Приговор суда по ст 162 ук рф

admin

Приговор суда по ст 162 ук рф

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

**.**. 2009 г. С. Баяндай

Баяндаевский районный суд Иркутской области в составе:
судьи Пузыревой Л.П.,
при секретаре А.,
с участием государственного обвинителя – заместителя прокурора Бутуханова А.В., защитников Педранова О.И., представившего удостоверение № ****, ордер № ***, Борголова П.М., представившего удостоверение № ****, ордер № ***,
подсудимых В., К., потерпевшего А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении
В. **.**. 1988 года рождения, уроженца с. К А**го района Иркутской области, проживающего в с. П, ул. Н *, зарегистрированного в с. П. д. *, гражданина РФ, образование неполное среднее, холостого, не работающего, военнообязанного, не судимого,
В совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 УК РФ,
К. 26 июля 1982 года рождения, уроженца с. П., Баяндаевского района Иркутской области, проживающего в с. П, Баяндаевского района Иркутской области, ул. Н*, 2*, гражданина РФ, образование среднее, холостого, не работающего, не учащегося, военнообязанного, не судимого,
В совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 УК РФ,
Установил:
Подсудимые В и К. совершили разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение при следующих обстоятельствах:
В. находясь в с. Баяндай Иркутской области по ул. К-я 1*, в ночь с ** на ** ** 2009г. в точно не установленное следствием время вступил в предварительный преступный сговор с ранее знакомым К. о совершении корыстного преступления, то есть кражи товарных ценностей, находящихся в помещении кафе «Т**» по ул. Некунде 1** с. Баяндай Иркутской области. действуя согласованно в группе и по предварительному сговору, В. и К. взяли по указанному адресу не установленные следствием плоскогубцы и отвертку, которые они желали использовать как орудия взлома при совершении преступления. Для осуществления запланированного преступления, В. и К. около 04.30часов 09.02.2009г. пришли на ул. Некунде 1** с. Баяндай Иркутской области, где располагается кафе «Т**» Баяндаевского Сельпо. В. и К., действуя согласованно, в группе и по предварительному сговору, приставили к стене указанного здания лестницу, находившуюся возле соседнего здания по ул. Некунде 1**, затем К. при помощи имевшихся при них не установленных следствием отвертки и плоскогубцев взломал окно данного кафе. Продолжая свои преступные действия, действуя согласованно, группой лиц по предварительному сговору, В. и К. незаконно проникли в помещение данного кафе, где при помощи имевшихся при них плоскогубцев и отвертки, которые они использовали как орудия взлома, взломали двери буфета, куда проникли незаконно и похитили товарные ценности, при этом действия и корыстный умысел В. и К. были направлены на тайное хищение чужого имущества, однако в силу внезапно изменившейся обстановки, по независящим от В. и К. обстоятельствам, они были застигнуты сторожем А. на месте преступления в помещении данного кафе. Продолжая действовать согласованно, в группе и по предварительному сговору В. нанес А. удар кулаком по лицу, причинив тем самым физическую боль, а К. в тоже время, желая оставить А. в бессознательном состоянии, при этом осознавая, что своими действиями он подвергает опасности здоровье потерпевшего, осознавая это и желая наступления таких последствий, чтобы беспрепятственно закончить преступление и скрыться, нанес А. два удара кулаком в область шеи сзади от чего потерпевший упал на пол, причинив тем самым А. физическую боль. Встретив сопротивление со стороны А. на его законные действия, В. и К., действуя согласованно, группой лиц по предварительному сговору, стали наносить А. множественные удары ногами по различным частям тела, при этом у В. и К. ноги были обуты в армейские сапоги типа «Берцы», от чего причиняемая А. физическая боль от ударов ногами причиняла физические страдания для потерпевшего. Затем В. и К., действуя также согласованно, в группе и по предварительному сговору, насильно, скрутив руки А. за спиной и склонив головой вниз, причиняя тем самым физическую боль, завели его в помещение для сторожей, расположенное в здании указанного кафе, где усадили потерпевшего на кровать. Встретив со стороны А.сопротивление и желая подавить его, К. взял со стола помещения для сторожей кухонный нож, используя его в качестве оружия, приставил данный нож в область задней части шеи А., при этом высказывая угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья, стали требовать от А. ключи от помещений кафе и наличные денежные средства. Подавив волю и сопротивление А. который в свою очередь реально осознавал опасность для своей жизни или здоровья от действий нападавших, получив от А. на свои требования ответ, что ключей и наличных денег нет, В. и К. связали А. за спиной руки, а также ноги, при этом, чтобы потерпевший не рассмотрел их лица, натянули А. на голову мешок. Затем В. и К. продолжили похищать товарные ценности из помещения буфета, при этом попеременно наблюдали за А., не давая ему возможности помещать осуществлению своего преступного корыстного умысла.

