Компания в гк рф

admin

Общество с ограниченной ответственностью: ГК РФ vs закон об ООО

С 1 сентября вступили в силу очередные поправки в ГК РФ, которые коснулись в том числе обществ с ограниченной ответственностью (далее – ООО). В частности, теперь директорами ООО можно назначить сразу нескольких лиц; решение, принятое общим собранием участников общества, должно быть удостоверено нотариусом; а любой неденежный вклад подлежит денежной оценке. Несмотря на все эти новеллы, внесенные в ГК РФ, Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – закон об ООО) изменений не претерпел. В связи с этим между между нормами ГК РФ и законом об ООО возникли некоторые противоречия. И хотя до приведения специального закона в соответствие с ГК РФ его нормы применяются в части, не противоречащей положениям ГК РФ, некоторые статьи кодекса в отсутствие дополнительных разъяснений и уточнений использовать практически невозможно. О том, какие коллизии появились между ГК РФ и законом об ООО и как их преодолеть в этот переходный период, мы и расскажем в данной статье.

Одной из самых заметных новелл ГК РФ в части корпоративных отношений можно назвать возможность назначения в обществе нескольких единоличных исполнительных органов (ст. 53 ГК РФ; п. 3 ст. 65.3 ГК РФ).

Кроме того, теперь в качестве единоличного исполнительного органа может выступать как физическое, так и юридическое лицо (раньше – только физическое лицо). При этом в законе об ООО по-прежнему указано, что единоличным исполнительным органом может быть только физическое лицо – при условии, что дела общества не ведет управляющий (п. 2 ст. 40 закона об ООО). Позиция закона об ООО подтверждается также судебной практикой (Определение ВАС РФ от 1 октября 2013 г. № ВАС-13083/13).

БЛАНКИ

Заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица (форма № Р13001)

Заявление о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином реестре юридических лиц (форма № Р14001)

Заявление о государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации (форма № Р12001)

По мнению юриста юридической фирмы Lidings Ирины Дюбиной, несмотря на то, что соответствующие изменения еще не внесены в закон об ООО, представляется возможным уже сейчас на основании норм ГК РФ закрепить в уставе ООО положение о нескольких директорах и внести соответствующие изменения в ЕГРЮЛ.

Правда, адвокат адвокатского бюро «Падва и партнеры» Александра Астафьева замечает, что налоговая инспекция может отказать заявителю во включении сведений о нескольких директорах в ЕГРЮЛ. Дело в том, что внесение в ЕГРЮЛ нескольких лиц, имеющих право без доверенности действовать от имени юридического лица, недопустимо согласно позиции, которая была сформирована налоговым ведомством в начале года (письмо ФНС России от 31 января 2014 г. № СА-4-14/[email protected] «О направлении правовых позиций в сфере государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»). Более поздних разъяснений ФНС России еще не подготовила.

Кроме того, такая возможность пока отсутствует технически, поскольку действующие формы Р13001 и Р14001, используемые для внесения изменений, не содержат соответствующих граф для отражения информации о нескольких директорах и разграничении их компетенции.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Подробнее о назначении в компании двух и более директоров читайте в нашем материале Два директора в одной организации? Вполне законно.

Управляющий партнер юридической фирмы «ЮСТ» Евгений Жилин обращает внимание на еще одну нерешенную проблему: «ГК РФ не содержит положений о том, как действовать, если директорами по одному и тому же вопросу принимаются противоположные решения. Более того, не было введено каких-либо уточняющих положений в отношении разделения ответственности между несколькими директорами, действующими совместно. Также остается открытым вопрос, какой из нескольких директоров будет исполнять функции председателя коллегиального исполнительного органа при его образовании в обществе – законом об ООО предусмотрено, что функции председателя выполняет единоличный исполнительный орган. Как быть, если директоров в компании два?» Вероятно, обществу придется выбрать в качестве председателя коллегиального исполнительного органа кого-то одного, закрепив его полномочия в уставе. «При этом представляется разумным не указывать в уставе фамилии конкретных лиц, а предусмотреть различные наименования их должности (например, «первый директор» и «второй директор»)», – рекомендует заместитель руководителя Отдела корпоративно-правового обеспечения и собственности ОАО «РН-Влакра» Евгения Фролова.

