Опьянение в ук рф

admin

Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Комментарий к Ст. 23 УК РФ

1. Уголовной ответственности наряду со всеми подлежат лица, совершившие преступление в состоянии опьянения. В данном случае речь идет о состоянии физиологического (не патологического) опьянения. Такой подход обусловлен тем, что в состоянии опьянения лицо полностью не утрачивает возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, т.е. не является невменяемым и не может признаваться невиновным.

Опьянение вызывает ослабление самоконтроля человека, растормаживание процессов его нервной деятельности, нарушение координации движений, снижение быстроты реакции, но эти факторы не исключают наличия психической деятельности, отвечающей признакам вменяемости и, как следствие, виновности. Кроме того, состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, не относится к категории психических расстройств, составляющих медицинский критерий невменяемости.

В действующем УК состояние опьянения не признается обстоятельством, подлежащим учету в качестве отягчающего или смягчающего наказание (ст. ст. 61, 63 УК), однако применительно к ч. 4 ст. 264 УК РФ об ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (как источника повышенной опасности) оно выступает одним из квалифицирующих признаков. Зарубежный опыт правового регулирования данного вопроса весьма разнообразен и характеризуется крайностями.

Если преступление в состоянии опьянения совершило лицо, систематически пьянствующее, употребляющее наркотики или другие сильнодействующие вещества, то данное обстоятельство, как характеризующее личность виновного, в силу ч. 3 ст. 60 УК может быть учтено судом при назначении наказания. И наоборот, если лицо оказалось в таком состоянии в силу случайного стечения обстоятельств, возможно, под влиянием обмана, принуждения и т.п., то суд вправе учесть эти факторы в качестве смягчающих. Например, когда преступление совершается несовершеннолетним, которого принудительно привели в состояние опьянения взрослые лица. При этом, несмотря на некоторую криминологичность данного понятия, надо заметить, что закон не связывает случайное стечение обстоятельств только с неосторожностью (ст. 26) или с невиновным причинением вреда (ст. 28).

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ

Статья 23 Уголовного кодека Российской Федерации закрепляет общее положение о том, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Таким образом, законодатель устанавливает равную обязанность лиц, совершивших преступление, нести уголовную ответственность вне зависимости от характера опьянения (алкогольное, наркотическое, токсическое) и степени опьянения (легкая, средняя, тяжелая).

Вопрос об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, и о влиянии этого обстоятельства на смягчение или ужесточение наказания в науке уголовного права относится к дискуссионным. И в первую очередь проблема касается соотношения понятия «состояние опьянения» и понятий «вменяемость», «невменяемость» и «ограниченная вменяемость», что связано с воздействием алкоголя, наркотиков и других одурманивающих веществ на сознание и волю человека.

Лица, совершающие преступление в состоянии опьянения, зачастую именно этим состоянием оправдывают свое поведение, ссылаясь не невозможность адекватно оценивать обстановку и адекватно реагировать на происходящее, что, по мнению некоторых авторов, дает основания ставить вопрос о невменяемости или ограниченной вменяемости. Например, Н. Г. Иванов относит состояние опьянения к психическим аномалиям и приходит к выводу, что ст. 23 УК РФ является специальной по отношению к ст. 22 УК РФ, т. е. признает состояние опьянения специальным случаем ограниченной вменяемости(1). По мнению авторов одного из учебников по уголовному праву, под опьянением понимается такое состояние, которое возникает вследствие интоксикации алкоголем или иными нейротропными средствами и характеризуется комплексом психических, вегетативных и соматоневрологических расстройств. Если авторы признают, что состояние опьянения характеризуется, в том числе, и психическими расстройствами, то признают и наличие медицинского критерия невменяемости и ограниченной вменяемости, что является предпосылкой признания лица, совершившего общественно опасное деяние, невменяемым либо ограниченно вменяемым.

Напомним, что невменяемым признается лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Лицо, совершившее преступление в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности (ст. 21 УК РФ).

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности, но психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания (ст. 22 УК РФ).

Таким образом, только наличие указанных в уголовном законе психических аномалий (медицинский критерий) и связанной

с этими аномалиями полной или частичной неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (юридический (психологический) критерий) в их совокупности может свидетельствовать о невменяемости или ограниченной вменяемости.

