Неприкосновенность частной собственности статья в конституции

admin

Закон о частной собственности в России

В соответствии с российским законодательством, каждый гражданин Российской Федерации имеет право на защиту своих прав, интересов, собственности, жизни и здоровья. Практически все перечисленные права человека обусловлены в Конституции России и в некоторых других ФЗ.

Что является частной собственностью?

Понятие «частной собственности» подразумевает владение чем-либо определенным гражданином или юридическим лицом и означает распоряжение имуществом в любых целях на усмотрение владельца, но с соблюдением законодательных норм. Собственник чего-либо вправе:

  • продавать объекты владения;
  • сдавать в аренду;
  • обменивать;
  • проводить иные действия, в соответствии с российскими законами.

В качестве объектов частной собственности, включая интеллектуальную, выступают:

  • земля;
  • художественные произведения;
  • научные труды;
  • актерская деятельность;
  • создание и присвоение информации;
  • вода;
  • здания и сооружения;
  • оборудование;
  • растения;
  • животные;
  • деньги;
  • ценные бумаги.

В соответствии с российским законодательством, существует понятие о неприкосновенности частной собственности, что позволяет владельцам распоряжаться своим имуществом.

В 35 статье Конституции России содержатся положения, касающиеся частной собственности. Они гласят:

  • права человека на владение частным имуществом охраняются законами России;
  • граждане вправе распоряжаться, владеть и пользоваться частной собственностью лично и совестно с другими лицами;
  • согласно закону, лишение имущества возможно только по решению суда;
  • права наследования гарантируются.

Статья 36 настоящего закона обуславливает правила владения землей. Одно из важнейших правил заключается в должном пользовании земельным участком. Использовать свои владения гражданин вправе свободно единолично и совместно, при условии, что это:

  • не наносит вред, ущерб окружающей среде;
  • не нарушает законные права других граждан;
  • не нарушает интересы других лиц.

Законы о защите частной собственности

В России содержат положения о частной собственности 4 Федеральных Закона:

  • Конституция:
  • Гражданский Кодекс;
  • Уголовный Кодекс;
  • Земельный Кодекс.

Кстати тем, кто занимается частной детективной и охранной деятельностью следует изучить нормы закона:

Конституция России представляет собой нормативный правовой акт. Рассматриваемый законодательный акт регламентирует:

  • государственное устройство;
  • деятельность исполнительных органов власти;
  • работу представительных органов;
  • деятельность судебных учреждений;
  • систему местного самоуправления;
  • права и свободу граждан.

Скачать последнюю редакцию Конституции России можно по ссылке.

Гражданский Кодекс регламентирует права и обязанности населения нашей страны. ФЗ № 51 был принят членами Государственной Думы 21 октября 1994 года. В законную силу вступил документ 30 ноября того же года. Второй раздел законодательного акта, содержит положения, касающиеся прав частной собственности субъектов владения — граждан и юридических лиц. А именно:

  • риск потери или гибели имущества;
  • права владения государственной или муниципальной собственностью;
  • правила приватизации;
  • процедуру приобретения прав владения;
  • нюансы по прекращению прав владения частной собственностью;
  • условия общей собственности;
  • вещные права на землю;
  • права владения жилыми помещениями;
  • критерии по защите прав частной собственности.

Чтобы углубиться в нюансы вышеуказанных правил пользования частными владениями, следует ознакомиться с полной версией ФЗ № 51. Скачать последнюю редакцию Гражданского Кодекса можно здесь.

Уголовный Кодекс Российской Федерации содержит нормативы привлечения к ответственности за совершенные преступления. Основан настоящий Федеральный Закон № 63 на положениях Конституции и на международных нормах права. В 8 разделе содержатся меры наказания за преступления, совершенные простив частной собственности:

  • кража;
  • мелкое воровство;
  • мошенничество;
  • грабеж;
  • разбой;
  • хищение особо ценных предметов;
  • причинение ущерба имуществу;
  • уничтожение частной собственности;
  • вымогательство.

Чтобы узнать какие меры наказания предусмотрены за вышеуказанные деяния, совершенные с частной собственностью, необходимо изучить полный текст закона. Скачать последнюю редакцию закона можно тут.

Земельный Кодекс был принят в Государственной Думе 28 сентября 2001 года. Законное вступление в силу считается со дня его официального публикования — 25 октября того же года. Настоящий Федеральный Закон № 136 описывает права владения и пользования земельными участками, содержит условия по охране земель и другие аспекты, касающиеся земельных участков.

В законодательном акте о землях указываются положения владения землей (в 3-ей главе):

  • правила владения землей юридическими лицами;
  • правила владения землей на правах частной собственности населения;
  • критерии владения государством.

Для ознакомления со всеми аспектами земельного закона, рекомендуется посмотреть полный текст документа со всеми изменениями и дополнениями. Скачать закон можно по ссылке.

Описание закона о частной собственности

Конституция России вступила в действие 25 декабря 1993 года. Рассматриваемый Федеральный Закон был принят на основании решения народа. Регламентирует настоящий ФЗ права граждан.

