Ответственность за административные правонарушения в россии регулирует

admin

§ 1. Правовое регулирование административной ответственности

С 1-го июля 2002 года вступил в силу новый Кодекс РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) По сравнению с ранее действовавшим кодексом КоАП РФ содержит ряд новелл, касающихся оснований и процедуры привлечения работодателя к ответственности.
Согласно п. 1 ст. 1.1. КоАП РФ, законодательство об административных правонарушениях состоит из Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ об административных правонарушениях Разграничение предметов ведения Российской Федерации и ее субъектов производится на основании ст 1 3 КоАП РФ. субъекты РФ вправе принимать собственные законы об административной ответственности по вопросам, имеющим региональное значение, но не имеют права вводить новые виды административных наказаний, помимо перечисленных в КоАП РФ
§ 2. Структура КоАП РФ
Особенностью Кодекса является то, что он сочетает в себе как материальные нормы, так и процедурные и процессуальные.
Кодекс состоит из четырех разделов Общие положения; Особенная часть; Судьи, органы, должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях; Производство по делам об административных правонарушениях.
Разделы, в свою очередь, делятся на главы, а главы на статьи.
Нумерация статей не имеет сквозной характер, а состоит из двух
цифр, первая из них указывает на номер главы, вторая — на номер статьи в этой главе.

Нормы Раздела I «Общие положения» имеют общее значение по отношению ко всем нормам, содержащимся в других разделах Кодекса, и в обязательном порядке должны учитываться при применении специальных норм. Название главы указывает на объект посягательства административного правонарушения, например, глава 5 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за нарушения против прав и свобод граждан.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КОАП РФ)

Итак, КОАП РФ регулирует административное право. Что это такое? Это большая отрасль права, представляющая собой совокупность норм, регулирующих деятельность людей и отношения в ходе распорядительно-исполнительной деятельности органов государственного управления.

Источниками административного права являются нормативно-правовые акты, их совокупность — это федеральные законы, постановления Правительства РФ и Конституционного суда, документы министерств и ведомств, указы Президента, а также законодательные акты субъектов федерации. Основным источником, наряду с Конституцией России, выступает Кодекс об административных правонарушениях. Следуя за своим названием, он полностью посвящен нарушениям в сфере административного права, устанавливая нормы и правила работы именно в этом сегменте.

Раздел I устанавливает общие принципы и правила законодательства об административных правонарушениях, его задачи, его действие во времени и пространстве. В самой первой своей статье он говорит о том, что данная сфера законодательства состоит из самого кодекса и из законов субъектов России. Это означает, что регионы могут устанавливать собственные нормы права в сфере административных нарушений. Но эти региональные нормы не могут противоречить кодексу и должны приниматься в соответствии с ним. Такие законы есть в большинстве субъектов РФ, например, в Санкт-Петербурге это Закон от 31 мая 2010 года N 273-70 «Об административных правонарушениях», в Москве — Закон от 21 ноября 2007 года N 45 «Кодекс Москвы об административных правонарушениях» и т. п.

В первом разделе Кодекса об административных правонарушениях РФ также вводится понятие административного правонарушения, его критерии, особенности и виды, определяются категории лиц (как физических, так и юридических), к которым может применяться административная ответственность.

Раздел II кодекса называется «Особенная часть». Это самый большой раздел, ведь именно в нем рассматриваются все виды административных правонарушений и устанавливается ответственность за их совершение. Раздел включает в себя 15 глав, каждая из которых посвящена одной из сфер нарушений, например:

Глава 5 «Административные правонарушения, посягающие на права граждан» — это нарушения на выборах и референдумах, нарушения трудового права, законодательства о свободе совести и религии, принуждение к участию в забастовке, дискриминация, нарушение правил оказания госуслуг и многое другое.

Глава 11 «Административные правонарушения на транспорте» — это нарушения правил землепользования, плавания, погрузки и разгрузки судов, безбилетный проезд, управление автомобилем без регистрационных знаков и многое другое.

Глава 20 «Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность» — это мелкое хулиганство, пропаганда фашизма, нарушения правил обращения с оружием или правил поведения зрителей на спортивных мероприятиях, незаконная детективная и частная охранная деятельность и многое другое.

Глава 21 «Административные нарушения в области воинского учета» — это уклонение граждан от службы в армии, а также нарушения организациями правил ведения воинского учета и сообщения этих сведений госорганам.

Второй раздел КОАП — это практически самая интересная его часть. По каждому нарушению установлены пределы ответственности. Административная ответственность — это штраф, но не только. Другие формы административного наказания — это предупреждение, конфискация, административный арест, дисквалификация, приостановление деятельности, обязательные работы, лишение специального права и административный запрет. Впрочем, штраф — это то, что применяется как наказание в большей части случаев. Он может быть наложен на физическое, должностное лицо или на организацию. Обычно штрафы для частных лиц ниже, а вот штрафы для организаций могут достигать очень значимых сумм, измеряемых, в отдельных случаях, сотнями тысяч рублей.

Раздел III кодекса устанавливает перечень лиц и государственных органов, которые могут рассматривать дела об административных правонарушениях и выносить решения по ним.

Раздел IV регламентирует производство по делам об административных правонарушениях: как их нужно вести, кто является участниками, как и кем возбуждается дело, как оно рассматривается, какие меры обеспечения принимаются, как собирается и оценивается доказательная база, в какие сроки все это происходит и какие документы и действия являются результатом рассмотрения этих дел.

И, наконец, Раздел V посвящен исполнительному производству по административным делам — то есть исполнению постановлений об административных правонарушениях.

Устанавливающие правовые акты

«О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Кодекс об административных правонарушениях (КоАП)

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) — кодифицированный нормативный акт, регулирующий общественные отношения по привлечению к административной ответственности, а также устанавливающий общие начала, перечень всех административных правонарушений (который может быть дополнен на региональном уровне), органы, рассматривающие дела, порядок привлечения к административной ответственности и порядок исполнения решений по административным делам.

Кодекс об административных правонарушениях рассматривает также такие вопросы, как презумпция невиновности, принцип равенства перед законом, возраст, с которого вступает в силу административная ответственность и др.

Структура КоАП

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях состоит из 5 разделов.

Раздел I КоАП

Раздел I устанавливает общие принципы и правила законодательства об административных правонарушениях, его задачи, его действие во времени и пространстве. В первом разделе Кодекса об административных правонарушениях также вводится понятие административного правонарушения, его критерии, особенности и виды, определяются категории лиц (как физических, так и юридических), к которым может применяться административная ответственность.

Раздел II КоАП

Раздел II кодекса называется «Особенная часть».

Это самый большой раздел, ведь именно в нем рассматриваются все виды административных правонарушений и устанавливается ответственность за их совершение. Раздел включает в себя 15 глав, каждая из которых посвящена одной из сфер нарушений.

Второй раздел КОАП — это практически самая интересная его часть.

По каждому нарушению установлены пределы ответственности.