Состояние простого алкогольного, наркотического или токсического опьянения не признается психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, в чем солидарны большинство юристов и психиатров, которые вместе с тем отмечают, что состояние опьянения, в зависимости от степени опьянения, оказывает воздействие на нормальное течение психических процессов, дезорганизует процесс возбуждения и торможения, а также влияет на способность адекватно реагировать на события. Поведение лица в состоянии опьянения зависит не только от дозы употребленных психоактивных веществ, но и от воспитания, культурного уровня, привычек, физиологических особенностей организма и т. д., что является одной из причин, не позволяющих отнести состояние опьянения к болезненным состояниям психики(1).

Что касается юридического (психологического) критерия невменяемости или ограниченной вменяемости, то в большинстве случаев лицо, совершающее преступление в состоянии опьянения, сохраняет способность руководить своими действиями (бездействием).

Поведение человека, находящегося в состоянии опьянения, зачастую нелогично, на первый взгляд безмотивно, часто цинично и жестоко, что позволяет поставить под сомнение психическое здоровье субъекта и его способность руководить своим поведением. И только комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, чаще стационарная, способна сделать вывод о наличии или отсутствии медицинского и юридического критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, К. нанесла малолетней дочери множественные ножевые колото-резаные ранения в жизненно важные органы: шею, живот, спину, бедра. Утверждения К., что в силу опьянения она не контролировала свои действия и что телесные повреждения могла причинить дочери по неосторожности, тщательно проверялись и обоснованно были признаны несостоятельными.

По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы у К. действительно выявлены признаки расстройства личности, вызванного употреблением алкоголя. Однако такое состояние не лишало ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими(2).

Специалисты в области психиатрии отмечают, что в состоянии простого алкогольного опьянения либо наркотического или токсического опьянения в непсихотической форме имеет место лишь количественное усиление эмоционально-волевых проявлений без развития качественно иных психотических расстройств (бред, галлюцинации, расстроенное сознание). Поэтому простое алкогольное опьянение (в отличие от патологического), равно как и непсихотическое наркотическое и токсическое опьянение не может рассматриваться в аспекте критериев невменяемости(3). Даже в тех случаях, когда при совершении преступления в состоянии опьянения лицо было неспособно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо было неспособно в полной мере руководить ими, причиной может являться обычное опьянение, возникшее в результате употребления алкоголя, наркотиков или иных одурманивающих веществ.

Таким образом, объективной предпосылкой уголовной ответственности лица, находящегося в состоянии опьянения, служит общественная опасность совершенного им деяния, а субъективной предпосылкой — отсутствие психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

Вместе с тем психоактивные вещества способны вызвать психические и поведенческие расстройства, тяжесть которых колеблется от временного состояния опьянения до выраженных психотических нарушений и приобретенного слабоумия (деменции)(1). Под опьянением в ст. 23 УК РФ имеется в виду состояние, не достигшее степени временного или постоянного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики, — обычное физиологическое опьянение. Поэтому нельзя утверждать, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии опьянения, абсолютно во всех случаях подлежит уголовной ответственности.

Во-первых, существует группа психических расстройств, причиной которых служит интоксикация организма токсичными веществами, в том числе алкоголем, наркотиками и другими одурманивающими веществами (например, алкогольный психоз — алкогольный делирий (белая горячка), алкогольный галлюциноз, алкогольный параноиз (бред преследования), алкогольный бред ревности, алкогольные энцефалопатии.(2)

Так, И., пребывая в состоянии наркотического опьянения, на почве расстройства психики, ошибочно воспринимая своих близких родственников как враждебно настроенных по отношению к нему лиц, взял на кухне нож и совершил по отношению к ним запрещенные уголовным законом деяния.

На основании выводов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы суд установил, что И. в момент совершения общественно опасных деяний находился в состоянии временного психического расстройства в форме острой интоксикации, вызванной употреблением психотропных веществ, и не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими(3) .