Изменения в законе

Во все законодательные акты периодически вносятся дополнения и поправки. Изменения документов необходимы для придачи им актуальности и юридической значимости, не зависимо от изменения времени, политических, экономических факторов и так далее.

Изменения в Конституцию Российской Федерации последний раз были внесены 21 июля 2014 года. Изменения коснулись статей 83 и 95.

Статья 83

Положения настоящей статьи закона о частных владениях гласят о полномочиях Президента России:

  • назначает человека на пост главы Председателя Правительства, при этом назначает его с согласия членов Госдумы;
  • вправе присутствовать на заседаниях Правительства;
  • отправляет в отставку главу Правительства;
  • предлагает людей на пост судей Конституционного суда и Верховного;
  • назначает на различные должности работников Совета Федерации, а также освобождает их от занимаемых должностей (в последней редакции в этот пункт были внесены дополнения в виде слов «назначает» и «освобождает»).

Статья 95 настоящего закона

При внесении последних изменений в закон, в июле 2014, было принято решение полностью изменить текст 95 статьи. Текст рассматриваемой статьи в новой редакции гласит, что Федеральное Собрание состоит из двух палат:

  • Государственной Думы;
  • Совета Федерации.

В статье настоящего закона также описывается состав обеих палат.

Неприкосновенность частной собственности: понятие, содержание, пределы

А. И. Василянская,

Адвокат, к.ю.н., г. Санкт-Петербург

Хотя Конституция РФ буквально не провозглашает неприкосновенность частной собственности, тем не менее, она является важным компонентом содержания конституционного права частной собственности [1].

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

Впервые в России на конституционном уровне неприкосновенность собственности была закреплена в Основных государственных законах 1906 года (ст. 35). В ст. 135 Конституции РСФСР 1937 г. священной и неприкосновенной основой советского строя объявлялась общественная, социалистическая собственность. В действующей Конституции 1993 г. содержится норма о том, что право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35). О.Е. Кутафин квалифицирует данную норму «именно как неприкосновенность частной собственности» [2].

Современное понимание неприкосновенности частной собственности дается в трудах ученых, правовых позициях Конституционного Суда РФ. Так, Конституционного Суд, придерживаясь позиции неприкосновенности собственности, называет данную неприкосновенность принципом, выводя егоиз совокупности конституционно-правовых положений. В частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. о проверке конституционности положения п. 2 ст. 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» среди принципов правового регулирования в сфере экономики называется неприкосновенность собственности [3].

В других решениях Конституционного Суда неприкосновенность частной собственности (а, следовательно, и права частной собственности) признается в качестве одного из «основных начал гражданского законодательства» [4], «основных начал гражданского законодательства, имеющих конституционное значение» [5], «конституционного принципа»[6], «конституционно-правового принципа» [7]. Неприкосновенность частной собственности рассматривается Конституционным Судом и как «общеправовой принцип» [8].

Неприкосновенность частной собственности понимается как состояние защищенности от посягательств со стороны, установленный законодательством запрет совершать какие-либо действия вопреки воле собственника. Неприкосновенность выступает в качестве гарантии свободы личности, ее автономии, самоопределения. Она служит предпосылкой обеспечения иных прав и свобод человека и гражданина, так как без частной собственности общество не может ограничивать государственную власть, стремящуюся подавить личность. «Поэтому, — справедливо полагает В.В. Гошуляк, — сказать, что частная собственность охраняется законом, как это сформулировано в Конституции РФ, будет недостаточно. Важно отметить, что она является неприкосновенной» [9]. В категории «неприкосновенность собственности» воплощается недопустимость неоправданного, незаконного вмешательства в осуществление права на частную собственность.

Необходимо выделять два аспекта неприкосновенности частной собственности – право на неприкосновенность собственности как возможность быть защищенным и неприкосновенность собственности как реальное, фактическое состояние охраняемого государством и обществом имущества собственника, которое проявляется в совокупности отношений, отражающих допустимые границы внешнего вмешательства. О.Е. Кутафин правильно писал, что право на неприкосновенность является правовой формой опосредования неприкосновенности. Это утверждение схоже с выводом В.А. Патюлина о том, что «… неприкосновенность как фактическое состояние выступает в единстве реальных общественных отношений и правовых форм, закрепляющих, выражающие те или иные ее стороны» [10].

Различение двух очень близких понятий «право на неприкосновенность частной собственности» и «неприкосновенность частной собственности» важно с точки зрения возможности их ограничения. Любое ограничение неприкосновенности частной собственности, как правомерное, так и неправомерное, есть ограничение права на неприкосновенность частной собственности. Человек может быть лишен возможности свободно располагать правомочиями собственника в отношении своего имущества, неприкосновенность его имущества как реальное состояние может быть ограничено, но при этом гарантируется право на защиту собственника от неправомерных посягательств.

В науке конституционного права и судебной практике Конституционного Суда предпринимаются попытки определитьнормативное содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности.