Удостоверение решения общего собрания участников

Согласно новой редакции ГК РФ, принятие общим собранием решения и состав участников, присутствовавших при его принятии, должны удостоверяться нотариусом (п. 3 ст. 67.1 ГК РФ). Иной способ удостоверения может быть предусмотрен уставом ООО или единогласным решением общего собрания его участников. Под иным способом понимается, например, подписание протокола всеми участниками или частью участников, с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения (п. 3 ст. 67.1 ГК РФ). К техническим средствам, позволяющим зафиксировать ход голосования, может относиться, к примеру, аудиозапись – в таком случае целесообразно будет ее расшифровать, составив стенограмму. При этом нотариального удостоверения не потребуется.

Однако ни ГК РФ, ни закон об ООО не решают вопроса о необходимости нотариального или иного удостоверения решения единственного участника общества. За отсутствие необходимости заверять решения единственного акционера высказался лишь Банк России (п. 5 письма Банка России от 18 августа 2014 г. № 06-52/6680).

Кроме того, остается непонятным, может ли привлекаться иностранный нотариус в случае, если собрание проходит за пределами территории России (например, если в обществе есть иностранные участники).

Ирина Дюбина советует участникам ООО, не дожидаясь внесения изменений в закон об ООО, закрепить в уставе конкретный способ удостоверения состава собрания участников общества и его решений. Например, можно указать: «Принятие общим собранием решений и состав участников общества, присутствовавших при их принятии, подтверждаются путем подписания протокола соответствующего общего собрания избранными на таком общем собрании председателем и секретарем данного общего собрания». В противном случае обществу придется обращаться к нотариусу для удостоверения каждого решения собрания участников.

Уставный капитал юрлица

Новая редакция ГК РФ предусматривает проведение независимым оценщиком денежной оценки любого неденежного вклада (п. 2 ст. 66.2 ГК РФ). Напомним, что раньше денежная оценка вклада участника хозяйственного общества производилась по соглашению между учредителями (участниками) общества. А в случаях, предусмотренных законом, она подлежала независимой экспертной проверке. По закону об ООО независимый оценщик должен привлекаться, только если номинальная стоимость или увеличение номинальной стоимости доли участника общества в уставном капитале общества, оплачиваемой неденежными средствами, составляет более 20 тыс. руб. (п. 2 ст. 15 закона об ООО). Налицо коллизия между ГК РФ и законом об ООО, которая решается в пользу кодекса (п. 4 ст. 3 Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»; далее – Закон № 99-ФЗ).

Кроме того, участники общества и независимый оценщик солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам общества в пределах суммы, на которую завышена оценка имущества, в течение пяти лет с момента государственной регистрации общества или внесения в устав общества соответствующих изменений (п. 3 ст. 66.2 ГК РФ). «Представляется, что данная норма приведет к увеличению стоимости услуг оценщиков (ведь они будут стремиться покрыть свои риски), что повысит издержки участников общества. Полагаю, при внесении изменений в ГК РФ законодатель стремился уменьшить количество юридических лиц, в уставном капитале которых числится несуществующее имущество. Теперь для таких компаний стоимость проведения оценки будет превышать стоимость самого оцениваемого имущества. Логично предположить, что теперь неденежные вклады будут состоять из дорогостоящих активов, которые и раньше подлежали оценке. Однако, принимая во внимание несовершенство самого института оценки в России, сложно точно предсказать последствия нововведений», – отмечает Евгения Фролова.

Новая редакция ГК РФ предусматривает возможность реорганизации юридического лица с одновременным сочетанием различных ее форм (например, слияния и присоединения), а также с участием двух и более юридических лиц, в том числе созданных в разных организационно-правовых формах. Ограничения при проведении реорганизации юридических лиц могут быть установлены законом (п. 1 ст. 57 ГК РФ). При этом в законе об ООО указана лишь возможность реорганизации общества в форме слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования (п. 2 ст. 51 закона об ООО), то есть сочетать различные формы по этому закону невозможно.

Возникает также вопрос о том, каким документом нужно подтверждать переход прав и обязанностей реорганизованного юридического лица к вновь создаваемому юридическому лицу. ГК РФ устанавливает в качестве такого документа, передаточный акт – причем для всех форм реорганизации (ст. 59 ГК РФ). Закон об ООО по-прежнему содержит положения о том, что права и обязанности реорганизованного юридического лица переходят к вновь создаваемому юридическому лицу в соответствии с передаточным актом при слиянии, присоединении и преобразовании, и с разделительным балансом при разделении и выделении (ст. 52-56 закона об ООО). Поскольку в настоящий момент закон об ООО применяется лишь в части, не противоречащей ГК РФ (п. 4 ст. 3 Закона № 99-ФЗ), в данном случае следует руководствоваться положениями ГК РФ, а значит, при разделении и выделении вместо разделительного баланса нужно утверждать передаточный акт.