Во-вторых, при наличии у человека сопутствующей психической патологии либо определенных личностных и характерологических черт алкогольное опьянение может принимать следующие формы:

дисфорический вариант — даже при легкой степени опьянения на место эйфории приходят подавленность, склонность к агрессии, придирчивость, аффективная вязкость — черты более тяжелых стадий опьянения. Встречается, как правило, после черепно-мозговых травм, у лиц с психопатиями, на поздних стадиях алкоголизма;

параноидный вариант — наблюдается подозрительность к окружающим, мнительность, неадекватность в толковании поступков и высказываний окружающих. Встречается при шизофрении, шизоидной психопатии;

гебефренический вариант — наблюдается дурашливость, буйство и тому подобное. Встречается у подростков и при латентных шизофренических расстройствах;

истерический вариант — демонстративные попытки самоубийства, имитация сумасшествия. Наблюдается у лиц с истероидной психопатией(4). Наличие сопутствующих психических аномалий требует психолого-психиатри-ческого исследования, а выводы экспертизы могут свидетельствовать о наличии признаков невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, Волков И. и Волков А. признаны виновными в совершении убийства своего отца группой лиц, с особой жестокостью. Из заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы следует, что у Волкова И. обнаруживается органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями, синдром зависимости от алкоголя 2 стадии, вследствие чего в период совершения инкриминируемого ему деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, но это не исключает его вменяемость. На основании ст. 22

УК РФ Волков И. был признан лицом, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемость(1).

Следовательно, состояние опьянения лица в момент совершения им общественно опасного деяния не исключает признание такого лица находящимся в состоянии невменяемости или ограниченной вменяемости и освобождение его от уголовной ответственности либо применение положений ст. 22 УК РФ, но только в случае установления как медицинского, так и юридического (психологического) критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Статья 23 УК РФ лишь презюмирует, что лица, совершившие преступление в состоянии алкогольного опьянения, подлежат уголовной ответственности, но не отвечает на вопрос о том, должно ли это обстоятельство оставаться нейтральным при назначении наказания либо учитываться в качестве смягчающего или отягчающего наказание обстоятельства.

Источники российского права свидетельствуют об отсутствии последовательности в оценке влияния состояния опьянения на уголовную ответственность в различные исторические периоды. Так, в соответствии со ст. 69 главы XXI (Указ о корчмах) Соборного Уложения 1649 г. наказание за убийство, совершенное «неумышлением, в драке пьяным делом», наказывалось битьем кнутом, тогда как «убийство в умышлении» — смертной казнью(2). Но уже в Артикуле воинском 1715 г. заметна тенденция к признанию состояния опьянения отягчающим обстоятельством: «Когда кто пьян напьется и в пьянстве своем что злаго учинит, тогда тот не токмо, чтоб в том извинением прощения получил, но по вине вящшею жестокостью наказан быть имеет»(3). Своеобразный подход к значению состояния опьянения при назначении наказания мы видим в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Согласно ст. 112 главы I «О наказании по мере большей или меньшей умышленности преступления» состояние опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, требующим максимальной меры наказания, но только в том случае, если виновный привел себя в такое состояние именно с намерением совершить преступление. В противном случае состояние опьянения рассматривалось как нейтральное обстоятельство, а в некоторых случаях и как смягчающее наказание обстоятельство. Например, оскорбление государя императора, даже заочное, каралось лишением всех прав состояния и ссылкой на каторгу на срок от пяти до шести лет, но если это деяние совершено «в пьянстве, без преднамеренного на то умысла», то виновный приговаривался к заключению в смирительном доме на время от шести месяцев до одного года(4).

Первый Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. не содержал специальной нормы, регламентирующей уголовную ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, но в ст. 17, говорящей о невменяемости, содержалось указание на то, что действие данной статьи не распространяется на лиц, которые привели себя в состояние опьянения для совершения преступления. Ученые советского периода отмечали, что применение данной нормы на практике показало неоднозначное ее толкование: в ряде случаев лица, совершившие преступление в состояние алкогольного опьянения, признавались невменяемыми на том основании, что привели себя в такое состояние не в целях совершения преступления(5). Более четкое отношение законодателя к оценке значения алкогольного опьянения для уголовной ответственности отражено в примечании к ст. 11 Уголовного кодекса РСФСР 1929 г., содержащей признаки невменяемости, — действие статьи не распространялось на лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Но наличие данного законодательного положения не в самостоятельной норме, а в

примечании к норме о невменяемости порождало теоретические предположения о том, что состояние опьянения может содержать и медицинский, и юридический критерии невменяемости, но образует исключение из общего правила. Что же касается влияния состояния опьянения на наказание, то данное обстоятельство не упоминается ни среди отягчающих, ни среди смягчающих обстоятельств.

