Международное уголовное право как источник уголовного права рф

admin

9.1. Понятие и источники международного уголовного права

Международное уголовное право как отрасль международного публичного права представляет собой совокупность принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью.

В литературе встречаются и иные концепции международного уголовного права. Наиболее распространенной является, пожалуй, концепция, согласно которой международное уголовное право включает в себя как международные нормы, так и соответствующие нормы внутреннего уголовного права. Весьма распространено мнение, согласно которому субъектами международного уголовного права являются не только государства, но и индивиды. Лишь в исключительных случаях предусмотрена прямая ответственность индивида за нарушение норм международного уголовного права — при преступлениях против мира и безопасности человечества. В таких случаях любое государство и Международный уголовный суд с помощью государств вправе привлечь индивида к уголовной ответственности непосредственно на основе международного права.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества проводит четкое различие между уголовно-правовой ответственностью индивида и международно-правовой ответственностью государства. Этому посвящена ст. 4 «Ответственность государства», где говорится: «Ответственность отдельных лиц за преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренная в настоящем Кодексе, никоим образом не влияет на ответственность государств по международному праву».

В настоящее время в мире отмечается значительный рост преступности, в том числе имеющей международный характер. Государства координируют свои действия по борьбе с преступностью следующим образом: заключают договоры о борьбе с отдельными видами международных преступных деяний и правовой помощи по уголовным делам, осуществляют совместные меры по предотвращению и пресечению преступлений и привлечению виновных к ответственности.

Источниками международного уголовного права являются:

1) конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера (с захватом заложников, угоном воздушных судов и т.п.);

2) договоры о сотрудничестве и правовой помощи по уголовным делам;

3) договоры, регулирующие деятельность международных организаций, в чью компетенцию входит борьба с преступностью.

Обязательства государств по вышеуказанным договорам заключаются: в определении международных уголовно наказуемых деяний; мерах по предупреждению и пресечению таких преступлений; обеспечении ответственности преступников; установлении правил юрисдикции; регламентации правовой помощи по уголовным делам и регулировании взаимоотношений государств и международных правоохранительных организаций.

Государства сотрудничали друг с другом в борьбе с преступностью, начиная с рабовладельческих времен. В рабовладельческих государствах наиболее опасным преступлением считалось восстание рабов, поэтому государства обязывались оказывать друг другу помощь в подавлении этих восстаний. В договоре египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттусили III, заключенным в 1296 г. до н.э., содержалось такое положение: «Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь хеттов».

Аналогичная практика была известна и государствам Древней Греции. Заключенный в 421 г. до н.э. между Афинами и Спартой мирный договор (Никиев мир) содержал обязательство Афин оказывать поддержку Спарте в случае восстания рабов. Договоры того времени содержали и некоторые иные положения, которые ныне относятся к международному уголовному праву. Чаще всего это было обязательство взаимной выдачи преступников, в первую очередь политических. Такое обязательство содержалось и в упомянутом договоре Рамсеса с Хаттусили.

Римским правом пираты рассматривались как враги всего человеческого рода (hostis humanis generis). В дальнейшем такая норма стала частью общего международного права. Начиная с Венского конгресса 1915 г. заключается ряд договоров о борьбе с работорговлей. Преступность работорговли была признана также общим международным правом.

Первостепенное значение для формирования международного уголовного права имели уставы созданных после Второй мировой войны международных военных трибуналов для суда над главными немецкими и японскими военными преступниками (Нюрнбергский и Токийский трибуналы), а также вынесенные ими приговоры.

В теории концепция международного уголовного права появилась в литературе на рубеже XIX и XX вв., причем речь шла, в основном, о разграничении уголовной юрисдикции государств и о правовой помощи.

Одним из первых концепцию международного уголовного права выдвинул профессор Санкт-Петербургского университета Ф.Ф.

Постепенно концепция международного уголовного права находит признание и в отечественной учебной литературе. В учебнике «Международное право» под редакцией Г.В. Игнатенко имеется глава «Международное уголовное право». Термин «международное уголовное право» получил широкое признание как в мировой литературе, так и в международной практике.

Система международного уголовного права, наряду с чертами международного права в целом, имеет определенные специфические черты. Так, наиболее важная особенность системы современного международного уголовного права состоит, пожалуй, в том, что она объединяет нормы, относящиеся не только к уголовному, но и к уголовно-процессуальному праву, а также к судоустройству. Международное уголовное право определяет порядок действия своих норм, а также содержит иные принципы и нормы, относящиеся к общей части уголовного права. Оно устанавливает состав преступлений, организацию международных уголовных судов и нормы международного уголовного процесса. Значительное место занимают нормы, регулирующие взаимодействие государств в области уголовного правосудия.