Конституционный Суд в ряде своих постановлений пришел к выводу, что принцип неприкосновенности собственности включает в свое нормативное содержание конституционные гарантии обеспечения частным собственникам возможности свободного использования принадлежащего им имущества, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности [11].

Г.А. Гаджиев, основываясь на конституционном принципе, закрепленном в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, и вытекающей из него норме п. 4 ст. 212 ГК РФ, включает в нормативное содержание неприкосновенности частной собственности положение о том, что «права всех собственников защищаются равным образом» [12].

Представляется, что содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности составляют: 1) невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности; 2) охрана права частной собственности и ее объектов; 3) защита права частной собственности и ее объектов; 4) недопустимость произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. На каждый из этих элементов распространяется конституционный принцип равноправия.

Невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности предполагает обязанность государства обеспечить состояние определенной автономии человека, его имущества от государства, общества и других людей посредством установления необходимых запретов, а также правового закрепления статуса человека как собственника.

Под охраной понимаются меры, осуществляемые государственными органами и общественными объединениями, направленные на предупреждение нарушений прав и обязанностей, на указание причин, их порождающих, устранение препятствий (не являющихся правонарушениями) и способствующие, таким образом, нормальному процессу реализации прав[13]. Это определение в полной мере касается права частной собственности и ее объектов.

Защитаправа частной собственности и ее объектов представляет собой деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, направленную на восстановление нарушенного или оспариваемого права частной собственности. В правозащитной деятельности участвуют и негосударственные структуры.

Недопустимостьпроизвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. Этот элемент неприкосновенности частной собственности наиболее привлекателен для исследователей. Понятие ограничения конституционных прав и свобод,установление и толкование целей, принципов, способов и пределов ограничений относится к наиболее трудным и спорным аспектам юридической системы [14].

Установление ограничений права на частную собственность обусловлено необходимостью гарантировать стабильность в отношениях частной собственности, а также обеспечить развитие отношений частной собственности в конституционно допустимых рамках. Согласно с ч. 3 ст. 55 Конституции, право частной собственности может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В юридической литературе нет единого мнения относительно понимания термина «ограничения» [15]. Одни считают, что ограничение права собственности заключается в изъятии некоторых правомочий из его содержания [16]. Другие утверждают, что правомочие, подлежащее ограничению, не исключается из содержания права собственности. Собственник может осуществлять ограниченное субъективное право лишь настолько, насколько это возможно при ограничении [17]. Очевидно, вторая точка зрения более убедительна, поскольку ограничение права представляет собой определенные затруднения, стеснения, сдерживания в осуществлении права собственности. В.П. Камышанский справедливо полагает, что ограничения не исключают отдельные правомочия из содержания права собственности, а сужают возможности собственника в осуществлении субъективного права. Они внутренне присущи праву собственности и не могут выходить за его пределы [18]. Вместе с тем полагаем, что автор исходил из триады правомочий собственника, закрепленной в ч. 2 ст. 35 Конституции — права владения, права пользования, права распоряжения. Однако среди ученых есть мнения о более широком перечне правомочий собственника, включающем, в частности правомочие управления [19], право устранения постороннего вмешательства [20] и др. [21]. На наш взгляд, эти дополняющие перечень правомочия по существу являются конкретизацией правомочий из «триады». Очевидно, именно эти конкретизирующие правомочия и могут оказаться исключенными, за счет чего сузится то или иное правомочие из «триады». А.В. Бесштанько рассуждает примерно так же, но называет в качестве способа ограничения права частной собственности «уменьшение вариантов осуществления его отдельных правомочий» [22].

Таким образом, ограничения права собственности не исключают возможность осуществления правомочий собственника, а допускают их при наличии определенных условий, которые необходимо соблюдать. Ограничение понуждает собственника терпеть определенные действия третьих лиц в сфере его юридического господства либо воздерживаться от определенных действий.

В литературе можно встретить мнение, что «изучение правовых ограничений собственности следует проводить в рамках конституционного права, которое определяет поле возможного поведения, внутри которого субъект права свободен, а изучение ограничений права собственности необходимо отнести к науке гражданского права» [23]. Автор делает такой вывод из различения понятий «правовые ограничения» и «ограничения права», хотя дальше называет их «близкими понятиями» с «одной и той же юридической природой». Конечно, это родственные понятия. Ограничить субъективное право человека можно только правовыми ограничениями, т.е. установленными в законе. В противном случае это будут неконституционные ограничения. Непонятно, как можно ограничить собственность без ограничения самого права на эту собственность? И почему ограничения конституционного права на собственность находятся за пределами государственно-правовой науки? Ведь эти ограничения должны носить конституционный характер и констатировать этот факт – забота конституционалистов. В ч. 3 ст. 55 Конституции речь идет о возможности ограничения именно права и это, безусловно, конституционный аспект. Хотя регулироваться ограничения могут и другими отраслями права. В любом случае Конституция устанавливает критерии для ограничения субъективного права, которым должны следовать нормы различных отраслей права.