Административная ответственность — это штраф, но не только.

Другие формы административного наказания — это предупреждение, конфискация, административный арест, дисквалификация, приостановление деятельности, обязательные работы, лишение специального права и административный запрет.

Впрочем, штраф — это то, что применяется как наказание в большей части случаев.

Он может быть наложен на физическое, должностное лицо или на организацию.

Обычно штрафы для частных лиц ниже, а вот штрафы для организаций могут достигать очень значимых сумм, измеряемых, в отдельных случаях, сотнями тысяч рублей.

Раздел III КоАП

Раздел III кодекса устанавливает перечень лиц и государственных органов, которые могут рассматривать дела об административных правонарушениях и выносить решения по ним.

Раздел IV КоАП

Раздел IV регламентирует производство по делам об административных правонарушениях: как их нужно вести, кто является участниками, как и кем возбуждается дело, как оно рассматривается, какие меры обеспечения принимаются, как собирается и оценивается доказательная база, в какие сроки все это происходит и какие документы и действия являются результатом рассмотрения этих дел.

Раздел V КоАП

И, наконец, Раздел V посвящен исполнительному производству по административным делам — то есть исполнению постановлений об административных правонарушениях.

Анализируя нормы Кодекса об административных правонарушениях можно сделать следующие выводы:

Субъектами ответственности по КоАП РФ являются как физические, так и юридические лица. Индивидуальные предприниматели, должностные лица и иные лица, выполняющие управленческие функции в государственных организациях, а также в организациях иных форм собственности несут повышенную административную ответственность.

В КоАП РФ закреплено, что любое постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано в судебные инстанции.

КоАП РФ содержит процессуальную часть, нормы права которой регулируют порядок привлечения к административной ответственности, порядок обжалования постановлений по делу, содержит нормы о правах как потерпевших по делу об административном правонарушении, так и лиц, привлекаемых к ответственности. Кодекс содержит нормы о подведомственности рассмотрения дел, о порядке исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

Особенная часть КоАП РФ (раздел II) содержит описание видов конкретных павонарушений.

КоАП РФ предусматривает целый ряд санкций за совершение правонарушений: от предупреждения или штрафа, до дисквалификации и приостановления деятельности предпринимателей и юридических лиц.

При этом, такие виды наказаний, как административный арест, лишение специального права, конфискация орудий совершения или предметов административных правонарушений, административный арест, дисквалификация, административное выдворение иностранных граждан и лиц без гражданства за пределы РФ, могут назначаться только судьей.

Полный текст кодекса об административных правонарушениях со всеми изменениями и дополнениями можно найти по ссылке: http://base.garant.ru/12125267/

Остались еще вопросы по бухучету и налогам? Задайте их на бухгалтерском форуме.

Правовое регулирование административной ответственности за правонарушения в области рекламы

С момента принятия в 1995 г. Федерального закона «О рекламе» (далее — Закон о рекламе) порядок правового регулирования отношений, так или иначе с ней связанных, вызывал и вызывает многочисленные споры.

В настоящее время специального рассмотрения требуют правовые проблемы административной ответственности за нарушения законодательства о рекламе, что обусловлено вступлением в силу с 1 июля 2002 г. нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) /Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, №1 (Часть I), ст.1/.

Напомним, что исходя из концепции Закона о рекламе, законодательство о рекламе состоит исключительно из федеральных законов. При этом отношения, возникающие в процессе производства, размещения и распространения рекламы, могут регулироваться и подзаконными актами, но эти акты также могут приниматься исключительно на федеральном уровне (ст. 3 Закона «О рекламе»). Конституционность данного положения, означающего запрет субъектам РФ регламентировать соответствующие отношения, подтвердил Конституционный Суд РФ, обосновав это тем, что соответствующая норма Закона «распространяется на регулирование тех отношений в области рекламной деятельности, которые относятся к сфере гражданского законодательства и составляют основы единого рынка» /Постановление Конституционного Суда РФ от 4 марта 1997 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности статьи 3 Федерального закона от 18 июля 1995 года «О рекламе»/.

Отношения, возникающие в связи с привлечением нарушителей законодательства о рекламе к административной ответственности, по своей правовой природе являются административными, а поскольку регламентирующее их законодательство об административных правонарушениях является предметом совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (в противоположность гражданскому законодательству), с практической точки зрения необходимо, в первую очередь, рассмотреть вопрос о круге правовых актов, которыми может устанавливаться административная ответственность за правонарушения в области рекламы.

В отличие от отношений, возникающих в процессе производства, размещения и распространения рекламы, которые, как указывалось, регулируются как законами, так и подзаконными актами, правовое регулирование административной ответственности может осуществляться теперь исключительно законами, так как в силу ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ законодательство России об административных правонарушениях состоит только из самого Кодекса и законов субъектов РФ. Более того, из этой нормы следует, что новый КоАП РФ был призван заменить собой все положения федерального законодательства, предусматривавшие административную ответственность, в т.ч. и соответствующие нормы ст. 31 Закона о рекламе, которые с 01 июля 2002 г. утратили силу /В соответствии со ст.2 Федерального закона от 30 декабря 2001 г. «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» («Российская газета», № 256 (2868) от 31 декабря 2001 г.) утратили силу абзац первый пункта 2, абзацы первый, пятый пункта 3 статьи 31 Федерального закона от 18 июля 1995 года № 108-ФЗ «О рекламе»/.

Но возможно ли установление административной ответственности за нарушения законодательства о рекламе законами субъектов РФ? По этому поводу необходимо отметить следующее.

Исходя из заложенной в Конституции РФ модели совместного ведения, по предметам к нему относящимся субъекты РФ имеют право регламентировать только те вопросы, регулирование которых не отнесено к полномочиям Российский Федерации. Применительно к законодательству об административных правонарушениях такие полномочия определены в ст. 1.3 КоАП РФ.

Помимо прочего, указанная статья предусматривает, что к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Учитывая то обстоятельство, что законодательство о рекламе состоит только из федеральных законов и, более того, любые отношения, возникающие в процессе производства, размещения и распространения рекламы, могут регулироваться исключительно на федеральном уровне, субъекты Российской Федерации теперь не имеют права устанавливать административную ответственность за правонарушения в области рекламы.

Таким образом, с 1 июля 2002 года единственной законно установленной административной ответственностью за правонарушения в области рекламы следует признать ответственность, которая предусмотрена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Сам Кодекс содержит немало новых положений, в связи с чем представляется необходимым дать общую характеристику его статей, предусматривающих ответственность за правонарушения в области рекламы и регламентирующих ее применение.

Административные правонарушения, так или иначе связанные с рекламой, предусмотрены ст. ст. 5.9, 6.13, 11.21, 14.24 (часть 2), 14.3 и 15.24 КоАП РФ. В рамках настоящей статьи не представляется возможным рассмотреть специальные составы, связанные с нарушением условий и правил рекламирования в определенных сферах или применительно к определенным видам деятельности, поэтому проанализируем правонарушения, предусмотренные ст. 11.21 и 14.3 КоАП РФ.