Источники международного уголовного права как отрасли международного права в принципе те же, что и источники международного права: международный договор и международный обычай. В качестве примера можно указать на Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г., в которых участвуют не все страны, но их нормы являются частью общего международного права, обязательного для всех государств. В докладе Генерального секретаря ООН Совету Безопасности по проекту уставов международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды говорилось: «. Международный трибунал должен применять нормы международного гуманитарного права, которые вне всякого сомнения являются частью обычного права, с тем, чтобы проблема участия некоторых, а не всех государств в определенных конвенциях не возникала».

Международный трибунал для бывшей Югославии по вопросу о соотношении применяемых им норм высказал следующую точку зрения: «. Международный трибунал вправе применять в дополнение к обычному международному праву любой договор, который: 1) был несомненно обязателен для сторон во время совершения инкриминируемого деяния и 2) не противоречил или не отступал от императивных норм международного права, каковыми является большинство норм международного гуманитарного права».

Важное значение в формировании норм международного уголовного права приобретают резолюции международных организаций. Наиболее ярким примером является Всеобщая декларация прав человека, в которой содержатся положения, имеющие отношение в том числе и к международному уголовному праву. Она была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. и имела статус рекомендации. Однако в дальнейшем государства признали ее положения в качестве норм общего международного права. В настоящее время суды государств, включая Россию, рассматривают положения Декларации как общепризнанные нормы международного права.

Уникальным случаем прямого создания норм и институтов международного уголовного права международным органом является учреждение Советом Безопасности ООН международных трибуналов для бывшей Югославии и Руанды, несмотря на то, что в Уставе ООН не закреплено такое полномочие Совета Безопасности. Юридическое обоснование правомерности решений Совета Безопасности видится в другом, а именно в молчаливом признании их государствами.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества в редких случаях допускает применение общих принципов права, в частности при установлении исключающих вину обстоятельств, под которыми понимаются такие принципы, которые «прочно вошли в практику и широко признаются в качестве приемлемых в отношении преступлений, сходных по степени тяжести по внутригосударственному или международному праву».

Международное уголовное право (4)

Главная > Реферат >Государство и право

Международное уголовное право

1. Понятие, принципы и источники международного уголовного права. 5

2. Международные преступления и преступления международного характера. 8

3. Правовая помощь государств по уголовным делам: содержание и специфика………………………………………………………………………14

4. Ответственность в международном уголовном праве…………………23

Международное уголовное право как отрасль международного публичного права представляет собой совокупность принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью. Объектом регулирования международного уголовного права являются межгосударственные отношения, т.е. отношения с участием государств и международных организаций. Соответственно, субъектами являются государства и международные организации. Основными источниками международного уголовного права принято считать международный договор и международный обычай.

В литературе встречаются и иные концепции международного уголовного права. Наиболее распространенной является концепция, согласно которой международное уголовное право включает в себя как международные нормы, так и соответствующие нормы внутреннего уголовного права. Весьма распространено мнение, согласно которому субъектами международного уголовного права являются не только государства, но и индивиды. Лишь в исключительных случаях предусмотрена прямая ответственность индивида за нарушение норм международного уголовного права — при преступлениях против мира и безопасности человечества. В таких случаях любое государство и Международный уголовный суд с помощью государств вправе привлечь индивида к уголовной ответственности непосредственно на основе международного права. Особенностью международного уголовного права является его комплексный характер (включает нормы уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права). В международном уголовном праве установлена ответственность за международные преступления и преступления международного характера.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества проводит четкое различие между уголовно-правовой ответственностью индивида и международно-правовой ответственностью государства. Этому посвящена ст. 4 «Ответственность государства», где говорится: «Ответственность отдельных лиц за преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренная в настоящем Кодексе, никоим образом не влияет на ответственность государств по международному праву».

Понятие, принципы и источники международного уголовного права

Международное уголовное право (МУП) — отрасль международного права, принципы и нормы которой регулируют сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью, включая ее предупреждение 1 .