Очевидно, что решить рассмотренные проблемы можно было бы, внеся изменения в закон об ООО. Интересно, что Минэкономразвития России подготовило два совершенно идентичных законопроекта и вынесло их на общественное обсуждение с разницей в несколько дней – 1 и 5 августа 1 . Законопроекты уточняют основные положения об обществах с ограниченной ответственностью, расширяют перечень прав и обязанностей участников ООО, вводят нормы о корпоративном договоре и т. д. Однако дальше обсуждения их на Едином портале, которое на сегодняшний момент уже завершено, дело не продвинулось.

Статья 87 ГК РФ. Основные положения об обществе с ограниченной ответственностью

Новая редакция Ст. 87 ГК РФ

1. Обществом с ограниченной ответственностью признается хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли; участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им долей.

Участники общества, не полностью оплатившие доли, несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части доли каждого из участников.

2. Фирменное наименование общества с ограниченной ответственностью должно содержать наименование общества и слова «с ограниченной ответственностью».

3. Правовое положение общества с ограниченной ответственностью и права и обязанности его участников определяются настоящим Кодексом и законом об обществах с ограниченной ответственностью.

Абзац второй утратил силу с 1 сентября 2014 г.

Комментарий к Ст. 87 ГК РФ

Принципиальными чертами общества с ограниченной ответственностью (далее — ООО) являются объединение капиталов и ограничение ответственности участников по обязательствам общества. В ООО личное участие в деятельности компании не обязательно. Участники могут поручить управление общества опытному менеджеру, которому они доверяют и которого они могут контролировать, и в любое время решить вопрос об его отстранении от должности.

Гражданский кодекс содержит лишь общую регламентацию деятельности ООО, нормы Кодекса являются фундаментом построения для норм специальных законов.

Подробное регулирование деятельности ООО осуществляется Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее по тексту комментария п. 4 § 2 гл. 4 и судебной практики — Закон).

Некоторые особенности правового положения ООО, созданных в специальных сферах деятельности, регулируются также другими законами, например Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности».

Статьей 87 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что особенности правового положения кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, права и обязанности их участников определяются законами, регулирующими деятельность кредитных организаций. Судам необходимо иметь в виду, что круг вопросов, указанных в приведенных нормах Закона и Кодекса, по которым особенности правового регулирования названных в них обществ могут устанавливаться в иных федеральных законах, является исчерпывающим. По другим вопросам, в том числе связанным с гарантиями и способами защиты прав участников обществ (кроме кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью), применяются общие положения Закона (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14).

Форма общества с ограниченной ответственностью является едва ли не самой привлекательной среди всех хозяйственных товариществ и обществ. Она сочетает в себе замкнутый характер объединений лиц и режим ответственности, установленный для объединения капиталов. Немаловажно и то, что в сравнении с акционерными обществами у обществ с ограниченной ответственностью гораздо ниже организационно-управленческие издержки. Это связано с тем, что внутренняя организация обществ с ограниченной ответственностью гораздо проще, а в их правовом регулировании значительно выше удельный вес диспозитивных норм.

Другой комментарий к Ст. 87 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Общество с ограниченной ответственностью в настоящее время является широко распространенной и наиболее популярной организационно-правовой формой предпринимательства в отечественной правовой системе. Модель ООО, закрепленная ГК, отражает наиболее принципиальные моменты подобной организационно-правовой формы, характерные для большинства зарубежных правопорядков. Однако ООО в том виде, как оно конструируется Кодексом, оказалось находящимся в промежуточном положении между союзом лиц (персональным торговым товариществом) и союзом капиталов (капиталистической торговой организацией, корпорацией), что связано главным образом с требованием наличия у подобного общества двух учредительных документов, одним из которых является учредительный договор. Такое положение, по замыслу законодателя, возможно, объясняется необходимостью наличия между участниками ООО особых доверительных отношений, составляющих основу успешного функционирования общества.

Ограничение ответственности участников такого общества стоимостью взноса в уставный капитал, а следовательно, снижение риска ведения предпринимательской деятельности сочетаются с возможностью участника лично осуществлять и контролировать указанную деятельность.