Допрошенный судом подсудимый В. вину признали полностью и суду показал, что 09.02.2009 года с К. пили спиртное, в состоянии алкогольного опьянения предложил совершить кражу из кафе «Т**». Взяли из дома плоскогубцы, отвертку, о том, что кафе охраняется, не знали. Там же взяли лестницу, приставили к окну, При помощи отвертки и плоскогубцев он взломал раму окна и первым проник внутрь здания. За ним следом проник К. В это время услышали шаги. К. спрятался, а он, т.е. В., спрятаться не успел, сторож включил свет, он попытался убежать, однако сторож его схватит за руку. Тогда он его ударил. Свалил на пол и стал бить, К. тоже вышел и стал наносить удары. Потом увели сторожа в сторожку, спросили где деньги и ключи от буфета, он сказал, что нет, связали ему руки и ноги, одели на голову мешок. Взломали дверь в буфет и похитили водку, чипсы, сигареты, шоколад. Количество похищенного, указанное в обвинительном заключении, признает полностью. Ущерб возместили. Ножа у К. не было, были «ногтегрыстки», которые он носит обычно в кармане, на предварительном следствии оговорил К., на самом деле ножа не видел.
По ходатайству прокурора были оглашены показания подсудимого В., данные на предварительном следствии в качестве обвиняемого, из которых следует, что около 04.30 часов 09.02.2009г. он вместе с К. пришли к зданию кафе «Т**». Сговор на совершение преступления между ним и К. возник ранее, примерно за 2 или 3 часа. Они хотели проникнуть в кафе и похитить товарные ценности. Они взяли с собой отвертку и плоскогубцы, при помощи которых хотели взламывать окна или двери. Преступление предложил совершить К. сам, они не знали, что внутри здания есть охрана. Придя к кафе, около соседнего здания они взяли лестницу, которую приставили к окну с фасадной стороны справа. При помощи отвертки и плоскогубцев он взломал раму окна и первым проник внутрь здания. За ним следом проник К. Отверткой он выкрутил 1 шуруп в пробое замка двери буфета. В это время они услышали шаги. Он понял, что в помещении кто-то есть, и они с К. спрятались. Он спрятался в моечной комнате в углу за столом, где его обнаружил сторож А. Когда А. включил свет, он сразу напал на него, ударил кулаком по лицу, они стали бороться. В это время подбежал К. и стал наносить удары. Они уронили А. на пол, он нанес три удара ногами по телу А.. Ноги были обуты в армейские сапоги типа «Берцы». Затем они скрутили руки сторожа ему за спину, и повели его в комнату для сторожей, при этом старались держать А. головой вниз, чтобы он не мог разглядеть их лица. Они усадили А. на кровать, К. взял шнур от антенны телевизора. А. стал сопротивляться. Тогда К. где-то в этом же помещении взял кухонный нож небольшого размера и приставил этот нож к шее А. со стороны затылка. К. при этом стал угрожать причинением смерти, если тот будет сопротивляться. А. послушался и дал себя связать. Руки связали за спиной, ноги так же связали, после чего К. натянул на голову А. мешок, и они положили его лицом вниз на кровати. Затем он пошел в буфет, чтобы похитить товарные ценности. Он не стал выкручивать шурупы на пробое двери, а просто выбил ногой двери буфета. Пройдя в буфет, он стал похищать приглянувшиеся товары. Он взял 6 бутылок пива емкостью 2,25литра, 6 бутылок водки, 1 блок сигарет и три пачки марки «Винстон», чипсы, шоколадные, батончики и еще какие-то мелкие товары. Названий похищенного не помнит. Похищенное складывал в коробку. Затем принес коробку с похищенным к задней двери. К. увидев это, сказал что он мало взял, и сам пошел в буфет, а он, т.е. В., остался охранять А. К. похитил какие-то мелкие товары, также принес и положил похищенное в коробку. Затем они открыли заднюю дверь, через которую вышел К. с похищенным имуществом, а он, закрыв дверь, вылез через окно, через которое они проникли внутрь, при этом раму вставил обратно. Похищенное они понесли в с. П, спрятали дома, впоследствии употребили вместе, угощали родственников и знакомых. (л.д.172-173)
Допрошенный в качестве подозреваемого В., дал аналогичные показания, показаниям пояснил, что 08.02.2009г. он совместно с двоюродным братом К. приехали к своей родственнице М. помочь по хозяйству. Вечером того же дня они с К. стали распивать спиртные напитки. В ночное время 09.02.2009г., примерно в 02 или 03часа они с К. договорились совершить кражу из кафе «Т**». Инициатором был он сам. К. поддержал его предложение. Они взяли дома у М. отвертку и плоскогубцы, при помощи которых собирались взламывать двери либо окна и пошли к кафе. Свет в помещении не горел, они считали, что охраны нет. Увидев не зарешеченное окно с фасадной стороны справа, они решили взломать данное окно. Взяв лестницу, которая находилась возле соседнего здания, они приставили ее к окну. Он, при помощи отвертки и плоскогубцев, взломал раму. Затем он проник внутрь здания, следом за ним К. Они стали осматриваться в помещении кафе. При помощи той же отвертки он выкрутил шуруп из пробоя замка двери буфета и в это время они увидели, как в коридоре зажегся свет. Они поняли, что в здании кто-то есть. Он и К. стали прятаться. Он спрятался в моечной в углу за столом. Сторож, как позже узнал его фамилию А., зашел в моечную и включил свет. В этот момент, желая скрыться с места преступления, он напал на А., ударил его кулаком по лицу. Между ним и А. завязалась борьба. В это время К. подбежал к ним и несколько раз ударил А. по телу руками. Они уронили сторожа на пол, он нанес ему 3 удара ногами по телу. Потом они скрутили А. за спиной руки и склонив его голову к полу, чтобы тот не смог рассмотреть их лица, повели в комнату для сторожей. Там они посадили А. на кровать. К. стал связывать А. руки, но тот стал сопротивляться. Тогда К. откуда-то достал нож и приставил его к шее со стороны затылка А. и сказал не сопротивляться, в противном случае он, т.е. К. причинит А. ранения. А. перестал сопротивляться. Тогда К. шнуром от антенны связал А. за спиной руки, также связал ноги и натянул на голову мешок. В таком виде они положили А. на кровать лицом вниз. К. остался караулить А., а он пошел к буфету, где ногами выбил дверь и проник внутрь. Там он стал собирать в коробку товары: 6 бутылок пива 2,25литра, 6 бутылок водки, 1 блок и 3 пачки сигарет «Винстон», чипсы, шоколад и другие мелкие товары. Похищенное он поднес к задней двери здания. К. в свою очередь, увидев похищенное, сказал, что похищено мало и сам пошел в буфет, а он остался около А. К. взял какие-то мелкие товары, все сложили в коробку. Затем они открыли заднюю дверь, через которую К. вынес похищенное, а он вылез через окно, через которое они проникли, при этом вставил раму на место. Затем они пешком пошли в с. П, где у него дома спрятали похищенное. В течение последующих дней они употребили спиртные напитки, угощали родственников и знакомых, которым сказали, что деньги они заработали. О том, что преступление предложил совершить К., он сказал не правду, поскольку испугался ответственности.(л.д. 79-81 )
Допрошенный судом подсудимый К. вину признал полностью. В судебном заседании дал показания аналогичные показаниям В., пояснив, нож он взял в сторожке на столе, чтобы отрезать кабель, чтобы связать сторожа. Возможно и ставил нож к шеи сторожа, не помнит, так как был пьяный. В содеянном раскаивается. Ущерб возместили.
По ходатайству прокурора были оглашены показания подсудимого К., данные на предварительном следствии. К., допрошенный в качестве обвиняемого показывал, вину в предъявленном обвинении признает полностью. В ночь на 09.02.2009г. около 04.30часов, он с В., предварительно договорились проникнуть в помещение кафе «Т**» по ул. Некунде 1**, о том, что там есть сторож, не знали. Там они похитили розничный товар. С объемом похищенного согласен. Также уточняет, что требований А. передать ключи от помещений и деньги лично не выдвигал, говорил ли это В., не слышал. Нож собою не приносил, взял в помещении для сторожей, где именно, не помнит. Нож приставил к шее А. сзади. Высказывал угрозы применением ножа, но не собирался причинять ему ранения, только хотел напугать. Точно не помнит, шнуром от антенны или ремнем связывал руки А. В совершенном преступлении раскаивается, сожалеет о случившемся. Материальный ущерб в части похищенного они с В. возместили.(л.д.157-158)
Допрошенный в качестве подозреваемого К., показывал, что 08.02.2009г. он совместно с двоюродным братом В. по просьбе родственницы М. приехали в с. Баяндай, чтобы помочь М расколоть дрова. Выполнив работу, М дала им денег на пиво. Они купили спиртное, распили его. Затем они купили еще спиртного. Примерно в 21час они решили погулять по селу, познакомились с парнем, у которого было спиртное, распили его. Домой к М вернулись поздно ночью, сели играть в настольные игры. Затем пошли еще раз погулять по селу, в надежде встретить кого-нибудь, у кого есть спиртные напитки. Они находились в районе кафе «Т**», когда В. предложил совершить кражу из кафе, похитить из кассы деньги. Он сразу согласился с В. Они пошли обратно домой к М, взяли там отвертку и плоскогубцы. Когда пришли к кафе, стали осматривать фасадную и тыльную часть здания, смотрели место для проникновения. В обратил внимание на небольшое не зарешеченное окно. Они решили взломать это окно. Около соседнего здания они взяли деревянную лестницу, приставили ее к окну. В. залез к окну и при помощи отвертки и плоскогубцев взломал раму. Через окно В проник внутрь здания, он проник следом за ним. Ранее он неоднократно заходил в буфет кафе «Т**» и знал примерное расположение. В подошел к двери буфета и стал взламывать пробой. В это время в коридоре загорелся свет. Он сказал В. чтобы тот прятался. Он сам спрятался за дверью кухни, сторож его не заметил В. побежал по коридору в моечную комнату. Сторож, как позже узнал его фамилию А., увидел В. и они стали бороться. В этот момент он подбежал и ударил потерпевшего два или три раза кулаком в область шеи, чтобы А. потерял сознание. Ногами он его не бил. Когда повели А. в комнату для сторожей, он взял нож в кухне и стал угрожать этим ножом, чтобы А. не сопротивлялся. Нож приставил к шее А.а сзади. Заведя сторожа в его комнату, он и стали связывать ему руки за спиной шнуром от антенны. Также связали ему ноги, а на голову натянули мешок, чтобы А. не видел их лица. Затем В. выбил двери буфета и похитил оттуда водку 6 бутылок, пиво 6 бутылок, сигареты, сладости. Он в это время охранял сторожа. Затем они с В. поменялись ролями, то есть он пошел в буфет и стал похищать товары, а В. охранял сторожа. Он похитил сладости, чипсы, и еще какие-то мелкие товары. Все похищенное он вынес в коробке через заднюю дверь. Они с В. унесли все домой к В. в с. П. там же и употребили. (л.д. 106-110; 131-133)
Свои показания подсудимый В. подтвердил на очной ставки с К. (л.д.144-146)
Допросив подсудимых, потерпевших, свидетелей, исследовав материалы уголовного дела, суд считает виновными В. и К. в изложенном выше преступлении.