Будучи отраслью международного права, МУП обладает всеми характерными чертами этого права. Но есть у него и существенная особенность — оно установило прямую уголовную ответственность физических лиц за нарушение наиболее важных норм международного права. Иначе говоря, оно вводит в механизм функционирования международного права уголовную ответственность. Без установления уголовной ответственности физических лиц непосредственно на основе международного права невозможно обеспечить международный правопорядок. Поэтому предметом международного уголовного права могут быть отношения, возникаю­щие в борьбе с преступлениями, совершае­мыми физическими лицами 2 .

МУП — новая отрасль международного права. Начало формированию МУП было положено принятием после Второй мировой войны уставов международных военных трибуналов (Нюрнбергского и Токийского). Уставы предусмотрели прямую ответственность физических лиц по международному праву за наиболее тяжкие преступления, на их основе были учреждены международные уголовные суды, реализовавшие эту ответственность. В наше время перед МУП встала новая задача большого значения — борьба против международного терроризма и организованной транснациональной преступности в целом.

Особенностью МУП является его комплексный характер (включает нормы уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права); неприменение сроков давности к военным преступникам и преступлениям против человечества; особые источники МУП в виде универсальных и региональных международных договоров и вспомогательных источников (приговоры трибуналов международных и национальных судов); придание уставам международных трибуналов обратной силы в отношении преступных акций, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом; особый субъект преступления в виде государств и юридических лиц; особые санкции и т.п. В МУП установлена ответственность за международные преступления и преступления международного характера.

Будучи самостоятельной отраслью международного права и обладая всеми его признаками, МУП базируется на принципах, которые имеет свою специфику, обусловленную характером уголовно наказуемых деяний. В 1950 г. Комиссия Международного Права приняла и представила Генеральной Ассамблее ООН «Принципы международного права, признанные статутом Ньюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого трибунала». Особые принципы, сформулированные в Уставе и приговоре Нюрнбергского трибунала, носят с тех пор императивный характер. Они заключаются в следующем:

неотвратимость уголовного наказания за совершение любого деяния, которое по международному праву считается преступным;

если государство не устанавливает наказание за действия, которые международным правом отнесены к категории преступлений против мира и человечества, то это не является обстоятельством, освобождающим виновное лицо от международной уголовной ответственности;

должностное положение лица, совершившего международное преступление, не освобождает его от личной ответственности;

исполнение лицом преступного приказа своего правительства или начальника не освобождает это лицо от ответственности, если сознательный выбор был фактически возможен;

каждое лицо, обвиненное в международном преступлении или преступлении международного характера, имеет право на справедливое рассмотрение своего дела в суде;

неприменение сроков давности к военным преступникам и преступлениям против человечества в соответствии с Конвенцией 1968 г.

В 1973 г. специальной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН были приняты принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества, которые в основном регламентируют стадию предварительного расследования указанных преступлений.

Источниками международного уголовного права являются:

1) конвенции о борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера (с захватом заложников, угоном воздушных судов и т.п.);

2) договоры о сотрудничестве и правовой помощи по уголовным делам;

3) договоры, регулирующие деятельность международных организаций, в чью компетенцию входит борьба с преступностью.

Обязательства государств по вышеуказанным договорам заключаются: в определении международных уголовно наказуемых деяний; мерах по предупреждению и пресечению таких преступлений; обеспечении ответственности преступников; установлении правил юрисдикции; регламентации правовой помощи по уголовным делам и регулировании взаимоотношений государств и международных правоохранительных организаций.

Международные преступления и преступления международного характера

Основные составы международных преступлений определены Уставами Международных военных трибуналов Нюрнбергским и Токийским. Их универсальное значение было подтверждено Резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 1946 и 1947 гг., а также Уставами трибуналов для Югославии и Руанды и Статутом Международного уголовного суда. В Уставах Нюрнбергского и Токийского трибуналов международные преступления подразделялись на три группы:

1) преступления против мира;

2) военные преступления;

3) преступления против человечности.

В соответствии со ст. 6 Устава Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран (Нюрнбергского трибунала) к преступлениям против мира были отнесены: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеуказанных действий.

В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. «Определение агрессии» под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным способом, несовместимым с Уставом ООН.

Международным преступлением признано наемничество, которое согласно ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающейся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977 г., определяется как лицо, которое:

1) специально завербовано на месте военных действий или за границей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте;

2) фактически принимает участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду. При этом материальное вознаграждение должно существенно превышать вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в состав вооруженных сил данной стороны. Форма вознаграждения может быть различной (регулярные или разовые выплаты, скажем, за каждого убитого и т.п.);

3) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

4) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;

5) не послано государством, не являющимся воюющей стороной, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав вооруженных сил. Этим наемники отличаются от военных советников, направленных на службу в иностранную армию по специальному соглашению между государствами и не принимающих непосредственного участия в военных действиях.