Статья 11.21 предусматривает административную ответственность за нарушение правил охраны полосы отвода автомобильной дороги. Из ее содержания (диспозиции) следует, что административным правонарушением признается установка наружной рекламы в указанной полосе без согласования с дорожными органами.

В качестве административного наказания санкция ст. 11.21 предусматривает предупреждение либо наложение административного штрафа в размере до одного минимального размера оплаты труда. Исходя из положений ч. 1 ст. 2.10 Кодекса, а также размера санкции, к административной ответственности по этой статье юридические лица привлекаться не могут (данные субъекты подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в области рекламы лишь в случаях, прямо предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Кодекса). Намеренно это было сделано законодателем или нет, покажет будущее, однако в настоящее время данный вывод представляется бесспорным.

Характеризуя объективную сторону правонарушения, предусмотренного статьей 11.21 КоАП, необходимо обратить внимание на следующее. Требование согласования размещения наружной рекламы закреплено в п. 2 ст. 14 Закона о рекламе. При этом для рекламы, размещаемой в полосе отвода и придорожной зоне автомобильных дорог, необходимо разрешение органа местного самоуправления, согласованное с органом милиции, уполномоченным осуществлять контрольные, надзорные и разрешительные функции в области обеспечения безопасности дорожного движения (в случае размещения ее на территориях городских и сельских поселений) /В соответствии с Указом Президента РФ от 15 июня 1998 г. № 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожно-го движения» такое согласование дают органы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутрен-них дел РФ./, а также с соответствующим органом управления автомобильных дорог (в случае размещения рекламы за пределами территорий городских и сельских поселений).

Отсутствие согласования указанного органа (органов) на размещение рекламы, даже несмотря на наличие разрешения органа местного самоуправления, должно повлечь привлечение физического лица к административной ответственности по ст. 11.21, если наружная реклама будет установлена (при этом, разумеется, должны быть соблюдены все остальные условия привлечения к административной ответственности — вина и др.).

Особо необходимо отметить, что органы местного самоуправления могут определять лишь порядок получения разрешения, но не предусматривать в своих актах дополнительные требования к рекламе. То же относится и к органам государственной власти субъектов РФ. Напротив, МВД РФ, как федеральный орган исполнительной власти, на основании ч. 2 ст. 3 Закона о рекламе вправе устанавливать специальные требования к рекламе, размещаемой в полосе отвода автомобильной дороги. Единственное, что необходимо отметить — это целесообразность прямого указания на данное право МВД в статье 14 Закона о рекламе, поскольку исходя из позиции Конституционного Суда РФ, по крайней мере часть таких требований распространяется на регулирование тех отношений в области рекламной деятельности, которые относятся к сфере гражданского законодательства, а федеральные министерства могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, лишь в случаях и в пределах, предусмотренных федеральными законами, указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ (п. 7 ст. 3 ГК РФ).

В настоящее время продолжают действовать «Временные требования к размещению рекламы на автомобильных дорогах и улицах по условиям обеспечения безопасности дорожного движения», утвержденные Главной государственной автомобильной инспекцией РФ 6 сентября 1995 г. /Строго говоря, подобный правовой акт должен приниматься, как минимум, самим министерством, а пока можно говорить лишь о фактическом одобрении МВД РФ данных Временных требований, поскольку они приведены в Письме МВД РФ от 14 сентября 1995 г. № 1/4377 «О реализации Закона Российской Федерации «О рекламе»/.

Основной статьей, предусматривающей административную ответственность за правонарушения в области рекламы, является статья 14.3 КоАП РФ.

Исходя из санкции данной статьи, субъектами административной ответственности за предусмотренное ею административное правонарушение могут быть как физические, так и юридические лица. При этом следует учитывать, что индивидуальные предприниматели, в силу примечания к ст. 2.4 КоАП РФ, несут ответственность как должностные лица.

Характеризуя диспозицию статьи 14.3, содержащую определение (признаки) предусмотренного ею правонарушения, необходимо обратить внимание на ряд моментов.

Во-первых, объективную сторону состава административного правонарушения образует нарушение только законодательства о рекламе. Как указывалось выше, законодательство о рекламе состоит исключительно из федеральных законов, в связи с чем несоблюдение положений иных правовых актов, регулирующих отношения в области рекламы, повлечь административную ответственность по статье 14.3 КоАП РФ не может.

Во-вторых, сама диспозиция раскрывает, что в данной статье имеется в виду под «нарушением законодательства о рекламе» — такими нарушениями являются ненадлежащая реклама и отказ от контррекламы.

Термины «ненадлежащая реклама» и «контрреклама» (как и термины «рекламодатель», «рекламопроизводитель» и «рекламораспространитель») являются понятиями Закона о рекламе, который в ст. 1 раскрывает их содержание. Под ненадлежащей рекламой понимается недобросовестная, недостоверная, неэтичная, заведомо ложная и иная реклама, в которой допущены нарушения требований к ее содержанию, времени, месту и способу распространения, установленных законодательством Российской Федерации. Под контррекламой Закон имеет в виду опровержение ненадлежащей рекламы, распространяемое в целях ликвидации вызванных ею последствий.

Согласно п. 1 ст. 29 Закона о рекламе, в случае установления факта нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе, нарушитель обязан осуществить контррекламу в срок, установленный федеральным антимонопольным органом (его территориальным органом), вынесшим решение об осуществлении контррекламы. Неисполнение в срок указанного решения и следует квалифицировать как отказ от контррекламы. Если опровержение осуществлено с нарушением положений п. 3 ст. 29 Закона о рекламе, также можно вести речь об отказе нарушителя от контррекламы. Важно помнить, что в силу ч. 4 ст. 4.1 Кодекса назначение административного наказания не освобождает лицо от исполнения обязанности, за неисполнение которой такое наказание было назначено, что особенно актуально при привлечении к административной ответственности за отказ от контррекламы.

Иные нарушения законодательства о рекламе (помимо ненадлежащей рекламы и отказа от контррекламы) повлечь административную ответственность на основании статьи 14.3 КоАП РФ не могут. Для сравнения отметим, что нормы Закона о рекламе, утратившие силу с 1 июля 2001 г. (абз. 1 п. 2 и абз. 1 п. 3 ст. 31) предусматривали административную ответственность также за непредоставление в установленный срок сведений по требованию федерального антимонопольного органа (его территориального органа) и за неисполнение в срок предписаний антимонопольных органов о прекращении нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе и решений об осуществлении контррекламы.

Что касается отмены административной ответственности за неисполнение в срок решения антимонопольного органа об осуществлении контррекламы, то данная позиция законодателя вполне обоснованна, поскольку ранее получалось, что за одно деяние правонарушитель теоретически мог быть привлечен к ответственности и как лицо, отказавшееся от осуществления контррекламы, и как лицо, не исполнившее в срок соответствующее решение.