Допрошенный судом потерпевший А.. суду показал, что работает сторожем в кафе «Т***». Ночью 09.02.09 года был на дежурстве. Услышав шум в помещение. Пошел по коридору, около моечной увидел тень человека, включил свет. На него набросился В., ранее с ним знаком не был. В. ударил его, он схватил последнего за ворот и стал удерживать. Стал спрашивать, кто такой и что делает в кафе. Между ними завязалась борьба. В это время к ним подбежал второй, как позже узнал К.. Они уронили его на пол, стали бить ногами в верхнюю часть тела. Он реально испугался за свою жизнь, так как понимал, что на помощь ему никто не придет, нападавшие были настроены серьезно. Они скрутили ему за спиной руки, наклонили головой к полу и повели в его комнату. Лицо В. он успел рассмотреть, а лицо К. он не видел. Позже, когда его вызвали на допрос в милицию, он увидел в коридоре В. и сразу узнал его, о чем сообщил сотрудникам. В комнате для сторожей его посадили на кровать, затем стали связывать руки. Он стал сопротивляться. Тогда К. приставил к его шее со стороны затылка острый предмет, как он в тот момент по прикосновению металла и острию понял, нож. При этом К.сказал: «Не дергайся, а то зарежу!». Сам он ножа не видел, только предположил, что мог быть нож. Он понял, что его жизни угрожает опасность, поэтому перестал сопротивляться. Они стали требовать от него ключи от помещений и наличные деньги. Он сказал, что наличные деньги не оставляют, ключей у него нет. Затем К. ремнем от спального мешка связал ему за спиной руки, шнуром от антенны связал ноги. На голову они натянули ему чехол от спального мешка. В таком виде они положили его на кровать лицом вниз. Один из нападавших остался рядом с ним, а другой вышел. Затем послышался шум ударов и звуки ломающейся двери. В общем К. и В. находились в помещении около 30 минут, при этом они ходили по помещению, что-то искали, при этом постоянно кто-то из них находился рядом с ним. Как они уходили, он не видел. Когда он освободился, обнаружил, что дверь буфета взломана, беспорядок в буфете. О случившемся сразу сообщил руководству. Лечение проходил в стационаре ЦРБ.
Согласно протокола очной ставки между потерпевшим А. и подозреваемым В., А. давал аналогичные показания. В., заслушав показания А., пояснил, что полностью согласен с показаниями А., однако он не высказывал требований передать ключи и деньги. Чем именно связывали руки А., он не видел. Он нанес А. 3 или 4 удара ногами по телу. (л.д. 149-151)
Согласно протокола очной ставки между потерпевшим А. и К. потерпевший А. также подтвердил свои показания.
Подсудимый К. и потерпевший А. также подтвердили свои показания на очной ставке. (л.д. 141-143)
Допрошенный в судебном заседании свидетель ВГ. , отец подсудимого В. отказался от показаний в соответствии со ст. 51 Конституцией РФ.
По ходатайству прокурора были оглашены показания свидетеля ВГ., данные на предварительном следствии, из которых следует, что протокол допроса свидетеля ВГ., который пояснил, что его сын В. в начале февраля 2009 года ездил в с. Баяндай к родственнице М по ее просьбе помочь расколоть дрова. Вернулся он на другой день, был в состоянии алкогольного опьянения. На тот момент дома в гостях находился Т, КА с мужем Б. Они все распивали пиво. В присоединился к ним, тоже стал распивать спиртное. Когда пиво закончилось, В. сказал, что сходит в магазин и ушел. Вернулся он примерно через 20минут, принес собою 1 бутылку водки емкостью 0,5литра и 1 бутылку пива, емкость 1,5литра. Распив спиртное гости разошлись по домам. Позже от сотрудников милиции ему стало известно, что сын подозревается в хищении товара из кафе «Т**». Из беседы с сыном, ему стало известно, что действительно сын совершил преступление, мотивы которого объяснить не смог. Спиртное, которое распивали гости в день приезда сына из с. Баяндай, на самом деле сын не покупал, оно было похищено из кафе «Т**» и спрятано в сеновале его дома.(л.д. 79-81)
Все показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии суд признает допустимыми доказательствами, полученными с соблюдением норм УПК РФ в присутствии защитников.
По ходатайству прокурора с согласия участников процесса, были оглашены показания представителя потерпевшей С., свидетеля Ш., данные ими на предварительном следствии.
Из показаний свидетеля С. следует, что сторож А. ранним утром 09.02.2009г. сообщил ей о том, что в помещение кафе «Т**», где она является заведующей, проникли неизвестные, напали на него, связали и похитили розничный товар на сумму 1 587рублей. Кроме того причинен ущерб в сумме 2 000рублей в части взломанной двери буфета. (л.д. 45-46)
Свидетель Ш. показывал, что является дознавателем ОВД по Баяндаевскому району. 09.02.2009г. он в составе следственно-оперативной группы выехал на осмотр места происшествия в кафе «Т**» ул. Некунде 12*. В ходе осмотра было изъято следующее: навесной замок, петля с пробоем и 2-мя саморезами, провод от телевизионной антенны, ремень черного цвета, мешок синего цвета, 4 кухонных ножа, 3 отрезка ленты скотч с отпечатками пальцев рук, деревянная лестница (л.д. 29-30)
Согласно протокола выемки у свидетеля Ш. навесного замка, петли с пробоем и 2-мя саморезами, провода от телевизионной антенны, ремня черного цвета, мешка синего цвета, 4-х кухонных ножей, 3-х отрезков ленты скотч с отпечатками пальцев рук, деревянной лестницы. Изъятые вещественные доказательства осмотрены и приобщено в качестве вещественных доказательств к уголовному делу.(л.д. 31)
Согласно протокола осмотра места происшествия, проведенного в помещении кафе «Т**» по ул. Некунде 12*, где описано место проникновения — окно с фасадной части здания с правой стороны, описан взлом двери буфета, беспорядок. Под окном обнаружена деревянная лестница. Производилась фотосъемка. (л.д.8-11,45-46)
Согласно заключения трасологической судебной экспертизы № 176 от 26.02.2009г., на замке изъятом при осмотре места происшествия и представленном на исследование, следов воздействия посторонних предметов не имеется. Механические повреждения на представленной петле- пробое, являются результатом механического воздействия твердым металлическим предметом с приложением вектора силы перпендикулярно плоскости опоры. (л.д.197-199)
Согласно протокола проверки показаний подозреваемого В., К., последние показали и рассказали где и при каких обстоятельствах совершили с К. хищение чужого имущества. Показания аналогичные, показаниям данным на предварительном следствии.. (л.д. 144-145,163-164)
Согласно заключения судебно-медицинской экспертизе № 405 от 26 мая 2009г., повреждения у гр. А.. носили характер кровоподтека левого глаза, ссадин верхней и нижней губы. Эти повреждения причинены тупым твердым предметом, чем мог быть кулак и т.п. Указанные повреждения не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, как вред здоровья не расценивается и могли быть причинены 9.02.09 г.( л.д. 232-233)
Заключение экспертизы дано квалифицированным специалистом, правильность выводов сомнения не вызывает. Подсудимыми В. и К., потерпевшим А. не оспаривалось.
Таким образом, проанализировав все доказательства, суд приходит к выводу, что показания подсудимых, данные на предварительном следствии правдивые, поскольку они согласуются с показаниями потерпевшего А., другими, исследованными доказательствами и могут быть положены в основу приговора. Изменение показаний в части применения ножа в качестве оружия, суд считает даны подсудимыми с целью уйти от ответственности за совершение особо тяжкого преступления и с целью защиты.
Давая правовую оценку содеянного суд считает, действия подсудимых следует квалифицировать по ст. 162 ч. 3 УК РФ, поскольку установлено, что они совершили разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение.
Факт применения предмета, используемого в качестве оружия – кухонного ножа, угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, подтверждается показаниями самих подсудимых, которые неоднократно допрошенные на предварительном следствии показывали, что с целью подавить сопротивление К. взял кухонный на столе в сторожке, им же отрезал кабель от телевизора, завязали руки сторожу, нож поставил к затылку с целью напугать сторожа, угрожал убийством. Потом они связали руки, ноги, одели мешок на голову А. и по очереди караулив сторожа, совершили кражу материальных ценностей из буфета. Показания подсудимых согласуются с показаниями потерпевшего А. Согласованность в действиях подсудимых свидетельствует о их предварительном сговоре.
Адвокат Борголов просил действия В. переквалифицировать на ст. 161 ч. 2 УК РФ, мотивируя тем, что потерпевшему не причинены телесные повреждения, данные обстоятельства подтверждаются заключением судебной экспертизы.
Кроме того, полагает, что в действиях К., в части использования ножа, был эксцесс исполнителя
Суд считает доводы защиты о переквалификации действий подсудимого В. на ст. 161 ч. 2 УК РФ, не состоятельны.
Объективная сторона разбоя выражается в открытом или тайном нападении на потерпевшего, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, рассматривается как причинение здоровью потерпевшего тяжкого вреда, или вреда средней тяжести, или легкого вреда, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.
Таковыми признается насилие, которое причинило потерпевшему легкий вред без расстройства здоровья либо вообще не причинило вреда, однако в момент причинения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.
Из показаний потерпевшего следует, что он чувствовал острый предмет на шеи, понимал, что это нож, очень испугался за свою жизнь. И угрозы убийством со стороны подсудимых воспринимал реально. При описании ножа подсудимым, данным на предварительном следствии, потерпевший А. пояснил, что именно такой нож у него лежал на столе в сторожке. Данное обстоятельство также подтверждает, что показания подсудимых, данные на предварительном следствии о применении ножа при совершении инкриминируемого преступления, соответствуют действительности.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность подсудимых. Оба ранее не судимые, вину признали полностью, раскаялись в совершенном преступлении, ущерб возвестили до суда в полном объеме, характеризуются с места жительства удовлетворительно, в употреблении наркотических средств замечены не были, в быту спокойные, не конфликтные, от соседей жалоб не поступало. Данные обстоятельства суд признает обстоятельствами смягчающими вину. Отягчающих обстоятельствах суд не усматривает.
В соответствии со ст. 43 УК РФ наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Применяется наказание в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.
Суд признает совокупность смягчающих обстоятельств исключительными обстоятельствами, руководствуясь принципом справедливости, считает возможным назначить наказание, применив ст. 64 УК РФ, т.е. ниже низшего предела, установленного санкцией статьи, условно, применив правила назначения наказания ст. 73 УК РФ без наложения штрафа, учитывая, что подсудимые К. и В. не имеют постоянного места работы.
Гражданский иск не заявлен.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 307-309 УПК РФ, суд