Наемники являются военными преступниками и не могут ссылаться на положения Женевских конвенций 1949 г. На них не распространяется режим военного плена. Наемники привлекаются к ответственности, как в рамках национальной юрисдикции, так и специально созданными международными трибуналами.

В соответствии с Конвенцией о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. к наемникам относят не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности. Преступными признаются также действия лиц, осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также покушение и соучастие в такого рода действиях.

§ 5. Влияние международного уголовного права на национальное уголовное право России

Приоритет норм международного права означает, что право каждого государства состоит из двух юридических систем: внутригосударственной юридической системы и международной юридической системы государства. Вместе они составляют определенное единство — право страны, а в случае конфликта преимущество отдается международному праву.

Следовательно, нормы внутригосударственного права не только не могут противоречить нормам международного права, но, скорее, должны уточнять и обеспечивать реализацию требований международно-правовых норм.

Анализ норм международного права, Конституции РФ и федеральных законов позволяет сделать следующие выводы относительно способов воздействия международного уголовного права на уголовное законодательство России.

Во-первых, в тексте многих национальных уголовных законов (в том числе в ч. 4 ст. 11 УК РФ) имеется указание на возможность прямой отсылки к норме международного права при решении уголовно-правовых вопросов.

Во-вторых, более универсальным способом является восприятие нормами национальных уголовных законов предписаний международного уголовного права. Такое восприятие может быть проведено следующими путями:

путем текстуального включения нормы международного уголовного права в уголовное законодательство во исполнение международного договора;

путем включения нормы международного уголовного права в уголовное законодательство, причем предписание международного договора не устанавливает жесткой формы восприятия его предписания во внутригосударственном праве;

путем изменения уже существующих норм уголовного законодательства во исполнение положений международного уголовного права.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»1 международный договор Российской Федерации является составной частью правовой системы России.

УК РФ является федеральным законом, и только в нем могут быть определены основания и пределы уголовной ответственности за совершенное преступление, а новые законы, устанавливающие уголовную ответственность, «подлежат включению в настоящий Кодекс» (ч. 1 ст. 1 УК РФ). Следовательно, изменение условий уголовной ответственности за то или иное деяние, предусмотренное международным договором Российской Федерации, требует их непосредственного включения в текст УК РФ.

Итак, в соответствии с конституционным предписанием международный акт уголовно-правового характера должен вносить изменения в УК РФ. В противном случае возникает непреодолимая трудность в судебном применении уголовно-правовой нормы международного характера.

Упомянутое постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 декабря 2003 г. № 5, несмотря на запрет непосредственного применения принципов и норм международного права, «устанавливающих признаки составов уголовно наказуемых деяний», также однозначно признает их источниками российского уголовного права. При этом международные нормы в императивном порядке предписывают государству обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом.

В случае, когда источником российского уголовного права становится норма международного уголовного права, по существу происходит их совместное применение. Формально на территории Российской Федерации может действовать только УК РФ (согласно ч. 1 ст. 1 УК РФ), но через его предписания опосредованно и согласованно действуют уголовно-правовые нормы международного характера.

Другое дело, когда международно-правовая норма об уголовной ответственности противоречит другой имеющей для России силу международноправовой норме. Представляется, что в данном случае коллизия должна разрешаться в соответствии с теми основополагающими принципами, которые нормативно оформлены и действительны для Российской Федерации — ведь только такие принципы могут быть источниками внутригосударственного права (в том числе уголовного), имеющими высшую юридическую силу. Именно так надо понимать положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ.

Иногсшова-Хегай Л.В. Международное уголовное право. СПб., 2003.

Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право: понятие, задачи,

принципы. СПб., 2003.

Костенко Н.И. Международный уголовный суд. М., 2002.

ЛукашукИН, Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999.

Международное уголовное право / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1999.

Панов В.И Международное уголовное право. М., 1997.

Цепелев В.Ф. Международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью. М., 2001.

Источники международного уголовного права

Международное уголовное право — это особый раздел публичного международного права, регулирующий сотрудничество государств и международных организаций по выявлению наиболее тяжких международных преступлений, расследованию и применению мер ответственности к совершившим или причастным к их совершению лицам.