В.М. Малиновская формулирует понятие правомерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, понимая под ним ограничение, которое устанавливается федеральным законом, имеет как постоянный, так и временный характер, отвечает принципам справедливости, соразмерности, законности, обусловлено объективными причинами, целью его является установление баланса интересовиндивидуумов и общества в целом [24]. Безусловно, правомерное ограничение отличается от запретов совершения преступных действий и соответственно мер ответственности, устанавливаемых за нарушение соответствующих запретов. Правомерное ограничение направлено на ограничение позитивной, а не негативной деятельности.

В литературе ограничения характеризуются особой устойчивостью и стабильностью [25]. На наш взгляд, ограничения права собственности носят эволютивный характер, т.е. их содержание может развиваться, корректироваться сообразно потребностям общества. Как справедливо полагает В.М. Малиновская, возможно «отказываться от ранее введенных правомерных ограничений, устанавливать новые ограничения» [26]. Вместе с тем новые ограничения должны быть обусловлены пользой для общества, необходимостью прогрессивного развития.

Ограничение права на частную собственность необходимо отличать отумаления данного субъективного права, под которым обычнопонимается «необоснованное ограничение» объема или действия этого права по кругу лиц, во времени, сокращение гарантий или усечение механизмов их правовой защиты и т.п. [27].

Конституционный Суд, понимая, что достаточно общие формулировки Конституции об условиях ограничения прав и свобод таят опасность их неоправданно широкого толкования на практике и установления чрезмерных ограничений, предпринял усилия, чтобы поставить барьеры законодательному произволу. Опираясь на практику Европейского Суда по правам человека, Конституционный Суд РФ выработал такие критерии ограничения законом основных прав, как: 1) необходимость, пропорциональность, соразмерность ограничений конституционно признаваемым целям; 2) справедливость [28] и адекватность ограничений; 3) сохранение существа и реального содержания права [29].

Конституционный Суд указал, что права человека могут «подвергаться только тем ограничениям, которые установлены законом и необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья или нравственности населения (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3 ст. 2 Протокола № 4 к ней)» [30].

Таким образом, если ограничения вводятся не ради этих целей, они меняет свою природу, превращаясь из допустимых ограничений в неконституционное «умаление» права. Ученые справедливо выделяют факторы, стимулирующие введение ограничений, среди которых: возрастающая социальная, политическая, межэтническая напряженность как в российском обществе, так и мировом сообществе; резко обострившаяся проблема терроризма, имеющая транснациональный характер и угрожающая стабильности в мире; участившиеся случаи чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера [31].

Итак, наука и судебная практика в качестве критериев ограничения права на собственность как одного из конституционных прав называют следующие условия: 1) наличие реального или возможного вреда государственным и общественным интересам; 2) невозможность защиты иных прав и законных интересов другими способами; 3) соразмерность ограничений; 4) причинение меньшего вреда по сравнению с предотвращаемым вредом; 5) не персонифицированный характер ограничений; 6) четкость и недвусмысленность формулировок ограничений.

Если вас заинтересовала статья, либо если у вас есть вопросы к автору или вы хотите, чтобы чтобы мы вас представляли в судах, Вы можете связаться с нами [email protected] более подробная информация о нас.

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

[1] Кутафин О.Е. Неприкосновенность в конституционном праве Российской Федерации. М.: Юрист, 2004. С. 245.

[2] См.: Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 245.

[3] Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 3. С. 43.

[4]Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2008 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева // Собрание законодательства РФ. 2008. № 30 (ч. 2). Ст. 3695.

[5]Постановление Конституционного Суда РФ от 30 января 2009 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 2, 3 и 4 статьи 13 и абзаца второго пункта 1.1 статьи 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» в связи с жалобой гражданки Л.Г. Погодиной // Собрание законодательства РФ. 2009. № 7. Ст. 889.

[6]Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 681-О-П по жалобам граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева на нарушение их конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона «Об акционерных обществах» во взаимосвязи с частью 5 статьи 7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2007. № 46. Ст. 5643.

[7]Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. № 3-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы // Собрание законодательства РФ. 2004. № 9. ст. 830.

[8] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июня 2000 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Тверская прядильная фабрика» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 24. Ст. 2658.

[9] Гошуляк В.В. Институт собственности в конституционном праве России. М., 2003. С. 72.

[10] Патюлин В.А. Неприкосновенность личности как правовой институт // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 13. Цит. по: Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 119.

[12] Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности // Журнал российского права. 2006. № 12.

[13] См.: Конституционный статус личности в СССР. М., 1980. С. 202-203.

[14] Квитко А.Ф. Конституционно-правовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 3.

[15] См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 208 — 209.

[16] См.: Курдиновский В.И. Об ограничениях права собственности на недвижимое имущество по закону: (По русскому праву). Одесса, 1904. С. 81 — 82.

[17] См.: Камышанский В.П. Пределы и ограничения права собственности. Волгоград, 2000. С. 69 — 70.

[18] Камышанский В.П. Конституционные ограничения права собственности // Правовые вопросы недвижимости. 2004. № 2.