Признать виновным В., К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 УК РФ и назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ,
В. – 4 года лишения свободы без штрафа,
К. – 4 года лишения свободы без штрафа,
На основании ст. 73 УК РФ, назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года каждому. Обязать К., В., не менять постоянного места жительства без уведомления государственного органа, ведающего исполнением наказания.
Меру пресечения К., В.- подписку о невыезде, отменить по вступлению приговора в законную силу.
Приговор может быть обжалован в течение 10 дней в Иркутский областной суд со дня провозглашения.

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

Вынесен обвинительный приговор по уголовному делу о нападениях на кассиров столичных пунктов обмены валюты

Прокуратура города (г. Москва) . 10 января 2013, 17:02

Московский городской суд на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей вынес приговор по уголовному делу в отношении 44-летней жительницы г. Лобня Московской области Светланы Козловой, 40-летней жительницы Владимирской области Светланы Есауленко и ее 22-летнего сына Станислава Есауленко, 28-летнего жителя г. Серпухова Московской области Дениса Ижицкого и 45-летнего гражданина Украины Константина Пака.

В зависимости от роли и степени участия в совершении преступлений они осуждены по пп. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц, совершенное организованной группой, сопряженное с разбоем), пп. «а, б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный организованной группой, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего), п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (похищение человека, совершенное организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении двух и более лиц, из корыстных побуждений), ч. 1 ст. 30 — пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (приготовление к убийству двух и более лиц, сопряженное с разбоем), ч. 1 ст. 30 — пп. «б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (приготовление к разбою, в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего) ч. 1 ст. 30 — пп. «в, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (приготовление к похищению человека, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении двух и более лиц, из корыстных побуждений).

В суде установлено, что в августе 2008 г. Козлова, ранее работавшая кассиром столичных обменных пунктов и знакомая со спецификой банковской деятельности, взяла себе в сообщники судимую за организацию занятия проституцией жительницу г. Балашихи Ольгу Лян и ее мужа – бывшего сотрудника следственного изолятора г. Серпухова Яна Гончарова. Позднее к ним присоединились мать и сын Есауленко, Пак и Ижицкий.

Участники группы похищали сотрудников известных Козловой обменных пунктов и вывозили за пределы Московского региона. С использованием инъекций психотропных препаратов у них насильно добывали информацию о порядке доступа к денежным средствам, после чего проникали в пункты обмена валюты и похищали деньги, а потерпевших убивали. С убитых женщин снимали ювелирные украшения, которые Козлова продавала через знакомых ювелиров.

С сентября 2008 г. по май 2010 г. жертвами преступников стали 5 человек. Их тела были обнаружены во Владимирской и Ярославской областях.

Деятельность преступной группы была пресечена в мае 2010 г., когда они намеревались совершить очередное нападение на сотрудника коммерческого банка, работавшего в пункте обмена валюты в Столешниковом переулке. Будучи задержанными, Лян и Гончаров сообщили следственным органам все обстоятельства содеянного и изобличили соучастников. В настоящее время они осуждены Московским городским судом в особом порядке судопроизводства и отбывают наказание в виде 15 и 19,5 лет лишения свободы соответственно.

С учетом позиции государственных обвинителей прокуратуры г. Москвы суд приговорил Козлову к 23 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с последующим ограничением свободы на 2 года, со штрафом в 2 млн. руб. Светлана и Станислав Есауленко осуждены на 16 и 21 год лишения свободы, соответственно, с отбыванием наказания в исправительных колониях общего и строгого режимов, со штрафом каждому в 400 тыс. руб. Ижицкий и Пак приговорены к 14 и 11 годам лишения свободы, соответственно, с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Суд также удовлетворил гражданские иски потерпевших о возмещении материального ущерба и морального вреда на общую сумму в 11,5 млн. руб.

Приговор суда по ст 162 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья *** Дело № 22-115/2016

г.Ульяновск 10 февраля 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе председательствующего судьи Малышева Д.В.,

судей Панкрушиной Е.Г., Орловой Е.А.,

с участием прокурора отдела прокуратуры Ульяновской области Кечаевой Ю.А.,

осужденных Юмангулова М.Р., Кошелева А.В.,

защиты в лице адвокатов Лоскутовой Н.В., Павлова В.В.,

при секретаре судебного заседания Застыловой С.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам защитника осужденного Кошелева А.В. – адвоката Гражевича А.В., осужденных Юмангулова М.Р., Кошелева А.В. на приговор Ульяновского районного суда Ульяновской области 01 декабря 2015 года, которым

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком 5 лет 8 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком 6 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в виде содержания под стражей Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок отбытия наказания Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. постановлено исчислять с 01 декабря 2015 года. В срок отбытия наказания Юмангулову М.Р. зачтен срок содержания его под стражей в ходе предварительного и судебного следствия с 06 августа 2015 года по 30 ноября 2015 года. В срок отбытия наказания Кошелеву А.В. зачтен срок содержания его под стражей в ходе предварительного и судебного следствия с 07 августа 2015 года по 30 ноября 2015 года

Приговором постановлено взыскать с Юмангулова М.Р. в доход Федерального бюджета РФ в возмещение процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката в ходе предварительного расследования *** рублей 00 копеек.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах.

Апелляционное представление государственного обвинителя — заместителя прокурора Ульяновского района Ульяновской области Биктимирова Т.Т. отозвано в соответствии с частью 3 статьи 389 8 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Панкрушиной Е.Г., выступления осужденных Юмангулова М.Р., Кошелева А.В., адвокатов Лоскутовой Н.В., Павлова В.В., прокурора Кечаевой Ю.А., судебная коллегия