Источники международного уголовного права перечислены в статье 38 Статута Международного Суда: договорное право, обычное право, общие принципы права и как вспомогательное средство для определения правовых норм судебные решения и работы наиболее квалифицированных юристов. Эти источники могут применяться в национальных судах в той мере, которую допускает соответствующая правовая система. Римский статут Международного уголовного суда (МУС) включает собственный перечень источников аналогичный, хотя не полностью идентичный, содержащемуся в Статуте Международного Суда.

Международные договоры.

Источники международного уголовного права на основе международно-правовых договоров, содержат нормы, непосредственно регулирующие вопросы борьбы с международной преступностью или содействующие их толкованию. В первую очередь к ним относятся: Гаагские конвенции и декларации (1899 и 1907), Конвенция о предупреждении геноцида (1948) и Женевские конвенции (1949) и дополнительные протоколы к ним. Они используются в качестве правовой основы в отношении преступлений, на которые распространяется юрисдикция ad hoc трибуналов и МУС. Римский статут МУС, содержащий определения преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, также представляет собой международный договор. К источникам международного уголовного права относятся и Уставы Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) и Международного трибунала по Руанде (МТР), утвержденные Резолюциями Совета Безопасности ООН 827 (1993) и 955 (1994) соответственно, на основании полномочий, закрепленных в главе VII Устава ООН и имеющие обязательную силу согласно ст. 25 Устава ООН. Обязательный характер им придается международной договоренностью. Уставы трибуналов оказали существенное влияние на международное уголовное право и сами по себе, и как источник для других инструментов международного уголовного права. Значимость Римскому статуту МУС в значительной степени придает его влияние на национальное законодательство.

Высказывалось предположение, что привлечение к ответственности физических лиц не может осуществляться лишь на основании международных договоров, и таким образом, данные договоры не являются прямыми источниками международного уголовного права. Подобные аргументы вступают в противоречие с многолетней практикой в сфере международного гуманитарного права, в соответствии с которым к физическим лицам применяются «законы и обычаи войны», содержащиеся в соответствующих договорах, а также в обычном праве. Как было отмечено в заявлении Постоянной палаты международного правосудия более девяносто лет назад, нормы международных договоров могут применяться непосредственно к физическим лицам, если таково было намерение составителей.

В исследованиях об обычном гуманитарном праве Международного комитета Красного Креста и Красного Полумесяца (МККК) говорится, что «понятие военного преступления в подавляющем большинстве случаев не ограничивается нарушением обычного международного права. Почти все военные уставы и уголовные кодексы к военным преступлениям относят нарушения как обычного права, так и применимого договорного права». Это не означает, что каждое положение, скажем, Женевских конвенций возлагает прямую уголовную ответственность на индивидуальных лиц. Некоторые нарушения, например, касающиеся отдельных правил обращения с военнопленными могут и не относятся к военным преступлениям.

Только те договоры или положения договоров, которые предназначены для применения непосредственно к индивидуальным лицам, порождают уголовную ответственность. «Конвенции о борьбе», рекомендующие государствам криминализировать, например, незаконный оборот наркотических средств, захват воздушных судов или бомбовый терроризм, сами по себе не рассматриваются как правовое основание индивидуальной уголовной ответственности. Деяния, входящие в сферу применения подобных договоров, должны быть признаны уголовно-наказуемыми преступлениями в соответствие с национальным законодательством договаривающейся стороны, независимо от конституционного метода, используемого отдельным государством. Кроме того, если суд должен применить положения договора непосредственно к физическому лицу, то требуется подтвердить, что противоправное действие имело место на территории государства-участника договора или иным образом подлежит его правосудию.

Деятельность МТБЮ представляет собой редкое исключение, показывающее, что достаточно только международного договора для привлечения к уголовной ответственности. Такая позиция восходит к решению по делу Дашко Тадича (1995) и подтверждается в решении по апелляции Дарио Кордича и Марио Черкеза. В деле Станислава Галича Апелляционная палата МТБЮ отметила, что с точки зрения Трибунала международного договора достаточно для уголовной ответственности, хотя «на практике Международный Трибунал всегда удостоверяется, что положения договора отражают обычное право». Выработанный таким образом подход позволял не ограничиваться обычным международным правом как единственным основанием для преследования военных преступлений. Утверждение, что договоры могут порождать международную уголовно-правовую ответственность, является неотъемлемой частью Устава МТР, предусматривающего уголовное наказание за нарушения Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям (не все положения которого в свое время относились к обычному праву).

