обязанностей продавца и покупателя в договоре купли-продажи могут предусматриваться и дополнительные обязанности, связанные с информацией, относящейся к положению сторон, предмету, способам исполнения и обеспечения исполнения договора, страхованию, хранению предмета договора (ст. 491 ГК) и т.п. При неисполнении и ненадлежащем исполнении договора у сторон возникают обязанности по возмещению причиненных убытков и уплате санкций.
Права и обязанности сторон конкретизируются в требованиях, предъявляемых к отдельным элементам договора и их детализированным характеристикам (условиям договора). Условия договора устанавливаются сторонами, а в исключительных случаях законами и иными правовыми актами. В договоре купли-продажи во всех его разновидностях должны быть как минимум два существенных условия договора: о вещи (товаре) и цене вещи (товара). При этом если условие о вещи (товаре) устанавливается самими сторонами при заключении договора, то условие о цене вещи (товара) в определенных случаях может определяться на стадии исполнения

Помощь юриста

1731 гк рф судебная практика

  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Статья 173.1 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления

    Гражданский кодекс Российской Федерации:

    Статья 173.1 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления

    1. Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

    Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность.

    2. Поскольку законом не установлено иное, оспоримая сделка, совершенная без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент совершения сделки необходимого согласия такого лица или такого органа.

    3. Лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия.

    Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

    Комментарии к статье 173.1 ГК РФ, судебная практика применения

    В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» содержатся следующие разъяснения:

    Оспаривание крупных сделок и сделок с заинтересованностью

    При рассмотрении требования о признании сделки недействительной, как совершенной с нарушением предусмотренного Федеральным законом от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и Федеральным законом от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» порядка совершения крупных сделок, подлежит применению статья 173.1 Гражданского кодекса РФ, а с нарушением порядка совершения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, — пункт 2 статьи 174 ГК РФ (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) с учетом особенностей, установленных указанными законами.

    В пп. 55-57, 90-91 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения:

    Способы выражения согласия третьего лица на совершение сделки

    Согласие третьего лица на совершение сделки может быть выражено любым способом, за исключением случаев, когда законом установлена конкретная форма согласия (например, пункт 3 статьи 35 СК РФ).

    Согласие органа публично-правового образования должно быть выражено в письменной форме (в виде ненормативного правового акта, письма и т.п.).

    При этом согласие третьего лица может быть адресовано любому из контрагентов сделки.

    Согласно пункту 3 статьи 157.1 ГК РФ согласие на совершение сделки может быть как предварительным, так и последующим (одобрение).

    Дополнительные условия предварительного согласия на совершение сделки

    Лицо, дающее предварительное согласие, вправе дополнительно указать условия, на которых оно согласно с тем, чтобы сделка была совершена. Несоблюдение сторонами сделки названных условий дает третьему лицу право на ее оспаривание на основании статьи 173.1 ГК РФ.

    Третье лицо вправе дать одно согласие на совершение нескольких сделок. При этом статья 157.1 ГК РФ не предусматривает возможности выдачи общего согласия третьего лица на совершение любых сделок с конкретно неопределенным имуществом. Допустимость такого согласия может быть предусмотрена законом или вытекать из особенностей правоотношений сторон сделки и третьего лица, согласующего ее.

    Отзыв согласия на совершение сделки и признание такого согласия недействительным

    Третье лицо, давшее предварительное согласие на совершение сделки, вправе отозвать его, уведомив стороны сделки до момента ее совершения и возместив им убытки, вызванные таким отзывом (статья 15 ГК РФ).

    Поскольку гражданским законодательством не установлены правила об отзыве согласия третьего лица на совершение сделки, в таком случае по аналогии закона подлежат применению положения об отзыве акцепта (пункт 1 статьи 6, статья 439 ГК РФ). Отзыв согласия, сообщение о котором поступило сторонам сделки после ее совершения, считается несостоявшимся. Отзыв предварительного согласия после совершения сделки, равно как и отзыв осуществленного последующего согласия (одобрение) не могут служить основанием для признания сделки недействительной.

    Согласие на совершение сделки может быть признано недействительным применительно к правилам главы 9 ГК РФ. В частности, согласие, данное третьим лицом под влиянием существенного заблуждения, обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств, может быть оспорено в соответствии со статьями 178 и 179 ГК РФ.

    При признании согласия на совершение сделки недействительным сделка может быть оспорена по мотиву отсутствия необходимого в силу закона согласия по правилам статьи 173.1 ГК РФ.

    Недействительной может быть признана только сделка, получить согласие на которую предписано законом

    Сделка может быть признана недействительной по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 173.1 ГК РФ, только тогда, когда получение согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (далее в этом пункте — третье лицо) на ее совершение необходимо в силу указания закона (пункт 2 статьи 3 ГК РФ).

    Не может быть признана недействительной по этому основанию сделка, получение согласия на которую необходимо в силу предписания нормативного правового акта, не являющегося законом. По общему правилу последствием заключения такой сделки без необходимого согласия является возмещение соответствующему третьему лицу причиненных убытков (статья 15 ГК РФ).

    Статья 173.1 ГК РФ не применяется при нарушении преимущественного права покупки

    В случае нарушения предусмотренного законом преимущественного права покупки какого-либо имущества статья 173.1 ГК РФ не подлежит применению.