Относительно административной ответственности за непредоставление в установленный срок сведений по требованию антимонопольных органов отметим следующее. В новом Кодексе есть статья 19.8, предусматривающая ответственность за непредставление в антимонопольный орган или в орган регулирования естественных монополий ходатайств, заявлений, сведений (информации), предусмотренных антимонопольным законодательством, либо представление заведомо недостоверных сведений. Думается, что во многих комментариях она будет рассматриваться в качестве замены соответствующей нормы Закона о рекламе.

Однако из диспозиции (да и санкции) статьи 19.8 очевидно, что она связана с антимонопольным законодательством и основной деятельностью соответствующих органов — поддержанием конкуренции. Осуществляя контроль за соблюдением требований к рекламе, антимонопольные органы действуют на основе законодательства о рекламе, а не законодательства о конкуренции (антимонопольного), и, по нашему мнению, существуют формальные препятствия для привлечения к ответственности на основании указанной статьи за непредставление сведений по требованию антимонопольного органа по делам, связанным с рекламой.

Административная ответственность выражается в наложении на виновных лиц предусмотренных КоАП РФ (и только им) административных наказаний. Основным наказанием за совершение административных правонарушений, связанных с рекламой, является, естественно, административный штраф. Норма Общей части Кодекса (ч. 3 ст. 3.5) содержит ограничение для санкций статей Особенной части: размер административного штрафа, налагаемого за нарушение законодательства Российской Федерации о рекламе, не может превышать для должностных лиц двести минимальных размеров оплаты труда, для юридических лиц — пять тысяч минимальных размеров оплаты труда.

Существует особенность относительно давности привлечения к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ): если по общему правилу постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня его совершения, то применительно к нарушению законодательства о рекламе установлен срок в один год со дня совершения административного правонарушения (при длящемся правонарушении эти сроки начинают исчисляться со дня его обнаружения).

В связи с принятием нового КоАП РФ претерпел серьезные изменения и порядок производства по делам об административных правонарушениях в области рекламы. Здесь имеет место новелла принципиального характера: порядок производства по делам об административных правонарушениях регламентируется теперь исключительно КоАП РФ. Данный вывод следует из п. 4 ч. 1 ст. 1.3 Кодекса, который предусматривает, что установление порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, является предметом ведения Российской Федерации.

С 1 июля 2002 года иные законы, а тем более акты антимонопольных органов регулировать вопросы, относящиеся к порядку производства по делам об административных правонарушениях в области рекламы, не могут (однако это не означает запрет антимонопольным органам регламентировать процедурные вопросы рассмотрения дел данной категории, которые Кодекс не затрагивает). В этой связи требует серьезной корректировки Порядок рассмотрения дел по признакам нарушения законодательства Российской Федерации (утв. Приказом МАП РФ от 13 ноября 1995 г. № 147) в части, касающейся нарушений законодательства о рекламе, содержащих признаки административного правонарушения.

Говоря о правовом регулировании производства по делам об административных правонарушениях в области рекламы в свете положений п. 4 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ, необходимо сказать несколько слов о мерах обеспечения такого производства.

Поскольку установление мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении может осуществляться только Кодексом и в статье 27.1, последний закрепляет исчерпывающий перечень таких мер, предоставленное антимонопольным органам право принимать решения о полном или частичном приостановлении рекламы (п. 2 ст. 29 Закона о рекламе) мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении считать нельзя, со всеми вытекающими из этого последствиями хотя такая мера, безусловно, является мерой административного принуждения и применяется для пресечения административных правонарушений в области рекламы.

Особенность производства по делу о нарушении законодательства о рекламе /имеется в виду только правонарушение, предусмотренное ст.14.3 КоАП РФ, поскольку состав, предусмотренный статьей 11.21, понятием «нарушение законодательства о рекламе», содержащимся в ст.28.7 Кодекса, на наш взгляд, не охватывается/ состоит в том, что в случаях, если после выявления такого административного правонарушения осуществляется экспертиза или иные процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, проводится административное расследование, срок которого не может превышать один месяц с момента возбуждения дела (в исключительных случаях он может быть продлен, но не более чем на месяц). Это новая стадия производства, не известная ранее действовавшему законодательству об административных правонарушениях.

Последнее, на что хотелось бы обратить внимание, — это порядок исполнения основного наказания за правонарушения в области рекламы — административного штрафа.

В соответствии с ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее 30 дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных статьей 31.5 Кодекса.

Новеллой Кодекса является возврат к возможности взыскания штрафа (исполнения постановления о наложении штрафа) без судебного решения при его неуплате в установленный срок (ч. 4 ст. 32.2 КоАП РФ), и с 1 июля 2002 г. утратила силу норма абз. 5 п. 3 ст. 31 Закона о рекламе, согласно которой взыскание штрафа производилось в судебном порядке, если уплата штрафа не была произведена добровольно.

Такова в общих чертах характеристика правовых оснований и порядка привлечения к административной ответственности за правонарушения в области рекламы в настоящее время.

Статья 1.1 КоАП РФ. Законодательство об административных правонарушениях

Новая редакция Ст. 1.1 КоАП РФ

1. Законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

2. Настоящий Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях, то применяются правила международного договора.

Комментарий к Статье 1.1 КоАП РФ

1. Часть первая настоящей статьи посвящена не просто законодательству об административных правонарушениях, а целостной системе законодательства. Если законодательство — это простая совокупность нормативных правовых актов, регламентирующих ту или иную группу общественных отношений, то система законодательства — это принципиально иное качество организации нормативно-правового материала. Система законодательства призвана, прежде всего, отражать национально-государственное устройство страны, распределение полномочий между центром и регионами, особенно актуально это для федеративных государств. Система законодательства складывается из нормативно-правовых актов в соответствии с их юридической силой и компетенцией принимающих их органов государственной власти. В основе системы законодательства должен лежать принцип субординации и взаимодополняемости нормативно-правового материала.

Все эти подходы нашли отражение при конструировании части первой настоящей статьи. Федеративное устройство России четко выражено в структурных компонентах системы законодательства об административных правонарушениях. Она состоит из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП) и законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Данные акты в своей совокупности образуют целостную и непротиворечивую систему. Данная целостность обеспечивается тем требованием, что законы субъектов Российской Федерации должны приниматься в соответствии с КоАП. Такое положение отражает иерархию двух уровней государственной власти в России (федеральной и региональной) и характер распределения полномочий между ними. Ведь административное законодательство относится к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, закрепленным в ст. 72. А статья 76, часть 2, гласит, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. То есть мы видим, что комментируемая статья в полной мере воспроизводит закрепленный в Конституции РФ способ распределения полномочий по правовому регулированию предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.