В п. 1 комментируемой статьи приводится легальная дефиниция организационно-правовой формы ООО. Сравнение этого определения с понятием хозяйственного товарищества или общества, закрепляемого п. 1 ст. 66 ГК, позволяет указать наиболее принципиальные черты ООО, выделяющие его среди прочих юридических лиц торгового права. Общество с ограниченной ответственностью является коммерческой организацией с ограниченной ответственностью его участников по обязательствам такого общества, уставный капитал (основной капитал) которого разделен на доли, не имеющие одинаковой фиксированной номинальной стоимости (как в случае с акциями). Подобное общество может быть учреждено как одним лицом, так и группой лиц. В определении ООО, содержащемся в п. 1 ст. 87, отсутствует один из квалифицирующих признаков правовой конструкции ООО, также отличающих его от иных хозяйственных обществ: число участников (учредителей) подобной организации ограничено предельным размером в 50 участников (п. 1 ст. 88, п. 3 ст. 7 Закона об ООО).

Норма, согласно которой участники ООО, внесшие вклады в уставный капитал не полностью, несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого из участников, направлена на обеспечение прав и законных интересов кредиторов ООО и представляет собой некоторую санкцию для тех участников, которые не выполнили своих обязательств по оплате причитающейся части уставного капитала. Как указывалось выше (см. комментарий к п. 1 ст. 66), основной капитал коммерческой организации, в том числе уставный капитал ООО, представляет собой, среди прочего, минимальную имущественную основу деятельности юридического лица торгового права, гарантирующую интересы кредиторов (см. также комментарий к п. 1 ст. 90 ГК РФ). Следовательно, если отдельные участники (единственный участник) не исполняют свои обязанности по внесению вкладов в уставный капитал, уровень защиты имущественных интересов кредиторов подобного общества существенно понижается.

Для удобства кредиторов общества ГК предусматривает солидарную ответственность участников ООО в случае неисполнения обязанности по внесению вкладов в уставный капитал: кредитор общества вправе обратиться к любому из его участников и потребовать исполнения им денежного обязательства (обязательства по уплате денежных сумм), стороной которого является общество, требуя при этом исполнения в сумме, меньшей или равной стоимости части вклада, не внесенной участником, либо превышающей эту сумму, если иные участники не полностью внесли в установленные сроки свои вклады, в таком случае кредитор вправе требовать исполнения одним участником денежного обязательства в сумме, не превышающей стоимости невнесенных вкладов всех участников (ст. 323 ГК РФ).

Солидарная ответственность участников ООО, не полностью внесших вклады в уставный капитал общества, предусматриваемая п. 1 ст. 87, является частным случаем по отношению к ст. 322 ГК, согласующимся как с духом, так и буквой названной нормы права (см. комментарий к ст. 322). Здесь происходит не только закрепление в законе (ГК) основания солидарной ответственности, но также реализуется основная идея, заложенная в ст. 322: с одной стороны, обязательства отдельных участников по оплате уставного капитала третьим лицам сложно определить как долевые, т.е. установить ответственность конкретного учредителя (участника), так как подобные обязанности лежат в области так называемых внутренних, или внутрифирменных, отношений, а с другой стороны, такие обязательства, хотя и опосредованно, направлены на осуществление в будущем предпринимательской деятельности.

Поскольку в п. 1 ст. 87 не указано иное, солидарная ответственность учредителей (участников) ООО по его обязательствам в части, относящейся к стоимости невнесенных вкладов, является примером ответственности одного лица или лиц (участников) по обязательствам другого (ООО). Очевидно, что подобная ответственность представляет собой пример дополнительной ответственности в смысле п. 1 ст. 399 ГК, а потому предусматриваемую абз. 2 п. 1 ст. 87 ответственность участников (учредителей) ООО следует относить к субсидиарной; соответственно, порядок реализации такой ответственности подчиняется правилам ст. 399.

2. Общество с ограниченной ответственностью, будучи коммерческой организацией, имеет не простое наименование, а фирму, т.е. фирменное наименование, позволяющее выделять подобное лицо среди иных участников гражданского оборота, а также связывать с фирмой особые привилегии, предоставляемые участникам торгового (предпринимательского) оборота, при условии соблюдения специальных регистрационных процедур (исключительное право на фирму, возможность передачи права пользования фирмой на условиях франчайзинга и проч.). Норма п. 2 ст. 87 развивает ст. 54 ГК и предусматривает необходимость включения в фирменное наименование ООО указания на его организационно-правовую форму.