    Последствием такого нарушения является предоставление обладателю преимущественного права в установленном законом порядке требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя (пункт 3 статьи 250 ГК РФ, пункт 18 статьи 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д.).

    «Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй)» (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) («Юрайт», 2003)

    ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
    РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
    КОММЕНТАРИЙ
    К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    Материал подготовлен с использованием правовых актов
    по состоянию на 1 ноября 2002 года
    Под редакцией профессора Т.Е. АБОВОЙ
    и профессора А.Ю. КАБАЛКИНА
    Авторский коллектив:
    Абова Тамара Евгеньевна, д.ю.н. — гл. 40, 41
    Андреева Любовь Васильевна, к.ю.н. — гл. 30 (§ 6)
    Аникина Екатерина Борисовна — гл. 44
    Беляева Зоя Сергеевна, д.ю.н. — гл. 30 (§ 5)
    Богатых Елена Александровна, к.ю.н. — гл. 60
    Васильева Елена Николаевна — гл. 34 (§ 1 — 5), 54 (совместно с С.А. Сосной), 59 (кроме ст. 1073 — 1075 и 1099 — 1101)
    Ершова Наталия Матвеевна, д.ю.н. — гл. 33 (§ 4)
    Занковский Сергей Сергеевич, к.ю.н. — гл. 42 (§ 1 (ст. 807 — 814), 3)
    Иконицкая Ирина Александровна, д.ю.н. — гл. 30 (§ 7)
    Кабалкин Александр Юрьевич, д.ю.н. — гл. 31, 32, 36, 39
    Кабатова Елена Витальевна, к.ю.н. — гл. 34 (§ 6)
    Кудрявцева Галина Александровна, к.ю.н. — гл. 49, 50
    Максимович Андрей Яковлевич, к.ю.н. — гл. 33 (§ 1, 2 (ст. 589 — 590))
    Меламед Александр Львович — гл. 33 (§ 2 (ст. 591 — 595), 3)
    Мозолин Виктор Павлович, д.ю.н. — гл. 30 (§ 1)
    Никифорова Мария Анатольевна, к.ю.н. — гл. 42 (§ 1 (ст. 815 — 818))
    Нечаева Александра Матвеевна, д.ю.н. — гл. 59 (ст. 1073 — 1075)
    Олейник Оксана Михайловна, д.ю.н. — гл. 30 (§ 3, 4, 8)
    Рассудовский Владимир Александрович, д.ю.н. — гл. 37 (§ 4), 38
    Резник Генри Маркович, к.ю.н. — гл. 59 (ст. 1099 — 1101)
    Санникова Лариса Викторовна, к.ю.н. — гл. 45
    Скрипко Виталий Романович, д.ю.н. — гл. 35
    Соловяненко Нина Ивановна, к.ю.н. — гл. 42 (§ 2), 46, 47, 53
    Сосна Сергей Андреевич, к.ю.н. — гл. 54 (совместно с Е.Н. Васильевой)
    Тарасов Андрей Александрович — гл. 56, 58
    Фогельсон Юрий Борисович, к.ю.н. — гл. 48
    Харитонова Юлия Сергеевна, к.ю.н. — гл. 30 (§ 2)
    Хромов Владимир Леонидович — гл. 37 (§ 1 — 3, 5), 51
    Чернышова Светлана Абрамовна, д.ю.н. — гл. 57
    Шебанова Надежда Александровна, к.ю.н. — гл. 52, 55
    Юденков Александр Павлович — гл. 43
    ПРЕДИСЛОВИЕ
    Со дня введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) прошло более шести лет. За это время появился ряд новых федеральных законов, в которых содержатся нормы, регулирующие отношения, предусмотренные ГК РФ. В их числе законы «О финансовой аренде (лизинге)», «О лицензировании отдельных видов деятельности», «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», Земельный кодекс Российской Федерации, Транспортный устав железных дорог Российской Федерации, Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации и другие.
    Сформировалась и практика применения норм ГК РФ судами (арбитражными и общей юрисдикции).
    Все это свидетельствует о том, что ГК РФ основательно вошел в жизнь российского общества как один из наиболее фундаментальных законов рыночной экономики.
    Настоящий постатейный Комментарий учитывает законодательство, принятое после введения в действие части второй ГК РФ.
    ГК РФ является весьма сложным кодификационным актом, нормы которого должны быть точно выверены и сбалансированы. Содержащиеся в Комментарии разъяснения норм каждой статьи Кодекса основываются, в частности, на анализе отдельных федеральных законов и иных нормативных правовых актов, относящихся к сфере его действия, использовании материалов судебной практики, прежде всего постановлений Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.
    Комментарий носит научно-практический характер. В нем содержится не только анализ соответствующих статей ГК РФ, но и учитывается практика реализации его положений в том числе и тех, которые, с точки зрения авторов Комментария, нуждаются в изменении или дополнении.
    Авторы надеются, что данный Комментарий будет содействовать правильному пониманию и применению этого очень важного для социального и экономического развития России закона.
    26 января 1996 года N 14-ФЗ

    ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    ЧАСТЬ ВТОРАЯ
    (в ред. Федеральных законов от 12.08.1996 N 110-ФЗ,
    от 24.10.1997 N 133-ФЗ, от 17.12.1999 N 213-ФЗ)
    (с изм., внесенными Федеральным законом от 26.01.1996
    N 15-ФЗ, Постановлением Конституционного Суда РФ
    от 23.12.1997 N 21-П)
    Раздел IV. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
    Глава 30. КУПЛЯ-ПРОДАЖА
    § 1. Общие положения о купле-продаже
    Комментарий к § 1
    В системе отдельных видов обязательств договор купли-продажи занимает ведущие позиции. На его основе осуществляются отношения по обмену созданных природой и производимых человеком имущественных ценностей, являющихся товарами.
    В § 1 гл. 30 излагаются нормативные положения, относящиеся к договору как сделке (юридическому факту), предусматривающей возникновение и содержание обязательственного правоотношения. Вместе с тем данные нормативные положения распространяют свое действие и на отношения, связанные с исполнением и прекращением договора, включая возможность наступления ответственности сторон за неисполнение и ненадлежащее исполнение договорного обязательства.
    В § 1 содержатся общие нормы, применимые ко всем видам договора купли-продажи при условии, что они не изменены конкретным договором или специальными нормами, касающимися отдельных видов договора купли-продажи (2 — 8). Такие изменения не могут, однако, отменять действия общих норм § 1, определяющих юридическую природу договора купли-продажи, прежде всего норм о понятии договора, предмете договора и основных правах и обязанностях продавца и покупателя.
    Общее число диспозитивных норм права, позволяющих сторонам самим определять условия договора купли-продажи, по сравнению с ранее действовавшим ГК 1964 г., значительно увеличилось.
    Нормативные положения гл. 30 о купле-продаже базируются на нормах Гражданского кодекса Российской Федерации (Часть первая), которые в качестве неотъемлемой части входят в единый массив законодательства, регулирующего отношения по купле-продаже. В настоящей главе использованы многие положения Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., одним из участников которой является и Российская Федерация.
    Статья 454. Договор купли-продажи
    Комментарий к статье 454
    1. В п. 1 дается легальное определение договора купли-продажи как двусторонней сделки. Основными элементами данного определения являются предмет, стороны и содержание договора.
    2. В качестве предмета договора называются вещь и определенная денежная сумма, являющаяся ценой данной вещи.
    Под вещью понимается материально-телесная субстанция, находящаяся в твердом, жидком или газообразном состоянии, выступающая как товар в гражданском обороте (полной или ограниченной оборотоспособности). К вещам, являющимся предметом договора купли-продажи, относятся как движимые, так и недвижимые вещи. Вещи (товары) являются предметом договора купли-продажи независимо от цели их приобретения покупателем. Ими могут быть как вещи, предназначенные для личного, семейного и домашнего использования, так и вещи, употребляемые в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности.
    Не исключается возможность отнесения к вещам в договоре купли-продажи и денег при условии, если они выступают в гражданском обороте в качестве обычного товара, продаваемого продавцом, например при продаже юбилейных монет, денежных знаков с целью коллекционирования. Что касается сделок по конвертации валют, например рублей в доллары США и наоборот, то такие сделки следует считать договорами мены, но не договорами купли-продажи.
    Деньги, выступающие в качестве мерила (оценки) стоимости вещи, становятся самостоятельным предметом договора купли-продажи наряду с продаваемой вещью. В данном качестве деньги придают договору купли-продажи возмездный характер.
    3. Положения п. 1 о предмете договора купли-продажи получают дальнейшее развитие в весьма проблематичной норме, содержащейся в п. 4. Согласно данной норме сфера действия договора купли-продажи помимо вещей распространяется и на имущественные права, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.
    Отнесение имущественных прав к предмету договора купли-продажи с позиции правовых норм, посвященных общим положениям о купле-продаже, вызывает большие, а в ряде случаев и непреодолимые сложности.
    В этой связи возникают два взаимосвязанных вопроса: 1) распространяется ли ключевой элемент понятия договора купли-продажи о передаче предмета договора в собственность покупателя на имущественные права
    и 2) являются ли с точки зрения действующего закона имущественные права объектом права собственности. Как известно, в гражданском законодательстве различаются три категории имущественных прав: вещные права, права на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность) и обязательственные права (см. коммент. к ст. 2 ГК).
    Вещные права, перечисленные в ст. 216 ГК, существуют параллельно с правом собственности на одну и ту же вещь и поэтому сами по себе не могут быть объектами права собственности. В договоре купли-продажи вещи они могут фигурировать в качестве своеобразного заменителя (эквивалента) права собственности, но не его объекта. При этом речь идет о вещных правах, допускающих возможность продажи вещи в тех случаях, когда не происходит замены собственника. Таковыми являются право хозяйственного ведения и право оперативного управления, которые, кстати, уже были отражены в ранее действовавшем законодательстве о купле-продаже.
    Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности законодателем рассматриваются как интеллектуальная собственность (ст. ст. 128, 138 ГК). Сама постановка вопроса о праве собственности на интеллектуальную собственность противоестественна. Правовое регулирование отношений, связанных с использованием результатов интеллектуальной деятельности, осуществляется специальным законодательством. Положения Раздела II ГК РФ (Часть первая) о праве собственности и других вещных правах на интеллектуальную собственность не распространяются. Передача имущественных прав, входящих в состав интеллектуальной собственности, от их обладателей к другим лицам производится по договорам, называемым в законе договорами об уступке патента (свидетельства), лицензионного и авторского договоров, но не договором купли-продажи (см. п. 6 ст. 10, 13 Патентного закона, ст. ст. 25 — 27 Закона о товарных знаках, ст. ст. 30 — 34 Закона об авторском праве).
    Наконец, нет никаких оснований говорить об имущественных правах обязательственно-правового характера как объектах права собственности. Согласно ст. 388 ГК передача таких прав осуществляется на основе договора об уступке кредитором права требования другому лицу.
    По существу, имеется только одна категория имущественных прав, справедливо относимых законом (п. 2 настоящей статьи) к предмету договора купли-продажи. Это имущественные права, воплощенные в ценных бумагах. Но в этом случае объектом права собственности считаются не сами по себе имущественные права, а ценные бумаги как особая разновидность вещей (ст. 128 ГК).
    В целом же сама постановка вопроса об имущественных правах как объектах права собственности неправомерна. По своей юридической сущности и назначению право собственности граждан, юридических лиц, государства и органов местного самоуправления не может распространяться на права требования к другим лицам. Иначе объектом права собственности становятся сами общественные отношения, неотъемлемым элементом содержания которых и являются имущественные права.
    Введение имущественных прав в число предметов договора купли-продажи возможно лишь путем превращения соответствующих договоров об уступке имущественных прав в разновидность договора купли-продажи. Разумеется, делать это нужно путем внесения изменений в п. 4 ст. 454 настоящего Кодекса без всякой связи этих прав с переходом права собственности. Другое дело — есть ли смысл идти по данному пути. По нашему мнению, этого делать не следует.
    4. В качестве стороны договора купли-продажи (продавца и покупателя) могут выступать все субъекты гражданского права, находящиеся в состоянии установленной законом правоспособности и дееспособности. При этом продавец в качестве общего правила должен быть собственником продаваемой вещи. Исключение составляют случаи, прямо указанные в законе. Продавцом по договору купли-продажи может быть комиссионер (ст. 990 ГК).
    5. По своему содержанию договор купли-продажи является двусторонним договором. Каждая сторона имеет права и обязанности: праву одной стороны корреспондирует обязанность другой стороны. В п. 1 содержание договора раскрывается через обязанности сторон.
    Продавец несет две основные обязанности: по передаче вещи (товара) покупателю и по переносу на покупателя права собственности на продаваемую вещь (товар). При этом если первая обязанность в определении договора, данного в п. 1, обозначена предельно четко, то вторая обязанность не индивидуализирована. В указанном определении говорится лишь о передаче вещи
    в собственность, но отдельно не обозначена обязанность по перенесению на покупателя права собственности на вещь. Более того, и в других статьях главы о купле-продаже отсутствует правовая норма о данной обязанности продавца, что нельзя считать правильным. В частности, это может неблагоприятно отражаться на решении вопросов, связанных с передачей правоустанавливающих документов на продаваемые вещи и регистрацией на них права собственности, переходе риска при случайной гибели вещи.
    У покупателя имеются две основные обязанности: принять вещь (товар) и уплатить за него определенную сумму (цену).
    Помимо основных обязанностей продавца и покупателя в договоре купли-продажи могут предусматриваться и дополнительные обязанности, связанные с информацией, относящейся к положению сторон, предмету, способам исполнения и обеспечения исполнения договора, страхованию, хранению предмета договора (ст. 491 ГК) и т.п. При неисполнении и ненадлежащем исполнении договора у сторон возникают обязанности по возмещению причиненных убытков и уплате санкций.
    Права и обязанности сторон конкретизируются в требованиях, предъявляемых к отдельным элементам договора и их детализированным характеристикам (условиям договора). Условия договора устанавливаются сторонами, а в исключительных случаях законами и иными правовыми актами. В договоре купли-продажи во всех его разновидностях должны быть как минимум два существенных условия договора: о вещи (товаре) и цене вещи (товара). При этом если условие о вещи (товаре) устанавливается самими сторонами при заключении договора, то условие о цене вещи (товара) в определенных случаях может определяться на стадии исполнения