Приговором суда Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В. признаны виновными в совершении разбоя, то есть в совершении нападения в целях хищения чужого имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление было совершено Юмангуловым М.Р. и Кошелевым А.В. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе в интересах осужденного Кошелева А.В. адвокат Гражевич А.В., не соглашаясь с приговором суда, находит изложенные в нем выводы несоответствующими фактическим обстоятельствам дела, а назначенное Кошелеву А.В. наказание несправедливым вследствие его чрезвычайной суровости. Давая собственную оценку исследованным в судебном заседании доказательствам, утверждает, что в судебном заседании не нашла своего подтверждения причастность Кошелева А.В. к совершению нападения на К*** Е.Н. с целью хищения имущества последнего. Кошелев А.В., как следует из его собственных показаний, из исследованных судом показаний Юмангулова М.Р., свидетеля И*** А.В., в сговор на хищение имущества К*** Е.Н. с Юмангуловым М.Р. не вступал, к автомобилю, где находился потерпевший, подошел позднее Юмангулова М.Р., сам он каких-либо требований К*** Е.Н. о передаче им с Юмангуловым М.Р. денежных средств не предъявлял. Он действительно нанес удар кувалдой по стеклу в двери автомобиля потерпевшего, однако, сделал это из хулиганских побуждений, полагая, что между Юмангуловым М.Р. и К*** Е.Н. имеет место конфликтная ситуация. Автор апелляционной жалобы, считает, что положенные в основу обвинительного приговора в части осуждения Кошелева А.В. за совершение разбойного нападения, показания потерпевшего К*** Е.Н. и свидетеля А*** Э.Т. недостоверны, поскольку указанные лица находились в тот момент в состоянии испуга, в связи с чем, заблуждаются как относительно факта присутствия Кошелева А.В. в автомобиле в момент высказывания Юмангуловым М.Р. требований о передаче денег, так и относительно того, что Кошелев А.В. непосредственно предъявлял соответствующие требования потерпевшему. Кроме того, по мнению защитника, суд, формально перечислив в приговоре смягчающие наказание Кошелева А.В. обстоятельства, такие как явка с повинной, частичное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению соучастника преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба, принесение извинений потерпевшему, ***, а также состояние здоровья самого Кошелева А.В. и его близких родственников, не в полной мере учел их при решении вопроса о назначении последнему наказания. Кроме того, суд оставил без внимания то обстоятельство, что Кошелев А.В. пострадал при пожаре в ФКУ «Следственный изолятор ***» УФСИН России ***. Просит постановленный приговор изменить, переквалифицировать действия Кошелева А.В. с ч.2 ст.162 УК РФ на ч.1 ст.213 УК РФ, смягчив назначенное наказание до двух лет лишения свободы.

В апелляционной жалобе осужденный Кошелев А.В. также выражает несогласие с приговором суда. По обстоятельствам дела приводит доводы, аналогичные доводам, изложенным в апелляционной жалобе защитника адвоката Гражевича А.В. Утверждает, что вопреки сделанным судом выводам, он в сговор на нападение на К*** Е.Н. с целью хищения имущества последнего не вступал, какое-либо насилие к потерпевшему, тем более опасное для жизни и здоровья, не применял. Более того, то обстоятельство, что самого нападения не было, подтверждается объективно отсутствием у потерпевшего каких-либо повреждений. Давая собственную оценку исследованиям судом показаниям потерпевшего К*** Е.Н., свидетеля А*** Э.Т., указывает на наличие в них противоречий по обстоятельствам инкриминируемого ему и Юмангулову М.Р. деяния, а также на то, что эти противоречия не получили надлежащей оценки в приговоре суда. Между тем, размахивать кувалдой в кабине автомобиля он объективно не мог, ввиду ограниченного пространства и нахождения там Юмангулова М.Р. Утверждает, что разбил стекло в автомобиле из хулиганский побуждений, ввиду нахождения в состоянии опьянения, а о предъявлении Юмангуловым М.Р. потерпевшему требований о передаче денег осведомлен не было, сам никаких требований о передаче имущества ему не озвучивал. Осужденный обращает также внимание, что суд оставил без внимания, что ущерб потерпевшему в полном объеме возмещен, сумма хищения незначительна. Более того, потерпевший К*** Е.Н. в судебном заседании принял их извинения и не настаивал на строгом наказании. Полагает, что суд перечислив в приговоре обстоятельства, признанные смягчающими наказание, назначил ему чрезмерно суровое наказание, фактически без учета всей совокупности смягчающих наказание обстоятельств. Также осужденный Кошелев А.В. указывает на необходимость проведения в отношении него и Юмангулова М.Р. судебной психиатрической экспертизы для определения их психического состояния. Просит отменить постановленный судом приговор, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе суда.

Осужденный Юмангулов М.Р. в апелляционной жалобе указывает, что считает постановленный судом приговор подлежащим отмене, как незаконный и необоснованный ввиду допущенного судом существенного нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Критикуя доказательства, положенные в основу постановленного в отношении него приговора, как недопустимые, недостоверные и недостаточные для выводов, которые сделал суд, находит выводы суда несоответствующими фактическим обстоятельствам дела. Автор апелляционной жалобы указывает, что вывод суда о совершении им преступления в составе группы лиц по предварительному сговору с Кошелевым А.В. основан на одном лишь предположении о том, что их действия были согласованны с момента начала нападения и вплоть до момента завладения деньгами потерпевшего, направлены к единой цели и осуществлены с очевидным распределением ролей. Между тем, каких-либо доказательств в подтверждение указанного вывода стороной обвинения суду представлено не было и в судебном заседании не исследовалось. Автор апелляционной жалобы также считает постановленный приговор несправедливым ввиду чрезмерной строгости назначенного ему наказания, не соответствующего тяжести совершенного им деяния. ***. Полагает, что исходя из положений ч.3 ст.196 УПК РФ, назначение и производство в данном случае судебной экспертизы для установления его психического состояния было обязательным. Просит отменить постановленный судом приговор, уголовное дело возвратить прокурору Ульяновского района Ульяновской области в порядке ст.237 УПК РФ для устранения препятствий рассмотрения дела судом.

В судебном заседании осужденные Юмангулов М.Р., Кошелев А.В. и представляющие их интересы адвокаты Лоскутова Н.В., Павлов В.В., поддержав доводы апелляционных жалоб, поданных осужденными, адвокатом Гражевичем А.В., просили отменить приговор, прокурор Кечаева Ю.А., возразив по доводам апелляционных жалоб и обосновав их несостоятельность, просила приговор Ульяновского районного суда Ульяновской области от 01 декабря 2015 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвоката Гражевича А.В. без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, заслушав выступления осужденных Юмангулова М.Р., Кошелева А.В., адвокатов Лоскутовой Н.В., Павлова В.В., прокурора Кечаевой Ю.А., судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. в инкриминируемом им преступлении соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются тщательно исследованными в судебном заседании и подробно приведенными в приговоре доказательствами.

В судебном заседании Юмангулов М.Р. вину в совершении нападения на К*** Е.Н. в целях хищения его имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, признал частично, Кошелев А.В. – не признал вину в совершении указанного преступления. Оба осужденных, воспользовавшись правом, предоставленным п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ, от дачи показаний в судебном заседании отказались.

Несмотря на частичное признание своей вины Юмангуловым М.Р., и непризнание своей вины Кошелевым А.В., их виновность в совершении разбоя в отношении К*** Е.Н. полностью подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе показаниями потерпевшего, свидетелей, частично признательными показаниями Юмангулова М.Р. в ходе предварительного расследования, а также совокупностью иных исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, из исследованных в судебном заседании в соответствии с п.3 ч.1 ст.276 УПК РФ показаний Юмангулова М.Р. в ходе предварительного расследования, в том числе, при проведении очных ставок с потерпевшим и свидетелем А*** Э.Т., было установлено, что когда 05 августа 2015 года около 06 часов 00 минут он и Кошелев А.В. на автомобиле ***, принадлежащем И*** А.В. проезжали мимо автомобиля ***, припаркованного на участке дороги ***, после поворота на г.***, он попросил И*** А.В. остановить автомобиль, чтобы выяснить, в связи с чем автомобиль *** находится на указанном участке дороги. Он вышел из автомобиля, подошел к автомобилю *** со стороны пассажирской двери. Дверца была закрыта. Он постучал, ему открыли дверь автомобиля. Он сел на пассажирское сиденье и увидел, что в кабине находятся двое мужчин. В этот момент он решил потребовать у них деньги, сказал, что они должны платить за стоянку на дороге. Никаких угроз в адрес мужчин он не высказывал. Один из мужчин, находившихся в кабине, встал. В этот момент он услышал, как с его стороны по стеклу автомобиля кто-то ударил. Он увидел Кошелева А.В. с каким-то предметом в руках. Кошелев А.В. спросил, что случилось, на что он ему ответил, что все в порядке. Тот открыл дверь автомобиля и поднялся на подножку кабины. После этого они оба покинули кабину автомобиля ***, а следом за ними из кабины вышел мужчина, который вставал. Мужчина подошел к другому стоявшему неподалеку автомобилю ***, а когда вернулся, сразу передал ему деньги в сумме 5000 рублей. Момент передачи денег Кошелев А.В. не видел. Сразу после этого они уехали в г.***. Денег он Кошелеву А.В. и И*** А.В. не показывал и не передавал.