Внимательный анализ части первой настоящей статьи и ст. 72 Конституции РФ, посвященной совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, ставит вопрос о том, можно ли рассматривать законодательство об административных правонарушениях как часть административного законодательства, а следовательно, как предмет совместного ведения центра и регионов. Такой вопрос обусловлен тем, что мы не имеем нормативно закрепленного понятия административного законодательства. В данном случае мы исходим из содержания предметной области административного законодательства. Из самого словосочетания «административное законодательство» следует, что эта отрасль законодательства должна регулировать сферу государственного управления. Указ Президента РФ N 511 от 15 марта 2000 г. «О классификаторе правовых актов» содержит раздел «Основы государственного управления». Одной из частей этого раздела является «Административные правонарушения и административная ответственность». Такое нормативное положение позволяет нам сделать вывод, что законодательство об административных правонарушениях должно выступать частью законодательства о государственном управлении, то есть административного законодательства.

В качестве сравнения хотелось бы отметить, что в предыдущем Указе Президента РФ — от 16.12.1993 N 2171 «Об общеправовом классификаторе отраслей законодательства» — вообще не было упоминания об административном законодательстве, и не использовалось ни какое иное схожее с этим понятие.

Кроме этого, мы разделяем ту позицию, что административное законодательство является внешней формой выражения и объективирования отрасли административного права. А в предмет регулирования норм административного права входят отношения, связанные с привлечением к административной ответственности за совершение административных правонарушений. Поэтому представляется обоснованной та позиция, в соответствии с которой законодательство об административных правонарушениях рассматривается как часть административного законодательства.

2. Часть 2 настоящей статьи говорит о том, что КоАП является органичной частью отечественной правовой системы. Здесь воспроизводится несколько важных конституционных положений, составляющих основу конституционного строя. Во-первых, это положение части первой статьи 15 Конституции РФ, которая гласит, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Во-вторых, это часть четвертая той же статьи, в которой установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Использование в комментируемой статье вышеуказанных положений Конституции РФ является гарантией соответствия норм КоАП общечеловеческим ценностям и гуманитарным достижениям.

Другой комментарий к Ст. 1.1 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. КоАП РФ — единственный в настоящее время федеральный законодательный акт, содержание которого представляет собой комплекс основополагающих правовых норм, составляющих институт административной ответственности. Соответственно в нем систематизированы нормы, объединенные общностью регулируемых ими однородных общественных отношений, возникающих в повседневной жизни в связи с необходимостью применения данного вида юридического принуждения.

Являясь самой распространенной мерой юридического (государственного) принуждения, применяемой в установленных законодательством случаях в отношении многочисленных физических и юридических лиц, чье поведение не соответствует требованиям правопорядка, административная ответственность, равно как и любой другой вид юридической ответственности, нуждается в правовом регулировании. Именно с этих позиций и следует оценивать юридическое значение настоящего Кодекса, а также воспринимать его фактическое содержание.

Отвечая своему юридическому назначению, КоАП РФ фиксирует принципиальные позиции, общие для всех вариантов установления и применения административной ответственности как на федеральном, так и региональном уровнях. В последнем случае имеется в виду уровень субъектов РФ. В числе названных юридических позиций — определение компетенции Российской Федерации в лице ее органов государственной власти и представляющих их должностных лиц; закрепление единственного основания административной ответственности — административного правонарушения; установление единой системы юридического реагирования на противоправное поведение — административных наказаний, а также общих правил их назначения; распространение сферы применения административной ответственности не только на физических, но и различного рода юридических лиц; определение круга органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях и назначать административные наказания; систематизированный перечень составов административных правонарушений.

Содержание КоАП РФ освобождено от многих устаревших и не отвечающих современным реалиям позиций, во многом изменившихся в ходе реформации государственной и общественной жизни России. При этом следует учитывать, что КоАП РФ РСФСР принципиальных изменений за более чем двадцатилетний период не претерпевал.

По существу введение в действие нового КоАП РФ можно квалифицировать как общегосударственного значения акцию, суть и назначение которой заключаются в реальном, отвечающем интересам сегодняшнего дня совершенствовании административного законодательства путем давно ожидаемого его обновления.

2. Характеризуя КоАП РФ в его настоящем виде, нельзя не обратить внимание на присущие ему особенности принципиального юридического значения. Как известно, юридическая ответственность за противоправное поведение не составляет прерогативу КоАП РФ. Действующее российское законодательство, имеющее своим непосредственным предметом отношения юридической ответственности, состоит из Уголовного кодекса РФ, Гражданского кодекса РФ, дисциплинарного законодательства (например, Трудовой кодекс РФ, Федеральный закон от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации», специальные нормативные правовые акты о дисциплине отдельных категорий служащих и иных работников — военнослужащих, служащих системы налоговых органов и т.п.).

Как правило, для основных видов юридической ответственности характерна раздельная правовая регламентация материальных и процессуальных норм. Наиболее показательны в этом смысле действующие наряду с УК, ГК РФ, УПК, ГПК и АПК.

Для законодательства, регламентирующего отношения административной ответственности, характерно иное. КоАП РФ объединяет нормы материального и процессуального административного права. Основные аспекты процессуального назначения сосредоточены в разд.IV «Производство по делам об административных правонарушениях». По своему объему он занимает в содержании КоАП РФ второе место после раздела, посвященного юридической характеристике конкретных составов административных правонарушений (Особенная часть). Административно-процессуальным нормам посвящены 102 статьи КоАП РФ.

3. Нельзя оставить без внимания еще одну особенность Кодекса. Она связана с использованием юридического механизма административной ответственности. Что в данном случае является наиболее примечательным?

Прежде всего то, что институт административной ответственности есть атрибут административно-правового регулирования общественных отношений особого рода, а именно — управленческих общественных отношений. Тем самым предопределяется целевая направленность административно-правовых норм материального и процессуального характера, объединяемых КоАП РФ. Она наглядно свидетельствует о том, что меры административной ответственности используются для правовой защиты общественных отношений, складывающихся в процессе практической реализации задач, функций и полномочий исполнительной власти. Данный процесс находит свое выражение в государственно-управленческой деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти и их должностных лиц.

В силу данного факта административная ответственность в современных условиях является неотъемлемым элементом правового опосредования государственной деятельности по управлению или государственному регулированию общественных отношений, в рамках которых в той или иной форме проявляется исполнительная власть. И соответствующие подтверждения мы находим в содержании КоАП РФ.

Имеются в виду прежде всего положения об определении подведомственности дел об административных правонарушениях федеральным органам исполнительной власти (ч.4 ст.1.3), а также:

о полномочиях должностных лиц рассматривать дела об административных правонарушениях от имени федеральных органов исполнительной власти (ст.22.2);

о системе (перечне) органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, производной от системы, утвержденной Указом Президента РФ от 17 мая 2000 г. «О структуре федеральных органов исполнительной власти». При этом имеются в виду также учреждения, структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти (п.3 ч.1 ст.22.1);

о должностных лицах, осуществляющих в соответствии с федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ надзорные или контрольные функции (п.2 ч.1 ст.22.2). Все подобные надзорные или контрольные функции и полномочия Правительства РФ надзорные или контрольные функции (п.2 ч.1 ст.22.2). контрольных органов, входящих организационно в систему механизма федеральной исполнительной власти. Например, органы и должностные лица внутренних дел (милиции), таможенные органы, органы государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ, органы государственного геологического контроля, органы рыбоохраны, государственного экологического контроля, государственного пожарного надзора, федеральный антимонопольный орган, органы регулирования естественных монополий, органы валютного контроля и т.п. (ст.23.3-23.61);

об уполномоченных органах и учреждениях органов исполнительной власти субъектов РФ (п.3 ч.2 ст.22.1).