    Энциклопедия судебной практики. Письменная форма сделки (Ст. 160 ГК)

    Энциклопедия судебной практики
    Письменная форма сделки
    (Ст. 160 ГК)

    1. Общие вопросы применения ст. 160 ГК РФ

    1.1. Документом, выражающим содержание заключаемой сделки, является не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается ее сторонами

    По смыслу ст. 160, 434 Гражданского кодекса под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, подписываемых ее сторонами.

    В пункте 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.01.2002 N 67 также разъяснено, что по смыслу статей 160 и 434 Гражданского кодекса Российской Федерации под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается сторонами сделки.

    По смыслу ст. 160, 434 Гражданского кодекса Российской Федерации под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, подписываемых ее сторонами.

    Условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара (пункт 3 статьи 455 ГК РФ); по смыслу статей 160, 434 ГК РФ под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, подписываемых её сторонами.

    На основании статей 160 и 434 Гражданского кодекса Российской Федерации ГК РФ под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается ее сторонами.

    Под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается ее сторонами.

    По смыслу статей 160 и 434 ГК РФ под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается ее сторонами.

    По смыслу ст. ст. 160 и 434 ГК РФ под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается сторонами сделки.

    Под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается сторонами сделки.

    По смыслу ст. ст. 160, 434 ГК Российской Федерации под документом, выражающим содержание заключаемой сделки, понимается не только единый документ, но и несколько взаимосвязанных документов, подписываемых её сторонами.

    1.2. В законодательстве нет указаний на то, что несоблюдение письменной формы сделки продажи доли в уставном капитале ООО обществу влечет ее недействительность

    Гражданское законодательство не содержит указаний на то, что несоблюдение письменной формы рассматриваемой сделки [продажи доли в уставном капитале ООО обществу] влечет ее недействительность.

    1.3. Если для сделки необходима письменная форма, то факт совершения по ней действий не может быть установлен судом на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт

    Факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

    Факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

    По смыслу приведенных выше норм права [статей 160, 162 ГК РФ] в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, может быть установлен судом на основании письменных и иных доказательств, подтверждающих или опровергающих данный факт.

    По смыслу приведенных выше норм права [статей 160, 162 ГК РФ] в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, может быть установлен судом на основании письменных и иных доказательств, подтверждающих или опровергающих данный факт.

    По смыслу приведенных выше норм права [статей 160, 162 ГК РФ] в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, может быть установлен судом на основании письменных и иных доказательств, подтверждающих или опровергающих данный факт.

    Исходя из смысла приведенных норм права [статей 160, 162 ГК РФ] факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

    По смыслу п. 1 ст. 160, п. 1 ст. 162 ГК РФ факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен только на основании свидетельских показаний, если имеются письменные доказательства, опровергающие данный факт.

    По смыслу приведенных выше норм права [статей 160, 162 ГК РФ] в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, может быть установлен судом на основании письменных и иных доказательств, подтверждающих или опровергающих данный факт.

    По смыслу приведенных выше норм права [статей 160, 162 ГК РФ] в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, может быть установлен судом на основании письменных и иных доказательств, подтверждающих или опровергающих данный факт.

    Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд ссылался на положения ст. ст. 160, 162 ГК РФ, ст. 60 ГПК РФ, исходил из того, что факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

    2. Удостоверение письменной сделки подписью

    2.1. Подписи лиц, уполномоченных на заключение сделки, являются одним из обязательных реквизитов письменной сделки

    Подпись лица или подписи лиц, уполномоченных на заключение сделки, являются одним из обязательных реквизитов письменной сделки.

    Обязательным условием для признания договора, совершенного в виде одного документа, заключенным является наличие на договоре подписей лиц, его заключающих.

    2.2. По общему правилу на документе должна стоять собственноручная подпись участника сделки или его представителя

    Подпись лица или подписи лиц, уполномоченных на заключение сделки, являются одним из реквизитов письменной сделки. При этом по общему правилу на документе должна стоять собственноручная подпись участника сделки или его представителя.

    2.3. Подпись — важнейший реквизит документа, составленного в письменной форме, которым завершается составление договора и который подтверждает, что содержание договора соответствует действительной воле сторон

    Подпись является важнейшим реквизитом документа, составленного в письменной форме, подпись — это реквизит, которым завершается составление договора; подпись подтверждает, что содержание договора соответствует действительной воле стороны.

    Таким образом, в соответствии с требованиями закона первоначально составляется сам договор, согласовываются его условия, и только после этого договор скрепляется подписью. Иная последовательность указанных выше действий лишает составленного таким образом документа при его оспаривании доказательственной силы.

    2.4. Наличие в договоре поддельной подписи одного из его участников свидетельствует о его недействительности, а не о незаключенности

    Наличие в договоре поддельной подписи одного из участников, притом что в нем присутствуют все существенные условия, свидетельствует о недействительности договора, как сфальсифицированного документа, а не о незаключенности.

    Наличие в договоре поддельной подписи одного из его участников, притом что в нем присутствуют все существенные условия, свидетельствует о недействительности договора.

    Наличие в договоре поддельной подписи одного из его участников свидетельствует о недействительности договора как сфальсифицированного документа.

    Следует отметить, что исходя из смысла статей 160, 168, 362 ГК РФ наличие в договоре поддельной подписи одного из его участников, притом что в нем присутствуют все существенные условия договора, свидетельствуют о недействительности договора как сфальсифицированного документа, но не его незаключенности сторонами.

    Имеются судебные решения, противоречащие приведенному выше подходу. В приведенных позициях (п.п. 2.4 и 2.5) суды разошлись во мнении по вопросу, является договор недействительным или незаключенным вследствие наличия в нем поддельной подписи одного из его участников.

    2.5. Наличие в договоре поддельной подписи одного из его участников свидетельствует о его незаключенности, а не о недействительности

    Наличие в договоре поддельной подписи одного из его участников свидетельствует о его незаключении сторонами, незаключенный договор не относится к недействительным (оспоримым, ничтожным) сделкам, перечисленным в ст. 166 ГК РФ.

    Таким образом, признать недействительной сделкой можно только заключенный договор, в данном же случае отсутствует наличие самого обязательства, вытекающего из договора поручительства.