Более детально вопросы создания и использования фирменного наименования ООО регламентируются ст. 4 Закона об ООО, где проводится неизвестное п. 2 ст. 87 ГК различие между фирменным наименованием на русском и иностранных языках, а также полным и сокращенным фирменным наименованием ООО. Согласно п. 1 ст. 4 названного Закона ООО в любом случае обязано иметь полное фирменное наименование, хотя допускается наличие у общества также сокращенного фирменного наименования (полное фирменное наименование общества на русском языке). При этом полное фирменное наименование, которое должно иметься у любого ООО, созданного по законодательству РФ, выражается на русском языке. Прочие формы выражения фирменного наименования ООО (сокращенное фирменное наименование на русском языке, полное и/или сокращенное фирменное наименование (наименования) на языках народов Российской Федерации и/или иностранных языках) не являются обязательными, но в то же время и не запрещены, хотя и не могут полностью заменять собой полное фирменное наименование общества на русском языке.

К содержанию фирменного наименования общества на русском языке п. 2 ст. 87 ГК и п. 1 ст. 4 названного Закона предъявляют ряд требований. Так, полное фирменное наименование ООО должно содержать полное наименование общества и слова «с ограниченной ответственностью»; сокращенное фирменное наименование ООО должно содержать полное или сокращенное наименование общества и слова «с ограниченной ответственностью» либо аббревиатуру ООО. При этом фирменное наименование общества на русском языке в любом случае не может содержать иные термины и аббревиатуры, отражающие его организационно-правовую форму, в том числе заимствованные из иностранных языков (например, GmbH, LLC), если иное не предусмотрено федеральными законами и иными правовыми актами РФ. Последнее из указанных ограничений тем менее не препятствует созданию фирменных наименований, содержащих в уникальном наименовании (телефирмы) транслитерацию иностранных наименований или слов (например, «Ойл продактс» «СиАйЭс Репризентатив Офис» и проч.), если это не нарушает основ морали и нравственности, не затрагивает прав третьих лиц.

Некоторая коллизия между п. 1 ст. 54 ГК, с одной стороны, и п. 2 ст. 87 ГК и п. 1 ст. 4 указанного Закона — с другой, неоднократно порождала на практике споры, каким образом следует конструировать полное фирменное наименование ООО. Так, п. 1 ст. 54 ГК предусматривает включение в наименование юридического лица (а фирменное наименование коммерческой организации является разновидностью наименования юридического лица) указания на его организационно-правовую форму, в то же время п. 2 ст. 87 и вслед за ним п. 1 ст. 4 указанного Закона ограничиваются лишь требованием включения в фирменное наименование ООО наименования общества и слов «с ограниченной ответственностью». Соответственно, если конструировать полное фирменное наименование ООО, следуя п. 1 ст. 54 ГК, то его полное фирменное наименование должно включать в себя уникальную часть (собственно наименование общества, например «Максимум»), а также указание на организационно-правовую форму — «общество с ограниченной ответственностью». Если же конструировать полное фирменное наименование ООО, следуя п. 2 ст. 87 и п. 1 ст. 4 указанного Закона, то наряду с уникальной частью («Максимум») в фирменном наименовании достаточно указать лишь слова «с ограниченной ответственностью», опустив слово «общество».

Как показывает текущая правоприменительная практика органов, осуществляющих государственную регистрацию юридических лиц, указанное противоречие было разрешено в пользу п. 1 ст. 54 ГК, а потому по общему правилу полное фирменное наименование ООО на русском языке должно включать в себя и собственно наименование общества (уникальную составляющую, в приведенном выше примере это слово «Максимум»), или так называемое тело фирмы, и слова, указывающие на организационно-правовую форму, а именно «общество с ограниченной ответственностью».

Аналогичный подход применим также к сокращенному фирменному наименованию ООО на русском языке: сокращенное наименование может быть образовано в результате как редуцирования (сокращения) уникальной составляющей фирменного наименования ООО, если такая возможность допускается в принципе (например, тело фирмы «Производственная торговая фирма «Максимум» может быть сокращено до ПТФ «Максимум», однако сложно представить сокращение тела фирмы в фирменном наименовании «Максимум» без изменения существа такого наименования), так и редуцирования наименования организационно-правовой формы общества с ограниченной ответственностью до аббревиатуры ООО. Иными словами, сокращенное фирменное наименование ООО на русском языке состоит из тела фирмы (полного или сокращенного) и слов «общество с ограниченной ответственностью» или аббревиатуры ООО.

Современное отечественное законодательство не предусматривает необходимости следовать принципу истинности фирмы для хозяйственных товариществ и обществ, а потому по общему правилу фирменное наименование ООО, точнее уникальная его часть (тело фирмы) не должно обязательно отражать характер деятельности такого общества либо состав его участников. Так, ООО, содержащее в своем фирменном наименовании указание на производственную деятельность, вправе осуществлять торговлю так же, как и ООО, не содержащее таких указаний, а, например, ООО «Морские продукты» может вообще не иметь какого-либо отношения к производству или реализации таких продуктов.