Фактически из 61-й официальной федеральной инстанции, к полномочиям которых КоАП РФ относит рассмотрение дел об административных правонарушениях и соответственно назначение административных наказаний, 59 представляют различные уровни механизма исполнительной власти. Исключение составляют на федеральном уровне судьи и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а на уровне субъектов РФ — мировые судьи, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, административные комиссии. При этом, однако, следует учитывать, что комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также административные комиссии, не являясь исполнительными органами, тем не менее функционируют фактически при соответствующих исполнительных органах. Так, административные комиссии образуются и действуют при районной, городской администрации.

Что же касается судей (мировых судей), то на основе анализа соответствующих статей КоАП РФ, которыми определяется их место в производстве по делам об административных правонарушениях и характер осуществляемой ими процессуальной деятельности, возможен вывод о том, что в данном контексте они не выступают в роли субъектов судебной власти, т.е. не осуществляют функции правосудия. Вся их деятельность регламентирована нормами настоящего Кодекса, причем в одинаковой мере с регламентацией аналогичной деятельности исполнительных органов и должностных лиц. Значит, административно-процессуальная деятельность судей не равнозначна административному судопроизводству (см. ч.2 ст.118 Конституции РФ).

Изложенные соображения подводят к обобщающему выводу следующего содержания. Административная ответственность, правовые основы которой зафиксированы в КоАП РФ, является одним из атрибутов юридического механизма реализации задач и функций исполнительной власти. Соответственно природа, особенности, формы выражения, субъекты, уполномоченные государством на ее применение, и т.п., своими корнями связаны с государственно-управленческой деятельностью и свойственными ей особенностями. Но — и это нельзя игнорировать или недооценивать — рожденная объективными потребностями государственного управления важнейшими сторонами общественной жизни (ныне — потребностями эффективной реализации исполнительной власти), административная ответственность имеет четко определенный основной вектор — правоохрана управленческих общественных отношений. В этом смысле и КоАП РФ можно отнести к числу «управленческих» законодательных актов.

4. Однако юридическое значение Кодекса этим не исчерпывается; оно гораздо весомее. Имеется в виду еще одно качество, присущее ему и самой административной ответственности.

Так, если, например, Гражданский кодекс или Трудовой кодекс имеют достаточно четкие границы регулирующего воздействия на общественные отношения (имущественные либо трудовые), то КоАП РФ, подобно УК, не знает таких границ. Регламентационная «клавиатура» этих законодательных актов, весьма близких по назначению, выводит их за относительно узкие отраслевые рамки, что позволяет использовать уголовно-правовые и административно-правовые средства в целях правозащиты общественных отношений, регулируемых самыми различными правовыми отраслями.

Применительно к КоАП РФ из этого следует вывод: административно-правовые нормы, содержащиеся в нем, выходят за границы чисто управленческих отношений. Тем самым правоохранительная функция КоАП РФ проявляется в сфере действия многих отраслей российской правовой системы. Об этом красноречиво свидетельствуют нормы Особенной части КоАП РФ. Так, гл.17 КоАП РФ предусматривает составы административных правонарушений, посягающих на институты государственной власти; гл.15 — составы правонарушений в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг; гл.14 — в области предпринимательской деятельности; гл.16 — в области таможенного дела; гл.5 — составы правонарушений, посягающих на права граждан, и т.п.

Названные административные правонарушения совершаются в сфере общественных отношений, регулируемых нормами конституционного, финансового, предпринимательского, таможенного права. Собственно управленческие отношения охраняются мерами административной ответственности, предусмотренными в основном в гл.19 — «Административные правонарушения против порядка управления» и в гл.20 — «Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность», а также и в иных главах КоАП РФ.

Таким образом, налицо свидетельство универсальности Кодекса как одного из наглядных проявлений административно-правового регулирования.

5. Законодательство об административных правонарушениях «иерархично», так как оно строится в соответствии с принципами российского федерализма, и состоит из КоАП РФ и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ. Соответственно КоАП РФ является правовой и методологической основой такого законодательства.

В этой связи закономерен вопрос: если КоАП РФ определен в ч.1 ст.1.1 в качестве фактически единственного федерального законодательного акта, В этой связи закономерен вопрос: если КоАП РФ определен в ч.1 ст.1.1 могут издаваться иные федеральные законы? Данный вопрос не случаен, он обусловлен той ситуацией, которая была характерна для периода, предшествующего введению в действие настоящего Кодекса, и выражалась в том, что наряду с КоАП РФ административная ответственность закреплялась в ряде иных законодательных актов, причем с детальной фиксацией конкретных составов административных правонарушений и административных санкций за их совершение. Можно назвать, например, ТК РФ, НК РФ (Часть 1), ВК, ряд федеральных законов (например, от 17 декабря 1992 г. «Об административной ответственности предприятий, учреждений и организаций за правонарушения в области строительства»; от 6 декабря 1999 г. «Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах» и др.).

С одной стороны, это можно объяснить довольно широким пониманием законодательства об административных правонарушениях (ст.2 КоАП РФ РСФСР). Оно состояло из действовавшего в тот период КоАП РФ и иных законодательных актов РСФСР и постановлений Совета Министров РСФСР об административных правонарушениях.

С другой стороны, что наиболее принципиально, в этой же статье содержалась правовая норма, в соответствии с которой законодательные акты РСФСР и постановления Совета Министров РСФСР об административных правонарушениях «до включения их в установленном порядке в настоящий Кодекс применяются на территории РСФСР непосредственно». При этом было установлено, что нормы КоАП РФ распространяются на правонарушения, ответственность за совершение которых предусматривалась законодательством, еще не включенным в КоАП РФ.

Следовательно, в конечном счете именно КоАП РФ находился на «вершине» законодательства об административных правонарушениях.

Тем не менее далеко не все составы административных правонарушений, предусмотренные действующими наряду с настоящим Кодексом федеральными законами, включены в него. Следовательно, важнейший принцип законодательства об административных правонарушениях, смысл которого четко выражен в вето Президента РФ на проект КоАП РФ, а именно — «в Кодексе должны быть сосредоточены все виды правонарушений, влекущих за собой ответственность в соответствии с федеральными нормативными правовыми актами», — не был соблюден. Попутно заметим, что названный принцип не является исключительной особенностью законодательства об административных правонарушениях. Так, ст.1 УК РФ содержит категорически выраженное правовое предписание: новые законы подлежат включению в УК.