    2.6. Отсутствие подписи главного бухгалтера на документах юридического лица не говорит об отсутствии воли юридического лица на совершение сделки

    Главный бухгалтер юридического лица не является органом юридического лица, следовательно, отсутствие подписи главного бухгалтера на документах, составленных юридическим лицом, не свидетельствует об отсутствии воли юридического лица на совершение соответствующей сделки.

    2.7. Подпись на векселе должна быть совершена в соответствии с требованиями специального законодательства, а не правилами п. 2 ст. 160 ГК

    Не может быть признан надлежаще оформленным вексель, подпись векселедателя на котором совершена способом, допустимым общими нормами гражданского законодательства (п. 2 ст. 160 ГК РФ), но не соответствующим требованиям специального законодательства.

    2.8. Лицо, которое подписывает сделку за другое лицо по правилам п. 3 ст. 160 ГК РФ, не является представителем этого лица и не приобретает никаких прав и обязанностей по сделке

    Лицо, которое подписывает сделку за другое лицо в случае и в порядке, предусмотренных в п. 3 ст. 160 ГК РФ, не является представителем этого лица-стороны сделки, никаких прав и обязанностей по сделке, которую подписало, не приобретает, а оказывает лишь техническое содействие в придании сделки надлежащей формы.

    2.9. По смыслу п. 1 ст. 160 ГК РФ подпись в договоре совершается участником сделки под изготовленным текстом договора

    По смыслу пункта 1 статьи 160 ГК РФ подпись в договоре совершается участником сделки под изготовленным текстом договора, поскольку только в этом случае подпись подтверждает волю лица на совершение договора, содержание которого изложено в тексте.

    Нарушение последовательности исполнения текста договора и выполнения подписи означает, пока не доказано обратное, отсутствие воли лица, чья подпись совершена ранее изготовления текста договора, на совершение договора.

    3. Удостоверение письменной сделки печатью

    3.1. Не допускается подменять подпись уполномоченных лиц проставлением печатей

    Гражданское законодательство не позволяет подменять подписи уполномоченных лиц простым проставлением печатей. В случае совершения неуполномоченным лицом сделки с проставлением на документе печати данная сделка не будет считаться действительной.

    3.2. Наличие оттисков печатей не является обязательным реквизитом договора

    Действующим гражданским законодательством Российской Федерации наличие или отсутствие в тексте договора оттиска печати не является основанием для признания сделки незаключенной либо недействительной. Наличие печати в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации не является обязательным реквизитом при заключении сторонами договора.

    Проставление печати на документе, оформляющем двустороннюю сделку, необходимо только в случаях, предусмотренных законом либо соглашением сторон.

    Таким образом, отсутствие на документе печати одной из сторон сделки не свидетельствует о пороке формы сделки, равно как и не может само по себе служить основанием для вывода об отсутствии воли стороны на совершение такой сделки.

    Довод о наличии на некоторых документах оттиска печати, отличной от той, которая имеется у общества, не может быть принят судом кассационной инстанции, так как печать не является обязательным реквизитом договора.

    Ни статья 160 ГК РФ, регулирующая вопросы письменной формы сделки, ни статья 434 ГК РФ, посвященная форме договора, не выдвигают в качестве обязательного требования скрепления документов печатями.

    Наличие оттиска печати не является обязательным реквизитом договора.

    В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

    Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

    Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

    См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

    При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

    Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

    Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

    1731 гк рф судебная практика

    Генеральный директор совершил сделку в ущерб интересам общества. Как использовать недобросовестность контрагента при оспаривании?
    С 1 сентября 2013 года у участников общества, генеральный директор которого совершил сделку на явно невыгодных для общества условиях, появилась новая возможность защитить свои права: они могут оспорить такую сделку на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ. Эта норма позволяет ссылаться на факт причинения ущерба обществу и на недобросовестность контрагента общества; совокупность данных обстоятельств позволяет признать сделку недействительной. . При этом данная норма применима к оспариванию только тех сделок, которые были совершены после 01.09.2013 (дата вступления в силу Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», которым были внесены соответствующие изменения). Таким образом, на данный момент подходы судебной практики к применению этого основания оспаривания сделок еще только формируются. Однако уже есть отдельные примеры случаев, когда суды применяли это основание недействительности сделки (или, напротив, прямо отказывались применять его). Соответственно, компаниям важно понимать мотивировку суда в подобных спорах, чтобы эффективно защищать себя от действий недобросовестных директоров.
    Неэквивалентность цены сама по себе не позволит оспорить сделку

    Для оспаривания сделки по п. 2 ст.174 ГК РФ необходимо доказать наличие следующих условий:

    • причинение ущерба интересам юридического лица в результате совершения сделки;
    • недобросовестность контрагента по сделке, а именно:

    — сговор контрагента с генеральным директором стороны сделки;
    — случай, когда контрагент знал или должен был знать о явном ущербе для общества, которое является стороной сделки.

    Анализ судебной практики показывает, что наиболее часто в обоснование причинения ущерба интересам общества истцы-участники общества ссылаются на неэквивалентность встречного предоставления, полученного по сделке, и/или на согласование сторонами условия об отсрочке платежа на нетипичных условиях (как правило, оспариваются договоры купли-продажи акций или долей участия либо договоры аренды).
    Суды оценивают данные доводы истцов следующим образом.