[19] Hess T. Ist «Nutzungseigentum» noch Eigentum? Inaug. Diss. Marburg, 1976. S. 146.

[20] См., напр.: Уильям Бернам. Правовая система Соединенных Штатов Америки. М.: Новая юстиция, 2006. С. 747.

[21] Honore A. M. Ownership. In. Oxford Essays in Jurisprudence. Oxford , 1961. P. 107-147.

[22]Бесштанько А. В. Конституционно-правовые основы частной собственности в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 8.

[23] Прозоров И.В. Указ. соч. С. 20-21.

[24] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7.

[25] Квитко А.Ф. Конституционно-правовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

[26] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

[27] См., например: Комментарий к Конституции РФ / Под ред. В.Д. Карповича. М., 2002. С. 380.

[28] Основным критерием при оценке справедливости ограничений права собственности являются не индивидуальные интересы собственника, а надлежащий баланс его (собственника) и публичных интересов. Данная позиция была неоднократно подтверждена Европейским Судом по правам человека. Из выработанных Европейским Судом подходов исходит и Конституционный Суд РФ. Вместе с тем нам еще предстоит найти оптимальный баланс между тенденциями капитализации постсоциалистической собственности и социализации капитала, явившегося результатом периода его первоначального (в том числе криминального) накопления. В России актуальной является проблема поиска оптимального сочетания свободы личной инициативы, частной собственности и предпринимательства, с одной стороны, и социальной справедливости, гарантирования определенного минимума социальных благ всем членам общества — с другой. См. об этом: Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие: конституционализация муниципальной демократии в России. М.: Норма, 2008. С. 150.

[29] О недопустимости искажения существа конституционных прав человека и введения таких ограничений, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями, см. напр.: По делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.12.2003г. № 20-П // Российская газета. 2004. 14 января; По делу о проверке части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.06.2001г. № 11-П // Российская газета. 2001. 4 июля.

[30]Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. № 519-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

[31] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 3.

Право частной собственности (ст. 35 Конституции России)

Право частной собственности является одной из основ конститу­ционного строя Российской Федерации и составляет основу рыноч­ной экономики.

Субъектами права частной собственности являются как физиче­ские, так и юридические лица. Круг субъектов, а также назначение частной собственности не ограничено, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Содержание права частной собственности включает право каж­дого иметь имущество, владеть и пользоваться им, включая извлече­ние из имущества его полезных свойств, а также распоряжаться им как индивидуально, так и совместно с другими лицами.

Реализация имущественных прав осуществляется на основе принципов неприкосновенности собственности и свободы договора, предполагающих равенство, автономию воли и имущественную само­стоятельность участников гражданско-правовых отношений, недопу­стимость вмешательства в частные дела со стороны иных субъектов.

Конституция России закрепляет, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. При этом прину­дительное отчуждение имущества для государственных нужд мо­жет быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

К сожалению, Конституция Российской Федерации не содержит положений о социальной функции собственности, в частности о том, что пользование ею должно одновременно служить общему благу (как в ФРГ и др. государствах), что не позволяет органам государственной

власти влиять на проводимую частными собственниками (речь идет о крупных частных собственниках) политику в отношении использова­ния собственности.

Одной из важных гарантий права частной собственности выступа­ет право наследования. Право наследования обеспечивает гарантиро­ванный государством переход имущества, принадлежащего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам). Право наследования предполагает, с одной стороны, право на распоряжение своим имуще­ством со стороны наследодателя, а с другой стороны, право наследни­ков на принятие наследства. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону.

В силу особой значимости в Конституции Российской Федерации в качестве самостоятельного права определено право частной соб­ственности граждан и их объединений на землю.

Конституция России закрепляет право частной собственности на землю только за гражданами и их объединениями. В то же время Земельный кодекс Российской Федерации предусматривает возмож­ность приобретения права собственности на землю за иностранными гражданами, лицами без гражданства и иностранными юридическими лицами.

Владение, пользование и распоряжение землей и другими при­родными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Основные законодательные акты:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации;
  • Земельный кодекс Российской Федерации.

Неприкосновенность частной собственности статья в конституции

6. Неприкосновенность частной собственности

Право частной собственности – важнейший институт социально-экономических отношений, закрепленный в Конституции РФ, непременное условие демократической рыночной экономики.

Собственность – это основа подлинной независимости человека и его уверенности в завтрашнем дне. Государство приняло на себя обязанность защищать частную собственность, обеспечивать ее неприкосновенность. Право частной собственности регулируется многими отраслями российского права.

Собственность – это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое выражается во владении, пользовании и распоряжении ею, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую простирается власть собственника.

Право собственности – совокупность правомочий по владению, пользованию и распоряжению вещью, осуществляемых по своему усмотрению. Право владения – юридически обеспеченная возможность хозяйственного господства над вещью. Право пользования – юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств в процессе потребления. Право распоряжения – юридически обеспеченная возможность определить судьбу вещи путем совершения юридических актов в отношении этой вещи.

В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.

Права всех собственников защищаются равным образом.