Все это логично, ибо иное подрывает юридический «авторитет» любого акта кодификации, превращает его во второстепенный инструмент правового регулирования. Поэтому вызывает удивление тот факт, что в новом КоАП РФ отсутствует норма, предписывающая включение в него всех видов административных правонарушений, которые могут быть установлены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента и Правительства РФ. Подобная норма необходима в интересах упорядочения законодательства об административных правонарушениях.

При этом нельзя упускать из виду, что сам КоАП РФ не устанавливает данный вид юридической ответственности и, соответственно, не формулирует составы административных правонарушений. Это — не его прерогатива. КоАП РФ выполняет функцию «собирателя» правонарушений, административная ответственность за совершение которых устанавливается прежде всего федеральными законами, а также нормативными правовыми актами Президента и Правительства РФ. Только с учетом данного обстоятельства можно объяснить тот факт, что законодательство об административных правонарушениях на федеральном уровне сведено только к Кодексу об административных правонарушениях.

Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в соответствии с изложенными позициями признал утратившими силу ряд нормативных правовых актов (начиная с 1976 г.), содержащих составы административных правонарушений, не включенных в КоАП РФ. Например, им исключены из текста Таможенного, Градостроительного кодексов статьи, в которых определялись составы административных правонарушений. Естественно, что они теперь обнаруживаются в соответствующих главах Особенной части КоАП РФ. Одновременно названным Законом были внесены изменения в ряд законодательных актов РФ. В них сохранены лишь нормы, устанавливающие в общей форме административную ответственность физических или юридических лиц «в соответствии с законодательством Российской Федерации», не содержащие характеристику конкретных составов административных правонарушений. Например, такого рода изменения внесены в Федеральный закон от 30 марта 1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», в Закон РФ от 9 октября 1992 г. «О валютном регулировании и валютном контроле» и т.д.

По смыслу этих изменений соответствующие составы правонарушений нашли свое место в Особенной части КоАП РФ. В частности, это подтверждается употребленной в названном Федеральном законе формулой: «административная ответственность наступает в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях». Пожалуй, было бы более точным слово «установленном» заменить на слово «предусмотренном».

Федеральный закон «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» содержит большое количество упраздняемых или изменяемых нормативных правовых актов различной юридической силы. Очевидно, что впредь не подлежат применению нормы об административных правонарушениях, содержащиеся в законах и иных нормативных правовых актах Союза ССР (ст.4 Закона). В то же время не совсем ясно, все ли, подлежащее изменению, учтено в вышеназванном Законе. Именно в силу этого установлено, что до 1 июля 2002 г. все нормативные правовые акты об административных правонарушениях должны быть приведены в соответствие с новым КоАП РФ. Следует учитывать, что в новом КоАП РФ не только сокращено количество составов административных правонарушений в рамках отдельных глав его Особенной части, но под влиянием современных требований в него включены и новые составы.

7. Наряду с КоАП РФ законодательство об административных правонарушениях составляют также законы субъектов РФ, устанавливающие административную ответственность. Каких-либо четких указаний на этот счет Кодекс не содержит. Как известно, в соответствии с Конституцией РФ субъекты Федерации самостоятельно законодательствуют (п.2 ст.5); органами государственной власти субъектов принимаются законы, устанавливающие административную ответственность, которые должны соответствовать основным положениям КоАП РФ.

К сожалению, обобщенной информации о законодательных актах 89 субъектов РФ по этим вопросам не имеется, хотя в средствах массовой информации нередко публиковались соответствующие данные и довольно часто они носили негативный характер. Между тем правовое регулирование, осуществляемое субъектами РФ, не может противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч.5 ст.76).

Особое значение имеет то, что по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы субъектов РФ.

Данные конституционные положения имеют прямое отношение к соотношению федерального и регионального законодательства об административных правонарушениях. В нашем случае это особенно важно, ибо и административное, и административно-процессуальное право находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ст.72 Конституции РФ).

В настоящее время судить о полномочиях субъектов РФ по установлению административной ответственности следовало бы по Федеральному закону от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Однако в нем нет прямого указания на законодательные полномочия по вопросам административной ответственности. Тем не менее ответ на интересующий нас вопрос содержится в общем определении основных полномочий законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, в числе которых — осуществление законодательного регулирования по предметам ведения субъекта РФ и предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов в пределах полномочий субъекта РФ (п.»б» ч.1 ст.5 Закона). С учетом изложенных выше соображений данную позицию и следует рассматривать в качестве основы для издания субъектами РФ законов об административных правонарушениях.

Однако более четкое определение полномочий субъектов РФ по установлению административной ответственности в границах предметов совместного ведения не представляется возможным. Объяснить подобную ситуацию можно отсутствием федеральных законов по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения и с целью разграничения полномочий Федерации и ее субъектов именно в рамках ст.72 Конституции РФ. Принятие 24 июня 1999 г. Федерального закона «О принципах и порядке разграничения Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» не вносит должной ясности в юридический механизм такого разграничения. Единственное, что может иметь отношение к рассматриваемой проблематике, это закрепление права субъектов РФ на осуществление собственного правового регулирования до принятия федеральных законов, разграничивающих полномочия в сфере совместного ведения. Ориентироваться при этом на договоры и соглашения не представляется возможным в силу специфичности института административной ответственности.

Слишком свежа в памяти договорная «лихорадка» начала 90-х гг., снисходительно поощряемая федеральным центром, в результате чего грубо нарушался конституционный принцип равноправия субъектов РФ во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти (ч.4 ст.5 Конституции РФ). Предметом многих договоров стали не только отдельные аспекты совместного ведения, но даже исключительные полномочия Российской Федерации; некоторые субъекты РФ путем использования договорной формы по существу «выторговали» себе преимущественные возможности самостоятельного решения ряда важных вопросов в ущерб правам и интересам других субъектов (Татарстан, Башкортостан, Свердловская область и др.). В этом, в частности, наиболее заметно проявился так называемый парад суверенитетов.

Необходимо учитывать, что «совместное» ведение не может отождествляться с паритетом. Это означает, что в рамках определенных ст.72 Конституции РФ предметов совместного ведения имеются и такие вопросы, решение которых логически требует принятия федеральных законов. Например, законодательное регулирование осуществления мер по гражданской обороне, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, законодательное установление режима пограничных зон и иных административно-правовых режимов и т.д. Вряд ли в подобных случаях уместна договорная форма взаимной передачи соответствующих полномочий, тем более полномочий по установлению административной ответственности.

Вообще сама мысль о возможности отказа органов государственной власти РФ от принадлежащих им полномочий, связанных с применением административной ответственности в пользу субъектов РФ, крайне нереальна. Другое дело, когда речь идет о разграничении государственной собственности, об охране окружающей природной среды и т.п. Здесь подобная договорная передача полномочий вполне уместна.