Между тем отсутствие требования истинности фирмы, характерное для российского законодательства, посвященного ООО, не означает полную свободу в создании фирменного наименования ООО, поскольку действующее законодательство предусматривает ряд ограничений, направленных на то, чтобы предотвратить введение в заблуждение участников хозяйственного оборота относительно характера деятельности отдельных организаций. Так, согласно ст. 7 Закона о банках ни одно юридическое лицо в Российской Федерации, за исключением получившего от Банка России лицензию на осуществление банковских операций, не может использовать в своем наименовании слова «банк», «кредитная организация» или иным образом указывать на то, что данное юридическое лицо имеет право на осуществление банковских операций.

Аналогичные ограничения установлены на использование слов, связанных с государственной символикой: так, слова «Россия», «Российская Федерация» и образованные на их основе слова и словосочетания могут использоваться в наименованиях негосударственных организаций только с согласия Правительства РФ и в соответствии с принятыми законодательными актами РФ (Постановление Верховного Совета РФ от 14 февраля 1992 г. N 2355-1 «О порядке использования наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний в названиях организаций и других структур» // Ведомости РФ. 1992. N 10. Ст. 470; 2004. N 35. Ст. 3607; Постановление Правительства РФ от 7 декабря 1996 г. N 1463 «Об использовании в названиях организаций наименований «Россия», «Российская Федерация» // СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5816).

3. Норма п. 3 комментируемой статьи не предусматривает каких-либо материально-правовых норм, непосредственно регулирующих деятельность или внутреннюю структуру ООО, а представляет собой скорее некоторый юридико-технический прием, определяющий связь Кодекса и норм федеральных законов, регулирующих деятельность ООО. Так, п. 3 данной статьи предусматривает издание специального федерального закона, посвященного ООО. Таким является Закон об ООО, введенный в действие с 1 марта 1998 г. . Именно Закон об ООО является тем нормативным правовым актом, который должен развивать положения ст. ст. 87 — 94 ГК, притом делать это так, чтобы не противоречить нормам ГК (п. 2 ст. 3 ГК РФ). Подобный подход декларируется п. 1 ст. 1 Закона об ООО, предусматривающим, что указанный Закон «определяет в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации правовое положение общества с ограниченной ответственностью, права и обязанности его участников, порядок создания, реорганизации и ликвидации общества».
———————————
Действие Закона об ООО распространяется на все ООО, включая те, которые приобрели такую организационно-правовую форму в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 21 октября 1994 г. «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302), предусматривающей применение норм законодательства об ООО к ранее созданным товариществам с ограниченной ответственностью и обязывающей последних привести свои учредительные документы в соответствие с нормами гл. 4 Кодекса об обществах с ограниченной ответственностью в порядке и сроки, определенные Законом об ООО (п. 1 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14). Учредительные документы ООО (товариществ с ограниченной ответственностью — ТОО) до приведения их в соответствие с Законом об ООО не являются недействительными, а действуют, но только в части, не противоречащей Закону об ООО. При этом, если Законом об ООО предусмотрено, что определенные отношения могут регулироваться в уставе ООО иным образом, чем указано в этом Законе, такие положения устава общества (ТОО), созданного до 1 марта 1998 г. (дата введения в действие Закона об ООО), сохраняют силу до регистрации устава в новой редакции (внесения изменений в устав). В случае неприведения обществом (ТОО) учредительных документов в соответствие с Законом об ООО до 1 июля 1999 г. (п. 3 ст. 59 Закона об ООО) общество (товарищество) может быть ликвидировано в судебном порядке по требованию органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, либо иных государственных органов и органов местного самоуправления, которым право на заявление такого требования предоставлено федеральным законом. До завершения ликвидации общества — исключения его из государственного реестра юридических лиц — оно действует, руководствуясь нормами Закона об ООО и положениями устава, не противоречащими ему (п. 26 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14).