Согласно исследованным в судебном заседании на основании п.3 ч.1 ст.276 УПК РФ показаниям Кошелева А.В., данным им при производстве предварительного расследования, в том числе при проведении очных ставок с потерпевшим К*** Е.Н. и свидетелем А*** Э.Т., 05 августа 2015 года, он и Юмангулов М.Р., находясь в состоянии алкогольного опьянения, ехали по автодороге *** на автомобиле ***, принадлежащем И*** А.В. и под управлением последнего. Возле поворота на г.*** они увидели припаркованные на обочине два автомобиля ***. Юмангулов М.Р. попросил И*** А.В. остановить автомобиль, а когда тот остановился, вышел из салона автомобиля *** и направится к вышеуказанным автомобилям ***. Он подошел к одному из них, открыл водительскую дверь и сел в кабину. Что Юмангулов М.Р. делал в кабине автомобиля ***, ему неизвестно. Однако через некоторое время он решил узнать, почему Юмангулов М.Р. долго не возвращается, взял из ящика с инструментами, находящегося в салоне автомобиля И*** А.В. кувалду с деревянной ручкой и металлическим наконечником, подошел к автомобилю ***, в кабину которого сел Юмангулов М.Р., левой рукой открыл водительскую дверь и, поинтересовавшись, что случилось, нанес кувалдой, находившейся у него в правой руке, удар по стеклу водительской двери. Стекло разбилось. Юмангулов М.Р. стал его успокаивать. Он тоже сел в кабину автомобиля, и увидел находящихся там еще двух мужчин, которые ругались с Юмангуловым М.Р. Последний в его присутствии никаких денег у тех мужчин не требовал, угроз в их адрес не высказывал. После эти двое мужчин, Юмангулов М.Р. и он, покинув кабину автомобиля ***, проследовали к рядом стоявшему автомобилю ***. Там один из мужчин сел в кабину второго автомобиля, а они остались стоять на дороге. Он кувалдой ударил по кабине второго автомобиля *** и ушел в автомобиль И*** А.В. Через некоторое время к ним присоединился Юмангулов М.Р., пояснивший, что ему нужно было поговорить с теми мужчинами. Однако, подробностей он ему не рассказывал, каких-либо денег не показывал и не давал. Он сам никому никаких требований о передаче денег не предъявлял, ничем не угрожал. Нанесение им удара по стеклу одного автомобиля *** и по корпусу другого было обусловлено его нахождением в состоянии опьянения.

Проанализировав показания Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. на предварительном следствии и в судебном заседании, сопоставив их с другими доказательствами по делу, суд обоснованно сделал вывод, что Юмангулов М.Р., не отрицая отдельных обстоятельств инкриминируемого ему деяния, а Кошелев А.В., полностью отрицая свою причастность к нападению на потерпевшего, пытаются улучшить свое правовое положение и, каждый из них, излагая обстоятельства в выгодном для себе свете, скрывает некоторые обстоятельства совершенного ими преступления. Исходя из изложенного, суд первой инстанции верно пришел к выводу о необходимости расценивать показания Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В., как способ защиты от предъявленного обвинения и учел показания обоих лишь в той части, в которой они согласуются с другими доказательствами по делу, подтверждаются ими и не противоречат им. Показания Юмангулова М.Р. в части, согласующейся с представленными по делу доказательствами, суд мотивированно расценил как соответствующие фактическим обстоятельствам и правильно посчитал необходимым положить в основу приговора. Эти показания Юмангулова М.Р. были даны им в присутствии защитника, с соблюдением требований п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ, то есть в обстановке, в которой исключалась какая-либо возможность давления на него со стороны следователя или оперативных сотрудников.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы осужденных Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В., их защитников об отсутствии сговора между осужденными на совершение разбойного нападения, о том, что Юмангулов М.Р. каких-либо угроз в адрес потерпевшего К*** Е.Н. не высказывал, о невиновности Кошелева А.В. в совершении нападения в целях хищения чужого имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, о неправильной квалификации действий осужденных, об оговоре их потерпевшим К*** Е.Н. и свидетелями А*** Э.Т., К*** А.Т., так как эти доводы противоречат материалам дела.

Приведенные доводы суд расценивает как позицию стороны защиты, последовательно формировавшуюся в ходе предварительного расследования и в судебном заседании по мере ознакомления с доказательствами по делу, поскольку причастность Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. к совершению инкриминируемого преступления подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Выдвинутые стороной защиты версии тщательно проверялись судом, обоснованно отвергнуты, а выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Так, факт совершения Юмангуловым М.Р. и Кошелевым А.В. нападения на К*** Е.Н. с целью хищения его имущества, с угрозой применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе, частично признательными показаниями осужденного Юмангулова М.Р. в ходе предварительного расследования, показаниями потерпевшего К*** Е.Н., в которых он подтвердил совершение обоими осужденными в отношении него преступления при изложенных в приговоре суда обстоятельствах; показаниями в ходе предварительного расследования и в судебном заседании свидетелей А*** Э.Т., К*** А.Т., И*** А.В. и иными исследованными судом доказательствами.

Согласно показаниям потерпевшего К*** Е.Н. в судебном заседании и в ходе предварительного расследования, 05 августа 2015 года он и А*** Э.Т. спали в кабине принадлежащего ему автомобиля *** государственный регистрационный знак ***, припаркованного на участке дороги неподалеку от с.*** . Около 06 часов 20 минут они проснулись от шума в кабине, куда проникли двое ранее незнакомых им мужчин, как впоследствии стало известно – Кошелев А.В. и Юмангулов М.Р., находившиеся в состоянии алкогольного опьянения. Они оба проникли в кабину через водительскую дверь, которая оказалась незаперта. Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В. заявив, что это их территория и за проезд нужно платить, потребовали у него деньги в сумме 5000 рублей, угрожая в случае отказа физической расправой. Когда он ответил им, что денег нет и платить он не намерен, Кошелев А.В. ненадолго отлучился из кабины автомобиля и вернулся с кувалдой. Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В. вновь стали требовать деньги, угрожая «размазать» его, при этом Кошелев А.В., требуя деньги, размахивал у него в непосредственной близости от лица кувалдой перед лицом, замахивался с целью нанести удар, а затем ударил ею по стеклу водительской двери автомобиля, разбив его. Испугавшись за жизнь и здоровье свои, А*** Э.Т., и брата, находившегося в рядом припаркованном автомобиле, он согласился передать Кошелеву А.В. и Юмангулову М.Р. деньги в требуемой сумме. Он вышел из кабины и подошел к стоявшему рядом автомобилю ***, в котором находился его брат. При этом Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В. проследовали за ним, и Кошелев А.В. стоя у автомобиля брата неоднократно повторял требования о передаче денег, подкрепляя их ударами кувалдой по кабине автомобиля. Полученные от брата деньги он передал Юмангулову М.Р. Тот их забрал и, сказав Кошелеву А.В., что деньги у него и можно ехать, они вдвоем проследовали в автомобиль ***, стоявший неподалеку и уехали.

Данные показания потерпевшего суд обоснованно признал достоверными, поскольку они последовательны по обстоятельствам совершённого в отношении него преступления, объективно подтверждены исследованными доказательствами. Сообщение потерпевшим неполных сведений по несущественным моментам, в том числе при первоначальном обращении в правоохранительные органы, а также дополнение и уточнение им показаний в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, не ставит под сомнение достоверность его показаний в целом и обусловлено условиями восприятия потерпевшим происходивших событий, особенностями его состояния в тот момент.

Достоверность показаний потерпевшего К*** Е.Н. относительно места, времени совершения в отношении него преступления и обстоятельств этого преступления, личностей совершивших это деяние, факта высказывания напавшими при этом угроз, использования предмета в качестве оружия, подтверждается показаниями в ходе предварительного расследования и в судебном заседании свидетеля А*** Э.Т., К*** А.Т., и другими, собранными на предварительном следствии и исследованными в суде, доказательствами.