Конституция РФ гарантирует защиту права собственности. В частности, в п. 3 ст. 35 подразумевается, что государственные органы не вправе, ссылаясь на любую целесообразность и даже на закон, лишать человека имущества против его воли. Соглашение между государством и собственником может быть достигнуто при условии равноценного и предварительного возмещения. Гарантией права частной собственности является также право наследования собственности. Положения, регулирующие право наследования, закрепляются в ГК РФ, где определяются все тонкости перехода собственности по завещанию собственника к наследнику. Неприкосновенность собственности – принцип, обеспечивающий собственникам возможность стабильного осуществления своих полномочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Неприкосновенность собственности – фундаментальный принцип частного права. В соответствии с ним нормы частного права обеспечивают собственникам возможность стабильного осуществления своих правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом. В соответствии с п. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда и только в случаях, прямо предусмотренных законом. Многие нормы ГК направлены на обеспечение принципа неприкосновенности собственности. Одной из важнейших является норма ст. 235 ГК, устанавливающая исчерпывающий перечень оснований прекращения права собственности помимо воли собственника:

1) обращение взыскания на имущество по обязательствам (ст. 237);

2) отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (ст. 238);

3) отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка (ст. 239);

4) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных (ст. 240 и 241);

5) реквизиция (ст. 242);

6) конфискация (ст. 243);

7) отчуждение имущества в случаях, предусмотренных Гражданским Кодексом.

Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Статья 23 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 23 Конституции РФ гласит:

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Комментарий к Ст. 23 КРФ

1. Сфера личной жизни человека и те отношения, которые складываются в ней между людьми, лишь в незначительной степени регулируются нормами права (в частности, СК). В большей же мере поведение людей в этой сфере определяется особенностями их психологии и существующими в обществе нравственными нормами. Это обусловлено не только трудностями формализации в нормах права межличностных отношений, строящихся на чувствах дружбы, любви, уважения, презрения и др., но и тем, что по самой своей природе человек, помимо публично значимой деятельности (государственная служба, участие в политической жизни и т.п.), существует как индивид, нуждающийся в определенной независимости от общества, государства, других людей.

Одной из гарантий такой независимости как раз и является право на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну.

Неприкосновенность частной жизни означает, что человек вправе строить свою жизнь в семье, в неформальном общении с друзьями и другими лицами таким образом, как он сам того желает. Он не может быть понужден к вступлению в брак или к его расторжению, к рождению ребенка, к общению с теми или иными людьми. Действующим правовым актам неизвестны существовавшие ранее ограничения возможностей контактов с гражданами иностранных государств, запрет на производство абортов или на сексуальные отношения между лицами одного пола. И в то же время законом устанавливается ответственность за насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК), действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста (ст. 134 УК), за разглашение тайны усыновления (удочерения; ст. 155 УК) и за некоторые другие антиобщественные проявления в сфере межличностных отношений людей, когда они способны затронуть права и законные интересы других граждан.

Конституция гарантирует право на неприкосновенность частной жизни каждому, независимо от его гражданства, пола, возраста, иных свойств личности. В то же время это право может подвергаться определенным ограничениям в отношении: 1) несовершеннолетних и лиц с психическими отклонениями (в частности, ст. 13, 14, 59, 60 СК РФ; ст. 37, 39 Закона от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»//Ведомости РФ. 1992. N 33. ст. 1913); 2) лиц, страдающих тяжкими инфекционными заболеваниями (ВИЧ-инфекция, сифилис, туберкулез и т.д.); 3) лиц, проходящих срочную воинскую службу; 4) лиц, содержащихся под стражей, отбывающих наказание в виде ограничения свободы, ареста, лишения свободы или находящихся после освобождения из исправительного учреждения под административным надзором (ст. 15, 16, 18 Закона от 15 июля 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; гл. 2, 8, 10, разд. IV УИК; п. «д» ч. 2 ст. 12 Положения об административном надзоре органов внутренних дел за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, утв. Указом ПВС СССР от 26 июля 1966 г.//Ведомости СССР. 1966. N 30. ст. 597; с изм. и доп.). В отношении этих лиц могут быть установлены специальные правила, касающиеся использования ими своего свободного времени, свиданий с родственниками и другими лицами, переписки, ношения определенного вида одежды и т.д.

Некоторые ограничения в реализации права на свободу частной жизни могут быть обусловлены также необходимостью соблюдения определенных режимных правил, касающихся пребывания в стране иностранных граждан, проживания в общежитиях, жизни в условиях чрезвычайного положения.

Положения Конституции о недопустимости проникновения и вмешательства в частную жизнь человека находят свое развитие в гарантировании ею сохранности личной и семейной тайны.

Понятия личной и семейной тайны тесно связаны между собой и во многом совпадают. Различия же между ними усматриваются в одном: если личная тайна непосредственно касается интересов лишь конкретного индивидуума, то семейная тайна затрагивает интересы нескольких лиц, находящихся друг с другом в отношениях, регулируемых Семейным кодексом.