Следует помнить, что нормы Закона об ООО, впрочем, как и соответствующие положения ГК, ориентированы преимущественно на общества, состоящие из нескольких участников. Между тем допущение компаний одного лица (в том числе ООО, имеющих одного участника), создаваемых в форме корпораций, т.е. юридических лиц, в принципе ориентированных на нескольких участников, столкнулось на практике с рядом трудностей, вызванных тем, что отдельные правовые построения, созданные специально для организаций с несколькими участниками, не только не применимы к компаниям одного лица, но зачастую просто не согласуются с деятельностью такого рода организаций. Для снятия подобного противоречия законодатель вынужден в отношении компаний одного лица исключать действие некоторых правовых построений, ориентированных лишь на юридические лица, состоящие из нескольких участников, либо, напротив, вводить специальное правовое регулирование для ООО, состоящих из одного участника. Именно поэтому необходимо помнить о норме абз. 4 п. 2 ст. 7 Закона об ООО, согласно которой положения этого Закона распространяются на общества с одним участником постольку, поскольку в данном Законе не предусмотрено иное и поскольку это не противоречит существу соответствующих отношений. Очевидно, что аналогичный принцип применим и к нормам ГК, посвященным ООО. Соответственно, там, где законодатель детально не урегулировал тот или иной вопрос деятельности компании одного лица, решение может быть найдено исходя из назначения торгового юридического лица. Так, к ООО, состоящим из одного участника, исходя из существа отношений, не применимы правила о выходе участника (ст. 94 ГК, ст. 26 Закона об ООО), порядке совершения сделок, в которых заинтересован единственный участник (ст. 45 Закона об ООО), хотя ни ГК, ни Закон об ООО не предусматривают на сей счет каких-либо четких ограничений.

Нормы, посвященные регулированию правового положения ООО, содержащиеся в иных федеральных законах, не должны противоречить положениям ГК и Закону об ООО; принципиальные отличия в этом случае могут закрепляться лишь для кредитных организаций, однако опять-таки постольку, поскольку это допускается п. 3 ст. 87, а именно законами, регулирующими деятельность кредитных организаций, могут определяться особенности правового положения кредитных организаций, созданных в форме ООО, а также права и обязанности их участников. Подобные особенности закреплены в ст. ст. 7, 10 — 12, 23 Закона о банках.

Между тем Закон об ООО, несмотря на декларирование принципа соответствия ГК, в обход указанной нормы п. 3 ст. 87 расширил круг ООО, особенности правового положения которых могут устанавливаться специальными законами. Так, согласно п. 2 ст. 1 Закона об ООО иные федеральные законы могут определять особенности правового положения, порядка создания, реорганизации и ликвидации ООО в сферах банковской, страховой и инвестиционной деятельности, а также в области производства сельскохозяйственной продукции.

Анализ текущей законодательной политики и развития правоприменительной практики позволяет прийти к заключению, что расширение перечня ООО, особенности правового положения которых могут устанавливаться специальными законами в силу п. 2 ст. 1 Закона об ООО и вразрез с нормой п. 3 ст. 87, было спокойно воспринято и, более того, не вызвало каких-либо возражений. Так, высшие судебные инстанции, давая разъяснение п. 2 ст. 1 Закона об ООО, не усмотрели в подобной норме какого-либо существенного противоречия ГК и рекомендовали лишь строго придерживаться буквального текста п. 2 ст. 1 этого Закона. При сложившейся ситуации следует прийти к заключению, что если соответствующее ООО относится к сфере, поименованной в п. 2 ст. 1 Закона об ООО, то, несмотря на явное противоречие п. 3 ст. 87, особенности правового положения такого общества и/или регулирования иных вопросов, указанных в п. 2 ст. 1 Закона об ООО, могут предусматриваться иными федеральными законами.

Изменения ГК РФ

Обзор всех изменениий ГК РФ

корпоративный юрист

Читайте в №11, 2018

Практикум банкротного юриста. Специальное приложение

☆ Полезная подборка для юриста

Главные правовые события

Что было на VII юридическом форуме в Кремле

Типовой устав ООО

Как перейти на него и не пожалеть об этом

Как налоговая на самом деле проверяет сведения в ЕГРЮЛ

Подготовлено по показаниям инспекторов.

Как судиться с приставами

Оспаривайте постановления, действия и бездействие пристава. Освобождайте имущество от ареста. Взыскивайте убытки.

Скачать образцы документов

ВЫБОР ГЛАВРЕДА

Система Юрист

© 2007–2018 ООО «Актион кадры и право»

Журнал «Юрист компании» –
первый практический журнал для юриста

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Юрист компании».
Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Настоящий сайт не является средством массовой информации. В качестве печатного СМИ журнал «Юрист компании» зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62254 от 03.07.2015.

Статья 1015. Доверительный управляющий

1. Доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия.

В случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.

2. Имущество не подлежит передаче в доверительное управление государственному органу или органу местного самоуправления.

3. Доверительный управляющий не может быть выгодоприобретателем по договору доверительного управления имуществом.