Впервые самостоятельная норма об ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения, была сформулирована в УК РСФСР 1960 г., статья 12 которого гласила, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности. Несколько иная редакция ст. 23 УК РФ не меняет сути данного положения, но в целях однозначного толкования указывает на различные виды опьянения: алкогольное, наркотическое и токсическое. Вместе с тем существенно отличается подход к влиянию состояния опьянения на наказание виновного. Если по УК РСФСР 1960 г. совершение преступления в состоянии опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, но за судом закреплялось право в зависимости от характера преступления не признать это обстоятельство отягчающим ответственность, то в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, введенной Федеральным законом от 21 октября 2013 г. № 270-ФЗ, судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. Таким образом, если в соответствии с требованиями УК РСФСР 1960 г. состояние опьянения, как правило, признавалось отягчающим обстоятельством и только в некоторых случаях при наличии соответствующих оснований могло таковым не признаваться, то по УК РФ состояние опьянения при совершении преступления может быть признано отягчающим наказание обстоятельством только при особых условиях, указанных в законе. Причем суд в обязательном порядке должен в приговоре привести конкретные основания, почему в данном случае совершение преступления в состоянии опьянения надлежит признать обстоятельством, отягчающим наказание.

На практике применение ч. 1.1 ст. 63 УК РФ вызывает серьезные затруднения, обусловленные непониманием того, каким образом характер и степень общественной опасности совершенного в состоянии опьянения преступления может повлиять на признание данного обстоятельства отягчающим наказание; какие обстоятельства совершенного преступления и какие черты личности виновного должны учитываться при решении этого вопроса. И самое главное, как соотносятся положения ч. 1.1 ст. 63 и ч. 3 ст. 60 УК РФ.

В соответствии с общими началами назначения наказания при назначении наказания должны учитываться характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи — критерии индивидуализации наказания. Употребление слов «в том числе» свидетельствует о соотношении характера и степени общественной опасности и личности виновного, с одной стороны, и смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств — с другой, как целого и части. Следовательно, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также совокупность данных, характеризующих личность виновного, не исчерпываются законодательными перечнями смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем, устанавливая возможность признания совершения преступления в состоянии опьянения отягчающим обстоятельством и предлагая делать это с учетом характера и степени опасности совершенного преступления, обстоятельств совершения преступления (которые, в общем-то, и определяют степень опасности содеянного и уже нашли свое отражение в перечне отягчающих наказание обстоятельств) и личности виновного, законодатель фактически предлагает обращаться к тем критериям индивидуализации наказания, которые указаны в ч. 3 ст. 60 УК РФ. В связи с этим закономерно

возникает вопрос о целесообразности дополнения ст. 63 УК РФ новым обстоятельством, отягчающим наказание.

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, строго ограничен. Как указывает Л. Л. Кругликов, включение какого-либо обстоятельства в перечень отягчающих либо смягчающих наказание обстоятельств должно соответствовать определенным требованиям: нехарактерность обстоятельства для большинства преступных деяний и значительность влияния на наказание(1). Анализируя критерии включения конкретного обстоятельства в законодательные перечни, О. А. Мясников обращает внимание на типичность обстоятельств (возможность их существования в более или менее широком круге преступлений), обязательность влияния (безусловность влияния) на меру наказания во всех случаях, когда оно в наличии, независимо от конкретных особенностей преступного деяния и личности виновного, и строго определенная направленность влияния (указанное в перечне обстоятельство способно при совершении любых преступлений либо только повышать, либо только снижать общественную опасность и наказание)(2). Еще одним обязательным условием включения какого-либо обстоятельства в перечни является непроизводность данного обстоятельства от иных существующих в законодательных перечнях, что означает, что новое обстоятельство не должно быть конкретизацией уже существующего. Только совокупность указанных признаков дает основания законодательного признания конкретного обстоятельства отягчающим наказание.