    Неэквивалентность встречного предоставления, по мнению судов, может свидетельствовать о причинении обществу ущерба, если ей сопутствуют иные явно нетипичные условия договора (например, условие о беспроцентной рассрочке платежа на срок более года) и/или особые фактические обстоятельства (например, утрата обществом единственного или основного объекта, приносившего прибыль) (постановления АС Северо-Западного округа от 06.05.2015 по делу № А56-56225 /2014, от 14.04.2015 по делу № А56-65107 /2014, АС Уральского округа от 17.11.2014 по делу № А60-1731 /2014 (последним постановлением дело было направлено на новое рассмотрение — акты судов нижестоящих инстанций, не усмотревших в деле доказательств наличия ущерба, были отменены)).

    Однако в тех случаях, когда неравноценность встречного предоставления является единственным обстоятельством, на которое ссылается истец, сделки еще ни разу не признавались недействительными со ссылкой на п. 2 ст. 174 ГК РФ.
    При этом участникам обществ, которые намерены ссылаться в суде на неэквивалентность встречного предоставления, важно учитывать следующее обстоятельство: к документам, подтверждающим отклонение цены по договору от рыночного уровня цен, суды относятся достаточно требовательно.

    Так, АС Северо-Западного округа отказался принимать в качестве доказательства экспертное мнение. Суд указал, что данный документ не является ни заключением эксперта, ни консультацией специалиста в процессуальном смысле. Он не соответствует законодательству РФ об оценочной деятельности, не отвечает федеральным стандартам оценки ни по форме, ни по содержанию (постановление АС Северо-Западного округа от 10.03.2015 по делу № А56-21726 /2014).
    В другом деле АС Московского округа отклонил ссылку истца на отчеты, выполненные в рамках экспертизы, сославшись на то, что эксперты не учли доход арендатора от сдачи имущества в субаренду (предметом оспаривания являлось дополнительное соглашение к договору аренды, которым увеличивался размер арендных платежей) (постановление АС Московского округа от 11.12.2014 по делу № А40-22371 / 14-28-19 2). В рамках еще одного дела АС Северо-Западного округа не принял отчеты об оценке рыночной стоимости зданий в качестве достоверных доказательств, поскольку, по мнению суда, эти отчеты не учитывали ненадлежащее санитарно-эпидемиологическое состояние участка, на котором расположены здания (постановление АС Северо-Западного округа от 27.01.2015 по делу № А56-73930 /2013).

    Таким образом, ссылка на неэквивалентность встречного предоставления по договору может быть использована для доказывания наличия ущерба — но не сама по себе, а в совокупности с иными обстоятельствами.
    Также компаниям следует учитывать, что, несмотря на наличие признаков убыточности сделки, суд может отказать в иске — в том случае, если посчитает сделку экономически оправданной. Согласно разъяснениям Верховного суда РФ, суд может прийти к такому выводу в следующих случаях:
    — совершение сделки было способом предотвращения еще больших убытков для общества;
    — сделка, хотя и являлась сама по себе убыточной, была частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых общество получило выгоду;
    — невыгодные условия сделки были результатом взаимных равноценных уступок в отношениях с контрагентом, в том числе по другим сделкам
    (п.93 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).
    Отсрочка платежа подтвердит ущерб обществу в совокупности с иными обстоятельствами
    Достаточно часто участники общества в качестве доказательства причинения ущерба совершенной директором сделкой ссылаются на отсрочку оплаты по договору на нетипичных условиях (как правило, на срок около года и более, при этом на беспроцентной основе). Как и в случае с неравноценностью встречного предоставления, в совокупности с иными обстоятельствами такая отсрочка нередко толковалась судом как подтверждение факта причинения ущерба.
    Наиболее ярким примером здесь является дело об оспаривании договоров купли-продажи акций общества «Аэропорт «Кольцово» (определение Верховного Суда РФ от 08.05.2015 по делу № А60-14063 /2014). По двум договорам было продано более 60 тыс. акций общества; общая цена сделок составила около 1,7 млрд. руб. В обоснование возникновения у общества-продавца ущерба от совершения сделки истец ссылался на то, что в договоре продавец и покупатель согласовали нетипичное для столь крупных сделок условие — беспроцентную отсрочку платежа по договору на 12 месяцев.