Согласно показаниям в судебном заседании и в ходе предварительного расследования свидетеля А*** Э.Т., по существу, аналогичным показаниям потерпевшего, 05 августа 2015 года около 06 часов 20 минут, когда к ним в кабину автомобиля, проникли Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В., последние, узнав, что К*** Е.Н. из них старший, стали требовать у него деньги в сумме 5000 рублей за проезд по, якобы, их территории, угрожая избить К*** Е.Н. Когда же тот отказался платить, Кошелев А.В. куда-то отлучился из кабины автомобиля ***, а вернувшись с кувалдой, вместе с Юмангуловым М.Р. стали снова требовать деньги, угрожая «размазать» К*** Е.Н. При этом Кошелев А.В. размахивал кувалдой у лица К*** Е.Н. и даже нанес ей удар по стеклу водительской двери автомобиля ***. Лишь после этого К*** Е.Н. согласился отдать деньги. Они все вместе вышли из кабины автомобиля и проследовали к стоявшему поблизости автомобилю *** брата К*** Е.Н. При этом, пока К*** Е.Н. брал деньги у брата, Юмангулов М.Р. стоял позади него, а Кошелев А.В. продолжая требовать деньги, наносил удары кувалдой по автомобилю. К*** Е.Н. взяв деньги, передал их Юмангулову М.Р., и последний вместе с Кошелевым А.В. ушли.

Свидетель К*** А.Т., будучи допрошенным в ходе предварительного расследования и в судебном заседании также последовательно утверждал, что когда К*** Е.Н. обратился к нему за деньгами, объяснив, что Кошелев А.В. и Юмангулов М.Р. требуют 5000 рублей, Юмангулов М.Р. находился за спиной у К*** Е.Н., контролируя его, а Кошелев А.В. находившийся перед кабиной автомобиля ***, требовал отдать им деньги, наносил удары кувалдой по автомобилю, угрожая, что если они не отдадут денег, они отсюда не уедут. После того, как К*** Е.Н. отдал деньги Юмангулову М.Р., а последний сообщил Кошелеву А.В., что деньги у них и можно ехать, Кошелев А.В. и Юмангулов М.Р. сели в автомобиль *** и уехали.

Из показаний свидетеля И*** А.В., данных в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, судом было установлено, что 05 августа 2015 года около 06 часов 00 минут, когда он, Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В., на его автомобиле ***, государственный регистрационный знак ***, проезжали по автодороге ***, неподалеку от поворота на г.*** они заметили два стоявших на обочине автомобиля ***. Юмангулов М.Р., ехавший на переднем пассажирском сиденье, попросив его остановиться, вышел из автомобиля и проследовал к кабине одного из автомобилей ***, подошел со стороны пассажирской двери. Где дальше находился Юмангулов М.Р., он не видел. Кошелев А.В. еще некоторое время находился в салоне его автомобиля, после чего вышел. Он не видел, куда пошел Кошелев А.В., и брал ли тот из салона его автомобиля какие-либо предметы. Через несколько минут Кошелев А.В. и Юмангулов М.Р. проследовали от кабины автомобиля *** со стороны пассажирской двери в его автомобиль, и они уехали. Кувалда действительно была у него в автомобиле в ящике с инструментами, ее он выдал сотрудникам полиции.

Оценивая приведенные показания потерпевшего и свидетелей, суд сделал обоснованный вывод о том, что они последовательны, согласуются между собой и с другими исследованными доказательствами по делу, что свидетельствует об их достоверности. Наличие личных неприязненных отношений между подсудимыми, потерпевшим, свидетелями судом не установлено. Оснований не доверять показаниям потерпевшего и указанных свидетелей у суда не имеется: их показания последовательны, логичны, согласуются как между собой, дополняя и конкретизируя друг друга, так и с частично признательными показаниями в ходе предварительного расследования самих Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В., что указывает на причастность последних к инкриминируемому им преступлению в отношении К*** Е.Н.

Помимо названных доказательств, на виновность осужденного в содеянном указывают и иные, имеющиеся в материалах дела, исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре доказательства.

По обстоятельствам места совершения Юмангуловым М.Р. и Кошелевым А.В. в отношении К*** Е.Н. преступления, показания потерпевшего, свидетеля А*** Э.Т., согласуются не только между собой, но и объективно подтверждаются данными протокола осмотра места происшествия, согласно которому при осмотре участка местности, где был припаркован автомобиль ***, государственный регистрационный знак ***, было установлено, что стекло водительской двери автомобиля разбито, осколки разбросаны возле автомобиля, а в ходе осмотра из кабины автомобиля были изъяты следы пальцев рук. Изъятые следы пальцев рук были представлены для проведения судебной дактилоскопической экспертизы, в ходе которой было установлено, что изъятый из кабины автомобиля *** следу руки оставлен Юмангуловым М.Р.

Кроме того, в ходе предварительного расследования была изъята и осмотрена кувалда, использованная Кошелевым А.В. и Юмангуловым М.Р. при совершении нападения. При этом осмотром было установлено, что указанная кувалда имеет деревянную ручку и металлическую рабочую часть, размерами 11,5х5х4,5 см.

Анализ приведенных в приговоре и исследованных судом доказательств, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся содеянного Юмангуловым М.Р. и Кошелевым А.В. в отношении потерпевшего К*** Е.Н.

Доказательства, положенные в основу приговора, надлежаще оценены судом в соответствии с требованиями статей 17 и 88 УПК РФ. Выводы суда в части оценки всех доказательств признаются правильными, так как основаны на оценке всей совокупности доказательств и соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Суд с достаточной полнотой и в соответствии с требованиями закона исследовал представленные доказательства, а свой вывод о виновности Кошелева А.В. и Юмангулова М.Р. в совершении в отношении К*** Е.Н. преступления мотивировал в приговоре.

Действия Кошелева А.В. и Юмангулова М.Р. в отношении К*** Е.Н. правильно квалифицированы по ч.2 ст.162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Выводы суда об этом в приговоре мотивированы и у судебной коллегии не вызывают сомнений.

Сам факт нападения Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. на потерпевшего с целью завладения его имуществом, высказыванием ими при этом угроз применения насилия, опасного для жизни и здоровья, применение предмета, используемого в качестве оружия, подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, а потому не вызывает сомнений у судебной коллегии.

О корыстной направленности умысла осужденных свидетельствует, прежде всего, сам характер их преступных действий – нападение и непосредственное завладение имуществом потерпевшего. Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В. внезапно для потерпевшего оказали на него психологически-агрессивное воздействие именно как на собственника материальных ценностей.

Кроме того, и Юмангулов М.Р., и Кошелев А.В., как следует из показаний свидетелей и потерпевшего, высказывали в адрес К*** Е.Н. угрозу «размазать» его, то есть, угрозу применить насилие, опасное для жизни и здоровья, в случае невыполнения их требования передать им денежные средства и не оказывать сопротивления изъятию у него имущества.

Суд, учитывая показания К*** Е.Н., обстановку, в которой указанные действия Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. имели место (ранним утром, в безлюдном месте, то есть, в обстановке, когда потерпевший был лишен возможности обратиться за помощью), правильно сделал вывод, что потерпевший воспринимал угрозу осужденных, как действительную, то есть способную быть реализованной и представляющую для него опасность.

При таких обстоятельствах, суд сделал верный вывод о том, что наличие в действиях Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. квалифицирующего признака – совершение нападения в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, также нашло свое подтверждение в судебном заседании.

Применение Кошелевым А.В. при этом кувалды в качестве оружия, не вызывает сомнений у судебной коллегии, поскольку подтверждается показаниями свидетелей и потерпевшего, характером повреждений автомобиля.

Кувалда с металлической рабочей частью объективно является предметом, обладающим поражающей способностью и в силу конструктивных особенностей, пригодным для нарушения анатомической целостности. Применение кувалды как предмета, используемого в качестве оружия, в данном случае заключалось в размахивании ею перед лицом потерпевшего, повреждении его имущества с целью понудить передать деньги, то есть в демонстрации готовности применить кувалду для непосредственного физического воздействия на потерпевшего.

По смыслу закона под применением предмета, используемого в качестве оружия при совершении разбоя, понимается не только факт физического воздействия, но и попытка нанесения таким предметом повреждений потерпевшему, а также демонстрация их лицам, подвергшимся нападению, или третьим лицам, свидетельствующая о готовности виновного применить их. Из последовательных показаний потерпевшего К*** Е.Н., в том числе в ходе предварительного расследования при проведении очной ставки с Юмангуловым М.Р., следует, что, Кошелев А.В. не только размахивал у него перед лицом принесенной кувалдой, но и замахивался ею для нанесения удара. Лишь после этого, испугавшись за свою жизнь и здоровье, потерпевший отдал требуемые денежные средства. То есть, Кошелев А.В. не просто демонстрировал потерпевшему кувалду, которой возможно причинить телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья, а размахивал ею перед потерпевшими, высказывая угрозу «размазать» его, что с учетом характера действий его и Юмангулова М.Р. свидетельствовало о намерении использовать кувалду для причинения таких телесных повреждений.