Применительно к отягчающему наказание обстоятельству «совершение преступления в состоянии опьянения» очевидно отсутствие совокупности необходимых требований. Если состояние опьянения относится к достаточно широко распространенным явлениям при совершении преступлений против личности и ряда других преступлений, то условность его применения свидетельствует о необязательности для суда учета этого признака при назначении наказания. Возможны ситуации, когда нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения может быть отнесено к смягчающему наказание либо к нейтральному обстоятельству (например, совершение преступления хотя и в состоянии опьянение, но возникшего в результате обманного введения психоактивного вещества в организм человека). Следовательно, во всех случаях решение вопроса о влиянии состояния опьянения на меру наказания относится к усмотрению суда.

Кроме того, в соответствии с законодательной формулировкой обстоятельство, указанное в п. 1.1 ст. 63 УК РФ, может быть признано отягчающим наказание в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. Все обстоятельства, уже указанные в ч. 1 ст. 63 УК РФ, свидетельствуют либо о повышенной общественной опасности деяния, либо о повышенной опасности лица, совершившего преступление, т. е. учтены в законе, что может привести к излишнему учету отягчающих обстоятельств судом при назначении наказания и, как следствие, нарушению принципа справедливости. Например, признание состояния опьянения отягчающим наказание обстоятельством в связи с совершением разбоя в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ), и одновременный учет в качестве отягчающего обстоятельства (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Представляется целесообразным исключить из текса ст. 63 УК РФ часть 1.1 и учитывать факт совершения преступления в состоянии опьянения в рамках критериев индивидуализации наказания, указанных в ч. 3 ст. 60 УК РФ. При этом влияние данного обстоятельства на меру наказания должно базироваться на исследовании конкретной ситуации, связанной с употреблением алкоголя, наркотиков или других одурманивающих веществ, и роли опьянения в механизме преступного поведения.

Статья 23 УК РФ. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Комментарии к ст. 23 УК РФ

1. Важное значение для анализа сущности рассмотренного выше понятия «невменяемость» играет такое обстоятельство, как состояние опьянения лица в момент совершения им преступления. Уголовный закон устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности. Тем самым законодатель, во-первых, не делает отличия в характере опьянения (алкогольное, наркотическое, иное), во-вторых, не учитывает его степень (тяжелая, средняя, легкая).

2. Медицина и уголовно-правовая наука различают обычное (физиологическое) и патологическое опьянение. При обычном алкогольном опьянении способность лица правильно осознавать значение своих действий и руководить ими, а также понимать общественную опасность своих действий ослабевает временно, хотя порой (при тяжелой степени опьянения) — в существенной мере. Однако состояние опьянения, как известно, не относится к психическому заболеванию и поэтому не может рассматриваться как медицинский критерий невменяемости.

В то же время следует учитывать, что злоупотребление алкоголем или наркотическими средствами (психотропными веществами) может вызвать именно такое психическое расстройство, которое диагностируется как медицинский критерий невменяемости (например, белая горячка, состояние наркотического голода — абстиненция).

При патологическом опьянении, в отличие от обычного, у лица возникает болезненное состояние, обусловленное употреблением даже незначительного количества алкоголя, как правило, на фоне сильного физического или психического утомления. Совершение общественно опасных действий (бездействие) в таком состоянии исключает уголовную ответственность, т.к. этот вид опьянения медицина признает разновидностью временного психического расстройства наравне с белой горячкой, алкогольным галлюцинозом, алкогольным параноидом, наркотической абстиненцией.

Статья 23 УК РФ. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Новая редакция Ст. 23 УК РФ

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Комментарий к Статье 23 УК РФ

1. Следственно-судебная практика свидетельствует о том, что более половины регистрируемых в стране преступлений совершаются в состоянии алкогольного, наркотического или иного опьянения. При этом подозреваемые, обвиняемые и подсудимые оправдывают свое преступное поведение тем, что преступление было совершено в состоянии опьянения. Опьянение действительно ослабляет способность лица осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий (бездействия) либо руководить ими. Однако лицо, находящееся в состоянии опьянения, не утрачивает связи с окружающим миром, способности правильно отражать его в своем сознании, а следовательно, и принимать решения о выборе варианта поведения с учетом сложившейся окружающей обстановки.