Обычное международное право.

МТБЮ допускал, что в случае, когда его Уставом не регулировались отдельные вопросы, решения будут приниматься исходя из норм обычного международного права и общих принципов права. Обычное международное право, нормы которого исходят из практики государств, согласованной с их opinio iuris (убеждением в соответствии требованиям права), обладает недостатком всех неписаных законов – трудностью определения содержания. Дело не всегда обстоит подобным образом, например, когда нормы обычного права берут свое начало в договоре или другом письменном документе, таком как резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, отражающей правовой обычай, или были признаны судом в качестве таковых. Тем не менее, использование обычного международного права в качестве источника международного уголовного права иногда подвергается критике, аргументированной тем, что правовой обычай может быть слишком неопределенным для обоснования уголовной ответственности или даже что по неписанным законам нельзя привлекать к уголовной ответственности. Однако достаточно сказать, ни Нюрнбергский или Токийский международный военный трибунал, ни ad hoc трибуналы не придерживались подобных позиций.

Общие принципы права и вспомогательное средства для определения правовых норм.

МТБЮ в поиске применимых нормы международного права был вынужден обратиться к общим принципам права. Из-за серьезных различий между судопроизводством на международном и национальном уровнях МТБЮ с осторожностью относился к общим принципам, позаимствованным у национальных правовых систем, и внеконтекстном их применении в международных судебных разбирательствах. Тем не менее, и МТБЮ, и МТР прибегали к положениям национального права как источнику для определения соответствующих норм международного права. Как подчеркивалось в Решении по делу Анто Фурунджия, следует соблюдать осторожность при использовании подобных источников – нельзя просто обращаться к одной из ведущих правовых систем, но международные суды должны опираться на общие концепции и правовые институты, принятые во всех основных правовых системах мира. В отношении уголовного права использование общих принципов права не лучший вариант. Все-таки они по своей природе являются «общими» и, следовательно, к ним следует прибегать исключительно в случае крайней необходимости.

Касательно МУС в ст. 21 Римского статута предусматривается, что при невозможности использовать международные договоры, принципы и нормы международного права,

…Суд применяет общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, включая, соответственно, национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми с настоящим Статутом и с международным правом и международно признанными нормами и стандартами.

МУС может также применять «принципы и нормы права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях». Однако, МУС не связан собственными предыдущими решениями; тут нет аналогии принципу stare decisis общего права. МТБЮ часто прибегал к судебным решения по определению вопросов права, и выстроил специальную систему прецедентов для работы своей юриспруденции. МТБЮ и МТР использовали как внутригосударственную, так и международную судебную практику. Внутригосударственные прецеденты представляют собой основной материальный источник сведений о международном уголовном праве. Тем не менее, следует обратить внимание на один нюанс. Применение международного права во внутригосударственном судебном производстве может наталкиваться на определенные трудности, связанные со спецификой местного законодательства или правоприменительной практикой национальных судов.

Наконец, следует упомянуть о трудах наиболее авторитетных специалистов в данной области. Они как таковые не являются прямыми источниками международного уголовного права, однако, способствуют уяснению некоторых международно-правовых норм и позиций государств по отдельным вопросам. Тем не менее, к ним требуется подходить с осторожностью. Необходимо убедиться, что их высказывания отражают точные положения закона в его нынешнем виде, а не личные пожелания автора; это важно не в последнюю очередь из-за принципа nullum crimen sine lege (лат. нет преступления без закона). Кроме того, выбор специалистов только одной или нескольких схожих правовых традиций может привести к искажению того всестороннего подхода, которое требует международное уголовное право.

Уголовное право

Уголовное право — это отрасль права, регулирующая общественные отношения, связанные с совершением преступных деяний, назначением наказания и применением иных мер уголовно-правового характера, устанавливающая основания и условия привлечения к уголовной ответственности либо освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Главным источником данной отрасли права является Уголовный Кодекс Российской Федерации (далее — УК), который вступил в силу с 1 января 1997 года. УК содержит Общую и Особенную часть. УК состоит из 12 разделов, 34 глав, 361 статьи. В Общей части содержатся общие нормы: принципы, задачи Уголовного права, основные понятия и определения. В Особенной части содержатся конкретные преступления и меры наказаний за них. Задачами УК РФ являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений. Для осуществления этих задач УК РФ устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.