    Дополнительным обстоятельством, также повлиявшим на вывод суда о возникновении ущерба в результате сделки, стало отступление сторон от диспозитивной нормы п. 5 ст. 488 ГК РФ: стороны прямо предусмотрели, что акции до их оплаты покупателем не находятся в залоге у продавца. В результате, как справедливо отметили суды, покупатель приобретает возможность распоряжаться акциями до их оплаты (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2014 по делу № А60-14063 /2014).
    В то же время в другом деле отсрочка оплаты по договору на 3 года была единственным обстоятельством, на которое ссылался истец в обоснование причиненного сделкой ущерба. При этом сумма, подлежащая уплате по договору, составляла около 12 млн. руб. В результате суды трех инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований (решение АС Московской области от 10.02.2014 по делу № А41-68629 /13, постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 21.05.2014 по делу № А41-68629 /13, АС Московского округа от 19.08.2014 по делу № А41-68629 /13).
    Таким образом, участникам обществ, желающим оспорить сделку по п. 2 ст. 174 ГК РФ, нужно быть готовым продемонстрировать суду именно совокупность обстоятельств, которые бы свидетельствовали о причинении ущерба интересам общества.
    Контрагент должен знать о причинении ущерба сделкой, если он очевиден для обычного участника оборота
    Помимо факта причинения ущерба обществу, для оспаривания сделки по п.2 ст.174 ГК РФ необходимо также доказать недобросовестность контрагента. При этом сделка может быть признана недействительной в следующих случаях:
    — установлено, что другая сторона сделки знала или должна была знать о причинении явного ущерба обществу в результате сделки;
    — установлено наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о сговоре либо об иных совместных действиях директора и другой стороны сделки в ущерб интересам общества.
    С учётом сказанного выше, возможны несколько подходов к доказыванию недобросовестности контрагента:

    • доказывание того, что, исходя из условий сделки, контрагент должен был знать о явном ущербе, который причинит обществу эта сделка;
    • характеристика отношений контрагента с генеральным директором с точки зрения возможности предполагать наличие сговора между ними;
    • прямое установление сговора генерального директора и контрагента по сделке.

    Нетрудно заметить, что второй подход подразумевает не столько получение четких, однозначных выводов, сколько построение рассуждений, в конечном счете основанных на предположениях. А это, в свою очередь, резко повышает степень усмотрения судов при их оценке. Третий же подход довольно сложно реализовать на практике: стороны, вступающие в сговор, очевидно, стремятся скрыть это от других лиц. В силу этого напрямую доказать сговор между генеральным директором общества и контрагентом по сделке, как правило, невозможно.

    Таким образом, в практических целях именно первый из указанных способов доказывания в наибольшей степени отвечает потребностям истцов, оспаривающих сделку со ссылкой на п. 2 ст. 174 ГК РФ. На такой подход, по сути, ориентировал участников оборота и Пленум ВАС РФ. В своих разъяснениях он указал, что другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью»).При этом о наличии явного ущерба для общества свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента. Схожие разъяснения были включены и в п.93 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

    Как показывает текущая судебная практика, именно этот подход и возобладал при оспаривании сделок со ссылкой на п. 2 ст. 174 ГК РФ.
    Так, весьма показательна формулировка, использованная Арбитражным судом Свердловской области при рассмотрении упомянутого выше дела о продаже акций «Аэропорта Кольцово». Суд согласился с доводами участников общества-продавца о том, что любой разумный контрагент при совершении сделки на подобных условиях [имеется в виду отсрочка оплаты акций на 12 месяцев] должен был проявить осмотрительность и уточнить, по какой причине общество со стопроцентным участием субъекта РФ предоставляет такую отсрочку. Впоследствии данная формулировка в различных вариациях была воспроизведена и вышестоящими инстанциями, рассматривавшими данное дело.
    Еще более категорично по схожему поводу высказался АС Северо-Западного округа: «Содержание договора цессии не предположительно, как счел апелляционный суд, а очевидно свидетельствует о совершении сделки в ущерб интересам общества и о безусловной осведомленности об этом компании, которой положения договора цессии позволяли достоверно знать о явном ущербе, причиняемом сделкой обществу» (постановление АС Северо-Западного округа от 06.05.2015 по делу № А56-56225 /2014).

    Таким образом, интересам истцов, желающих оспаривать сделку со ссылкой на п. 2 ст. 174 ГК РФ, в наибольшей степени отвечает доказывание явно нерыночного характера условий, на которых была заключена сделка. Это обстоятельство расценивается судами и как доказательство наличия ущерба для общества, и как свидетельство недобросовестности контрагента (который должен понимать нерыночный характер условий).
    С другой стороны, если доказать такую «явную нерыночность» условий не удается, положение истцов значительно осложняется: в этом случае нужно напрямую доказывать сговор генерального директора и другой стороны сделки. Тем не менее, если компании все же удастся доказать наличие такого сговора, сделка может быть признана недействительной (п.93 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

    Исходя из этого, в случае, когда условия договора очевидным образом указывают на нерыночный характер сделки, заключенной генеральным директором, наиболее эффективной для целей оспаривания такой сделки будет именно норма п. 2 ст. 174 ГК РФ. В то же время, если от обычных сделок данную сделку отличает только одно конкретное условие (даже такое важное условие договора, как цена), этого будет недостаточно для успешного оспаривания сделки. В этом случае на помощь приходят иные механизмы оспаривания сделок — например, институт сделок с заинтересованностью. Вместе с тем, если сделка с заинтересованностью была одобрена в установленном порядке, но все равно причинила обществу ущерб, она может быть оспорена по п.2 ст.174 ГК РФ (п.93 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

    Таким образом, складывающаяся практика применения п. 2 ст. 174 ГК РФ позволяет говорить о том, что данная норма уже является достаточно эффективным механизмом оспаривания сделок. Но, разумеется, следует помнить и о том, что, как и всякая правовая норма, п. 2 ст. 174 ГК РФ не является панацеей. Тем более, что оспаривание сделки должно быть не общим правилом, а крайней мерой, доступной лишь в исключительных случаях.