Предметом личной и семейной тайны могут быть сведения: 1) о фактах биографии лица; 2) о состоянии его здоровья; 3) об имущественном положении; 4) о роде занятий и совершенных поступках; 5) о взглядах, оценках, убеждениях; 6) об отношениях в семье или об отношениях человека с другими людьми лицом правонарушениях или иная касающаяся его информация, имеющая значение для решения вопроса об ответственности, не подлежат охране как личная или семейная тайна.

Сведения о совершенном лицом правонарушении или иная информация, имеющая значение для решения вопроса об ответственности, даже если они касаются сугубо межличностных отношений, расцениваются как имеющие публично-правовое значение и не подлежат охране как личная или семейная тайна. Однако при этом ни сам обладатель тайны, ни другие указанные в ст. 51 Конституции и в федеральных законах (см. комм. к ст. 51) лица не могут быть понуждаемы к ее раскрытию, а необходимые для правосудия сведения должны получаться путем использования имеющихся в распоряжении правоприменительных органов законных оперативно-разыскных и процессуальных возможностей.

Неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна гарантируются рядом норм Конституции и отраслевого законодательства. В первую очередь это конституционные положения о тайне переписки и иных сообщений (ч. 2 ст. 23), о недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24), о неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 25), о судебной защите прав и свобод (ст. 46), которые способствуют созданию такого правового режима, при котором нарушение неприкосновенности частной жизни оказывается затруднительным или невыгодным.

Значительная же часть гарантий рассматриваемых конституционных прав содержится в отраслевом законодательстве.

В нем, во-первых, устанавливаются конкретные основания, условия и порядок получения сведений, касающихся личной и семейной тайны, чем создаются препятствия для произвольного вмешательства в частную жизнь, прежде всего со стороны государственных органов. Так, органы милиции, ФСБ, иные правоохранительные структуры вправе тем или иным образом проникать в частную жизнь граждан лишь в связи с расследованием совершенных ими (или в отношении них) преступлений либо при наличии данных о совершающемся преступлении, о несчастном случае, а также для обеспечения личной безопасности граждан и общественной безопасности (п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК; ст. 11 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции»; ст. 13 ФЗ от 3 апреля 1995 г. «О федеральной службе безопасности», с изм. и доп.).

Во-вторых, федеральное законодательство устанавливает запрет для лиц, которым конфиденциально были доверены сведения, касающиеся частной жизни и затрагивающие личную и семейную тайну, или которые в силу служебного или иного положения получили доступ к таким сведениям, предавать эти сведения огласке. В частности, согласно ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. (Ведомости РФ. 1993. N 33. ст. 1318) не допускается разглашение составляющей врачебную тайну информации о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении. Требование о необходимости хранить в тайне сведения, которые стали известны нотариусу в связи с осуществлением им его профессиональной деятельности, содержится в ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. (Ведомости РФ. 1993. N 10. ст. 537). Сходные положения, предусматривающие необходимость хранения чужой тайны, ставшей известной лицу в связи с выполнением профессиональных обязанностей, содержатся также в ст. 9 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ст. 8 ФЗ от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (СЗ РФ. 2002. N 23. ст. 2102), в ст. 15 и др. Семейного кодекса РФ, ст. 9, п. 3 ч. 6 ст. 56 УПК и в ряде других законов.

Правда, нужно заметить, что некоторые из вышеназванных законов все же допускают в исключительных случаях возможность предоставления другим лицам полученной в результате профессиональной деятельности информации о частной жизни граждан, если это необходимо, в частности, в связи с проводимым расследованием или судебным разбирательством (ч. 4 ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан).

Такого рода исключения, однако, могут иметь место лишь тогда, когда они прямо предусмотрены в законе. Если же закон не устанавливает каких-либо изъятий из правила о неразглашении доверительной информации, ее передача кому бы то ни было недопустима. Лицо, разгласившее эту информацию, может быть подвергнуто как дисциплинарной, так и уголовной ответственности (ст. 137, 155 УК).

С правом на неприкосновенность частной жизни тесно связано другое право человека — на защиту своей чести и доброго имени, т.е. таких элементов характеристики личности, которые, определяя право человека на почет, уважение, признание, являются основой его положения в обществе. Из того, что эти права указаны в одной статье, не следует делать вывод, будто бы Конституция гарантирует защиту чести и доброго имени человека лишь в связи с тайной его частной жизни. Защита чести и доброго имени предполагает недопущение: 1) распространения помимо воли человека сведений, касающихся его личной и семейной жизни, если эти сведения способны подорвать его репутацию в обществе; 2) тенденциозного освещения тех или иных черт личности, создающего о ней одностороннее представление; 3) сообщения о человеке, его личной, семейной, профессиональной, политической жизни сведений, не отвечающих действительности (следует заметить, что причинять вред доброму имени могут и такие ложные сведения, которые приписывают человеку несуществующие достоинства); 4) совершения в отношении человека неуважительных, оскорбляющих его действий; 5) присвоения другими дел и заслуг человека и т.д.