И все-таки, что означает издание законов субъектами РФ в соответствии с КоАП РФ? Статья 1 нового КоАП РФ не дает ответа на данный вопрос, выходящий за рамки известных положений о принципе законности во взаимоотношениях Российской Федерации с ее субъектами. В принципе это понятно, так как еще не определено, что в механизме установления административной ответственности недвусмысленно отнесено к ведению Федерации в конкретно-юридическом отношении и что — к ведению ее субъектов. Не ясно, в частности, до какой степени должны быть ограничены (а такие ограничения в рамках совместного ведения обязательны) в этой сфере законодательные возможности субъектов РФ.

Разве КоАП РФ, а не федеральным законам принадлежит решающая роль в установлении административной ответственности с распределением (что желательно) полномочий между Федерацией и ее субъектами? Именно в этом, как представляется, и заключен смысл «совместного ведения».

Конечно, полностью сохраняет свою силу ст.11 Конституции РФ, ч.3 которой связывает разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти ее субъектов с заключением между ними соответствующих договоров. Очевидно также, что предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов есть сфера общественных отношений, регулирование которой отнесено к компетенции и Федерации, и ее субъектов. Однако путем договоров нельзя передавать, исключать или иным образом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы совместного ведения. Передача друг другу части своих полномочий к тому же недопустима при отсутствии четкого определения компетенции Российской Федерации и ее субъектов по предметам совместного ведения.

Об этом, к сожалению, приходится постоянно помнить.

Попутно следует, видимо, восстановить в памяти достаточно привлекательный вариант, связанный с попыткой в определенных отраслевых рамках провести границу между федеральными и региональными полномочиями по предметам совместного ведения. В качестве примера можно привести ВК, в структуре которого имеются разделы, определяющие компетенцию федеральных органов и отдельно — компетенцию органов субъектов РФ, включая установление административной ответственности. Почему бы такого рода вариант разграничения предметов ведения Федерации и ее субъектов не использовать в интересах решения проблем, возникающих в настоящее время при трактовке ст.72 Конституции РФ?

Следует обратить внимание на то, что Президент РФ в своем вето на проект КоАП РФ со ссылкой на ч.3 ст.55 Конституции РФ высказал соображение, в соответствии с которым административная ответственность может быть установлена законами субъектов РФ только в отношении юридических лиц. В тексте КоАП РФ подобное ограничение регионального законодательства отсутствует, что соответствует сложившейся законодательной практике.

Разумеется, невозможно найти сколь-нибудь весомые основания для лишения субъектов РФ полномочий по установлению административной ответственности в отношении физических лиц. В законах, устанавливающих административную ответственность, находит одно из своих проявлений регулирование общественных отношений в сферах, максимально приближенных к нуждам и потребностям населения (например, охрана общественного порядка, жилищно-коммунальное хозяйство, экология, городской транспорт, борьба со стихийными бедствиями, торговля и общественное питание и т.п.), а потому и нуждающихся в правоохране в том числе и административно-правовыми мерами. И практика подтверждает, что субъектами РФ принимается немало законодательных актов, устанавливающих административную ответственность как физических, так и юридических лиц именно в названных сферах общественных отношений. Много подобного рода законов принято, например, в г.Москве. В основном они затрагивают такие сферы, как использование, сохранность и эксплуатация жилищного фонда; деятельность предприятий потребительского рынка и услуг; благоустройство города; привлечение и использование иностранной рабочей силы; пользование метрополитеном; изготовление, распространение и демонстрация нацистской символики на территории города; рынок ценных бумаг; охрана, использование и реставрация памятников истории и культуры; содержание домашних животных и т.п.

В то же время субъекты РФ нередко принимают законы, направленные на регулирование административных по своему характеру отношений по всем вопросам, не отнесенным к ведению Федерации, либо устанавливают перечни вопросов, по которым осуществляют собственное законодательное регулирование, включая и сферу установления административной ответственности, но без необходимых ссылок на соотношение регионального законодательства с федеральным. В некоторых конституциях и уставах субъектов РФ административная ответственность устанавливается не законами, а нормативными правовыми актами органов исполнительной власти и т.п.

Таким образом, ч.1 ст.1 КоАП РФ нуждается в дополнительном и детальном осмыслении в силу своей излишней лаконичности.

Тем не менее можно констатировать наличие ряда привлекающих внимание позиций:

по предметам совместного ведения издаются федеральные законы, реализующие полномочия федеральных органов государственной власти по установлению административной ответственности;

федеральными законами устанавливаются правила по вопросам, отнесенным ст.72 Конституции РФ к ее ведению и охраняемым мерами административной ответственности;

федеральное законодательство пока еще не предложило (кроме общих принципов) в достаточной мере четкого решения проблемы предметного разграничения полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ в области законодательства об административной ответственности;

органы государственной власти субъектов РФ в этих условиях устанавливают своими законами административную ответственность в пределах совместного ведения, если административная ответственность по данному предмету не установлена федеральным законодательством;

в иных случаях установление административной ответственности законами субъектов РФ по предметам совместного ведения возможно лишь в соответствии с федеральными законами, т.е. при условии, что они не вступают в противоречие с федеральными законами (например, при отсутствии вторжения в сферы, подлежащие регулированию исключительно федеральными законами);

за пределами ведения Российской Федерации и совместного ведения административная ответственность устанавливается законодательством субъектов РФ.

Однако все эти позиции, достаточно юридически взвешенные, реализуются далеко не однозначно. Прежде всего это относится к практике установления административной ответственности на уровне субъектов РФ.

8. Настоящий Кодекс, равно как и все российское законодательство, основывается на Конституции РФ (ст.15). Существенное значение для установления административной ответственности имеют нормы международного права и международные договоры, связанные с проблематикой законодательства об административных правонарушениях и официально признанные Российской Федерацией.

В соответствии с нормами Конституции правила международных договоров имеют приоритет. В этой связи следует назвать Всеобщую декларацию прав человека (1948 г.), Конвенцию о территориальном море и прилегающей зоне (1958 г.), Венскую конвенцию о консульских сношениях (1963 г.), в соответствии с которой на иностранных граждан, пользующихся иммунитетом от административной юрисдикции РФ, нормы КоАП РФ не распространяются; возникающие при этом вопросы решаются на основе соответствующих международно-правовых норм. На подобной основе (консульские конвенции) строится соотношение отечественных норм об административной юрисдикции с аналогичными нормами государств — участников СНГ.

Следует учесть, что Россия ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. В связи с этим 20 марта 2001 г. был принят Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод». Внесенные им изменения и дополнения в КоАП РФ были учтены в новом Кодексе. Эти изменения по своей сути означали приоритетное значение для законодательства РФ норм международно-правового характера, в значительной степени усиливающих юридические гарантии процессуальных прав некоторых участников производства по делам об административных правонарушениях (потерпевшего, защитника и представителя), а также более четко определяющих порядок обжалования постановлений об административных правонарушениях.