Комментарий к Ст. 1015 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает субъектный состав участников договора доверительного управления, а именно требования к доверительному управляющему. В качестве доверительного управляющего может выступать либо индивидуальный предприниматель, либо коммерческая организация в виде хозяйственного общества (товарищества) или производственного кооператива. Государственные и муниципальные унитарные предприятия не могут быть доверительными управляющими, поскольку сами не являются собственниками имущества, а обладают имуществом на праве хозяйственного ведения и оперативного управления.

Не могут выступать в качестве доверительных управляющих органы государственной власти и местного самоуправления. На этом основании Определением Верховного Суда РФ от 18 мая 2005 г. N 4-Г05-9 подтверждено признание недействующими отдельных положений Закона Московской области от 23 ноября 1998 г. N 51/98-ОЗ «О статусе депутата представительного органа местного самоуправления и выборного должностного лица местного самоуправления в Московской области», в соответствии с которыми выборное должностное лицо обязано передавать в доверительное управление под гарантию муниципального образования на время осуществления своих полномочий находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном (складочном) капитале коммерческих организаций в порядке, установленном федеральными законами, нормативными правовыми актами муниципального образования.

Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи предусматривает случаи доверительного управления в силу закона. Так, в соответствии с п. 1 ст. 1026 ГК РФ доверительное управление имуществом может быть также учреждено:

— вследствие необходимости постоянного управления имуществом подопечного в случаях, предусмотренных ст. 38 ГК РФ;

— на основании завещания, в котором назначен исполнитель завещания (душеприказчик);

— по иным основаниям, предусмотренным законом. Согласно п. 3 ст. 41 ГК РФ помощник совершеннолетнего дееспособного гражданина может выступать в качестве доверительного управляющего в отношении имущества гражданина, находящегося под патронажем. Статья 43 ГК РФ предусматривает доверительное управление имуществом гражданина, признанного безвестно отсутствующим, при необходимости постоянного управления им.

В этих случаях в качестве доверительного управляющего могут выступать гражданин, не зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, а также некоммерческая организация с учетом ее специальной правоспособности, за исключением учреждений, которые являются субъектами права оперативного управления.

Так, Определением ВАС РФ от 20 марта 2008 г. N 3311/08 по делу N А24-2364/07-18 был признан правомерным отказ в удовлетворении иска учреждения о заключении договора доверительного управления, учитывая, что в силу комментируемой статьи учреждение, будучи некоммерческой организацией, не может являться доверительным управляющим.

Для осуществления доверительного управления по общему правилу не требуется лицензия. В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» деятельность по управлению ценными бумагами требует лицензии. Наличие лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами не требуется в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

В некоторых случаях доверительный управляющий определяется в результате проведения конкурса, например, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 8 декабря 2008 г. N 929 «Об утверждении Правил проведения конкурса по отбору управляющих компаний для заключения с ними договоров доверительного управления накоплениями для жилищного обеспечения военнослужащих и Правил определения совокупной взвешенной оценки (рейтинга) управляющей компании для заключения с ней договора доверительного управления накоплениями для жилищного обеспечения военнослужащих» .

———————————
Собрание законодательства РФ. 2008. N 50. Ст. 5957.

В соответствии со ст. 22 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» к участию в конкурсе допускается управляющая компания, получившая в установленном порядке лицензию на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, если она соответствует на момент проведения конкурса положениям, установленным п. п. 13 и 14 ст. 12 названного Федерального закона, и к ней не применялись процедуры банкротства либо санкции в виде аннулирования действия лицензии на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами в течение последних двух лет. Порядок предоставления лицензии определен Приказом ФСФР России от 10 февраля 2009 г. N 09-4/пз-н «Об утверждении Административного регламента по исполнению Федеральной службой по финансовым рынкам государственной функции по лицензированию деятельности инвестиционных фондов, деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, деятельности специализированных депозитариев инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, а также деятельности по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию» .

———————————
Бюллетень нормативных актов. 2009. N 25.

Дополнительные требования, которые управляющая компания обязана соблюдать в период действия договора доверительного управления средствами пенсионных накоплений для финансирования накопительной части трудовой пенсии, устанавливаются Правительством РФ.

2. Нарушение условий, предусмотренных комментируемой статьей, при заключении договора с лицом, которое не может выступать в качестве доверительного управляющего, ведет к тому, что сделка является недействительной на основании ст. 168 ГК РФ, что подтверждается и судебной практикой (Определение ВАС РФ от 18 июня 2007 г. N 6970/07 по делу N А50-12963/2006-Г16).