Нарушение этих требований может влечь как применение предусмотренных гражданским законодательством способов защиты гражданских прав, включая компенсацию морального вреда (ч. 1 ст. 12, ч. 2 ст. 1099 ГК), так и уголовную или иную ответственность (в частности, ст. 129, 130, 306 УК; ст. 51, 59 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации»//Ведомости РФ. 1992. N 7. ст. 300).

2. Предусмотренное в ч. 2 комментируемой статьи право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, являясь важной гарантией права на неприкосновенность частной жизни человека, его личную и семейную тайну, не может быть, однако, сведено к ней. Требование об обеспечении тайны сообщений выходит за рамки сугубо частной жизни и в значительной мере распространяется на сферу служебных и иных общественных отношений. Такой вывод подтверждается, в частности, содержанием ст. 15 ФЗ от 17 июля 1999 г. «О почтовой связи», гарантирующей тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, и допускающей выдачу информации об адресных данных пользователей услуг почтовой связи, о почтовых отправлениях, почтовых переводах денежных средств, телеграфных и иных сообщениях, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, а также самих этих почтовых отправлений, переводимых денежных средств, телеграфных и иных сообщений только отправителям (адресатам) или их представителям. Осмотр и вскрытие почтовых отправлений, осмотр их вложений, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения (СЗ РФ. 1999. N 29. ст. 3697). Должностные и иные лица, работники организаций почтовой связи, допустившие нарушения указанных законоположений, привлекаются к ответственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В других законодательных актах предусматриваются более широкие возможности ограничения права на тайну сообщений в отношении лиц, чья жизнь или деятельность связана с определенными режимными условиями (военнослужащие срочной службы; лица задержанные, арестованные, отбывающие наказание в местах лишения свободы и т.п.). УИК (ст. 82, 90-92), а также Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденные Приказом Минюста России N 205 от 3 ноября 2005 г. (БНА. 2005. N 47), Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденные Приказом Минюста России N 189 от 14 октября 2005 г. (БНА. 2005. N 46), Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденные Приказом МВД России N 950 от 22 ноября 2005 г. (БНА. 2005. N 51), Правила внутреннего распорядка специальных приемников для содержания лиц, арестованных в административном порядке, утвержденные Приказом МВД России от 6 июня 2000 г. N 605дсп (БНА. 2000. N 32), в частности, предусматривают возможность ограничения переписки между лицами, отбывающими наказание в местах лишения свободы и не являющимися родственниками, а также проверку администрацией соответствующего учреждения содержания корреспонденции, поступающей в адрес заключенного или арестованного либо отправляемой им (кроме писем, адресованных в органы прокуратуры и иные правоохранительные органы).

Положения Конституции, устанавливающие возможность ограничения права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, допускается только на основании судебного решения, в настоящее время получили закрепление и в федеральном законодательстве.

В ФЗ «О федеральной службе безопасности» прямо сказано лишь о том, что осуществление контрразведывательной деятельности, затрагивающей тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений граждан, допускается только на основании судебного решения в порядке, предусмотренном законодательством РФ. Что же касается иных видов деятельности этого органа (борьба с преступностью, разведывательная деятельность), то их регулирование осуществляется на основе бланкетных предписаний, адресующих правоприменителя к нормам ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (с изм. и доп.).

Этот Закон не только предусматривает, что оперативно-разыскные мероприятия, ограничивающие закрепленные в ст. 23 Конституции права граждан, допускаются лишь на основании судебного решения, но и устанавливает условия, когда такое судебное решение может быть принято. Эти условия связаны с наличием информации: 1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; 2) о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; 3) о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ (ч. 2 ст. 8 Закона). При этом прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях.

При наличии этих условий в случаях, не терпящих отлагательства и создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности, проведение указанных оперативно-разыскных мероприятий допускается на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность (органы внутренних дел, ФСБ, служба наркоконтроля и др.), с обязательным последующим уведомлением судьи в течение 24 часов (48 часов — при наличии угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц с их письменного согласия). Если в течение 48 часов по получении такого уведомления судья не примет решение о разрешении соответствующего оперативно-разыскного мероприятия, его проведение должно быть прекращено.

Как отметил Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», результаты оперативно-разыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, могут быть использованы в качестве доказательств по делам лишь при условии, что они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (БВС. 1996. N 1. С. 4).

Статьей 186 УПК предусматривается возможность производства по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях таких следственных действий, как контроль и запись телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела. Эти действия могут проводиться либо по письменному заявлению потерпевшего, свидетеля, гражданского истца, их близких родственников или иных лиц (если имеется угроза совершения в отношении них насилия, вымогательства и других преступных действий) либо по судебному решению, вынесенному на основании соответствующего ходатайства следователя с согласия руководителя следственного органа. Осуществление контроля и записи телефонных и иных переговоров в порядке ст. 186 УПК может быть установлено на срок не более чем шесть месяцев. Фонограмма записи переговоров приобщается к уголовному делу и хранится в условиях, исключающих возможность ее прослушивания и тиражирования посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для прослушивания, в том числе в судебном заседании.