2. Этим и объясняется то, что в коммент. статье установлено правило, согласно которому лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит УО.

3. Под опьянением понимается состояние эйфории (приподнятого настроения, довольства, не соответствующего объективным условиям), вызванное употреблением лицом добровольно или под принуждением спиртных напитков, наркотических средств или психотропных веществ, других одурманивающих веществ (сильнодействующих или ядовитых веществ, вдыхания паров бензина и др.). Такое опьянение еще называют физиологическим. Различают легкое, средней степени и глубокое (сильное) опьянение. Степень физиологического опьянения во время совершения лицом преступления не учитывается при определении оснований и пределов УО.

4. От физиологического опьянения следует отличать так называемое патологическое опьянение, вызываемое употреблением спиртных напитков на фоне психического или физического переутомления человека. Патологическое опьянение является видом временного психического расстройства, влекущим признание лица невменяемым.

5. Совершение преступления в состоянии физиологического опьянения не может учитываться в качестве отягчающего наказание обстоятельства. Привлечение же к совершению преступления лиц, которые находятся в состоянии опьянения, признается обстоятельством, отягчающим наказание виновного.

Другой комментарий к Ст. 23 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. УК РФ не исключает уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических и психотропных средств, одурманивающих веществ. Это правило не распространяется на случаи совершения общественно опасного деяния в состоянии патологического опьянения и абстиненции («наркотическое голодание»), которые относятся к временным психическим расстройствам, не позволяющим лицам, ими страдающим, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими.

2. В некоторых случаях обычное (простое) опьянение может усугубить имеющиеся у лица психические отклонения. Если психическое здоровье лица, совершившего преступление в состоянии обычного опьянения, вызывает сомнение, необходимо проведение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

3. Совершение преступления лицом в состоянии опьянения не может учитываться судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание. Вместе с тем в ст. 264 УК РФ состояние опьянения выступает в качестве квалифицирующего признака состава преступления.

Статья 23 УК РФ. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения (действующая редакция)

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 23 УК РФ

1. Состояние опьянения, чем бы оно ни было вызвано — алкоголем, наркотическими средствами или иными одурманивающими веществами, не освобождает от уголовной ответственности.

К алкоголю относятся продукты брожения и переработки, содержащие этиловый спирт. При его употреблении человек испытывает в начале определенное возбуждение, подъем настроения, эйфорию, одновременно сопровождающиеся снижением самоконтроля. При значительном употреблении алкоголя нарушается координация движений, возможно угнетение психики до полной потери сознания. Алкоголь содержится в спиртных напитках: водке, коньяке, вине, пиве и др. О наркотических веществах см. комментарий к ст. ст. 228, 228.1 УК.

Одурманивание вызывают различные продукты и вещества бытового, хозяйственного и иного назначения: краски, лаки и т.д.

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не может оправдываться тем, что состояние опьянения затруднило или полностью исключило осознание значения совершаемого деяния или руководство поведением.

2. Обычное опьянение, о котором говорится в комментируемой статье, следует отличать от так называемого патологического опьянения — разновидности временного психического расстройства, влекущего состояние невменяемости или нарушение интеллектуальной или волевой сферы (см. комментарий к ст. 21 УК). Оно возникает при незначительном употреблении алкоголя на фоне физического и психического утомления и напряженности.

3. В советском уголовном законодательстве совершение преступления в состоянии опьянения рассматривалось как отягчающее обстоятельство. Многие по традиции считают, что и современное российское уголовное законодательство стоит на тех же позициях. Однако законодатель не включил опьянение в число обстоятельств, отягчающих наказание. Вместе с тем это не означает, что совершение преступления в состоянии опьянения в конкретном случае не может свидетельствовать о повышении опасности преступления и, соответственно, о необходимости усиления наказания. Если состояние опьянения существенно повлияло на опасность преступления, то из этого естественным образом вытекает необходимость усиления наказания. В противоположном случае оснований для этого нет.