Таким образом, в действиях Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. как обоснованно указал суд в приговоре, нашел подтверждение и квалифицирующий признак применения в процессе нападения в целях хищения имущества К*** Е.Н. и предмета, используемого в качестве оружия.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что в судебном заседании было установлено наличие у Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. предварительного сговора на нападение на К*** Е.Н. с целью хищения имущества последнего, до начала выполнения объективной стороны преступления. Указанное обстоятельство следует исходя из анализа и оценки фактических обстоятельств дела. Так, о том, что все действия Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. направленные на завладение имуществом потерпевшего были ими заранее спланированы, роли в нападении распределены, обусловлены их договоренностью, и охватывались умыслом каждого из них, свидетельствует то, что, они одновременно сели в кабину автомобиля ***, принадлежавшего потерпевшему, распределив между собой роли в совершении нападения, каждый из них высказывал требование о передаче одной и той же суммы денег, угрожая, в противном случае, применением насилия, каждый из них был осведомлен о действиях соучастника на месте происшествия, непосредственно принял участие в совершении нападения и лишь завладев имуществом К*** Е.Н. они скрылись с места преступления. Кроме того, о предварительной договоренности осужденных свидетельствует и то, что в момент совершения преступления Юмангулов М.Р. и Кошелев А.В. между собой ни о чем не разговаривали, но действовали согласованно, держа под контролем потерпевшего до момента завладения принадлежащим ему имуществом, то есть, объединив усилия для достижения преступного результата. А после того, как Кошелев А.В. применил в процессе нападения кувалду, угрожая потерпевшему применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с целью завладения имуществом последнего, Юмангулов М.Р., продолжив свое участие в преступлении, воспользовался этим и противоправно завладел имуществом потерпевшего.

То есть, действия каждого из них являлись необходимым условием для совершения действий другим и находились в прямой причинной связи с охватывавшимся их умыслом преступным результатом – завладением имуществом К*** Е.Н. посредством нападения на него, совершённым с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Действия Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В. правильно квалифицированы судом по ч.2 ст.162 УК РФ, как разбой, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Доводы апелляционных жалоб осужденного Кошелева А.В. и его защитника – адвоката Гражевича А.В. об отсутствии доказательств виновности Кошелева А.В. и отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.162 УК РФ, нельзя признать обоснованными, поскольку они противоречат приведенным доказательствам, достоверность и допустимость которых судом проверена и получила соответствующую оценку в приговоре, а аналогичные доводы стороны защиты мотивированно признаны в приговоре несостоятельными. Выводы суда в этой части сомнений в их обоснованности не вызывают.

При этом в судебном решении отражены все доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении квалификации действий осужденных. Противоречий в выводах суда не усматривается.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства в ходе рассмотрения уголовного дела, судом допущено не было. Судебное разбирательство проведено полно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Отводов составу суда стороны не заявляли, не делали заявлений о предвзятости председательствующего судьи, никто из участников процесса не возражал окончить судебное следствие.

Каких-либо оснований полагать, что судом при оценке доказательств был нарушен принцип презумпции невиновности осужденных или нарушено их право на защиту, не имеется. Из протокола судебного заседания следует, что все представленные доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства обсуждались, и по ним были приняты мотивированные решения. Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. с момента их задержания были предоставлены защитники, которые надлежащим образом осуществляли свои полномочия как в стадии предварительного следствия, так и при рассмотрении дела по существу в суде. При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что судом были приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Каких-либо нарушений прав осужденных допущено не было.

Судом в достаточной степени исследовано и психическое состояние Юмангулова М.Р. и Кошелева А.В., которые, согласно исследованным материалам дела, на учете в психоневрологическом диспансере не состоят, ***. Иных сведений о наличии у каждого из них психических расстройств суду представлено не было. Их адекватное поведение и активная защита в судебном заседании, с учетом всех иных сведений о личности каждого из них, позволило суду сделать обоснованный вывод о вменяемости Кошелева А.В. и Юмангулова М.Р.

Доводы апелляционных жалоб осужденных о необходимости проведения в отношении них обязательной судебной психиатрической экспертизы в соответствии с п.3 2 ст.196 УПК РФ, основаны на неверном понимании норм уголовно-процессуального закона. Анализ положений ст.72 1 УК РФ, в соответствии с которой при назначении лицу, признанному больным наркоманией, основного наказания в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы суд может возложить на осужденного обязанность пройти курс лечения от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию, в совокупности с анализом положений п.3 2 ст.196 УПК РФ, п.7 2 ст.299 УПК РФ, позволяет прийти к выводу, что необходимость производства наркологической экспертизы обусловлена правилами назначения наказания за преступления, по которым основным видом наказания является штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы или ограничение свободы. Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. органами предварительного следствия предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ, санкция которой предусматривает назначение наказания только в виде лишения свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. Таким образом ни к Юмангулову М.Р., ни к Кошелеву А.В. не могут быть применены нормы ст.72 1 УК РФ о возложении обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую и (или) социальную реабилитацию. Учитывая отсутствие необходимости проведения данной экспертизы в отношении каждого из осужденных, их доводы о необходимости отмены приговора и возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ, являются несостоятельными.

Назначенное Кошелеву А.В. и Юмангулову М.Р. за совершенное ими преступление наказание отвечает требованиям статьи 60 УК РФ. При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершённого преступления, данные о личности каждого из осужденных, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семьи, а также смягчающие и иные влияющие на назначение наказания обстоятельства.

Обстоятельствами, смягчающими наказание каждому из осужденных суд обоснованно признал: частичное признание вины и раскаяние в содеянном, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию другого соучастника, добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного преступлением, принесение извинений потерпевшему, как иные действия, направленные на заглаживание вреда, ***, наличие малолетних детей у каждого из осужденных, позицию потерпевшего, не настаивавшего на строгом наказании. Кроме того, смягчающими наказание обстоятельствами Кошелеву А.В. суд обоснованно признал наличие инвалидности у него и у его родителей.

Отягчающими наказание обстоятельствами при назначении Кошелеву А.В. и Юмангулову М.Р. наказания за совершенное ими преступление суд обоснованно признал наличие в действиях каждого из них рецидива преступлений, а также совершение ими преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, поскольку оно явилось одной из причин, способствовавших совершению преступления. Как правильно указано в приговоре, факт употребления Юмангуловым М.Р. и Кошелевым А.В. спиртных напитков перед совершением преступления установлен показаниями свидетеля И*** А.В., а также показаниями самих осужденных, не отрицавших этого обстоятельства и пояснивших, что в трезвом состоянии данное преступление не совершили бы.

Таким образом, суд первой инстанции, обоснованно не усмотрев оснований для применения к каждому из осужденных положений ч.6 ст.15 УК РФ, ч.3 ст.68, ст.ст.64, 73 УК РФ, верно пришел к выводу о том, что исправление осужденных возможно только в условиях их изоляции от общества и назначил им за преступление, предусмотренное ч.2 ст.162 УК РФ наказание в виде лишения свободы.

Исходя из положений ст.43 УК РФ судебная коллегия также считает, что иное наказание не будет способствовать восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденных и предупреждению совершения ими новых преступлений.

Наличие смягчающих наказание обстоятельств позволило суду первой инстанции не назначать Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. за совершение преступления предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа и ограничения свободы.

В соответствии с требованиями закона в приговоре приведены мотивы назначения Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. наказания. Данные выводы суда являются обоснованными и мотивированными, а назначенное каждому из осужденных наказание является справедливым. Оснований считать назначенное Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. наказание чрезмерно суровым не имеется.

При определении вида исправительного учреждения, суд правильно в соответствии с п.«в» ч.1 ст.58 УК РФ назначил Юмангулову М.Р. и Кошелеву А.В. для отбывания наказания в виде лишения свободы исправительную колонию строгого режима.

Существенных нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Все ходатайства, заявленные в судебном заседании, были разрешены судом в соответствии с требованиями закона, с принятием по ним мотивированных решений, признать которые необоснованными у судебной коллегии оснований не имеется. Судом были приняты все меры для выполнения требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Суд учел все обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на его выводы, и в приговоре дал надлежащую оценку имеющимся в деле доказательствам.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с положениями ст.259 УПК РФ, и поданные на него замечания, содержащиеся в апелляционной жалобе Юмангулова М.Р., рассмотрены председательствующим судьёй в установленном законом порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389 13 , 389 20 , 389 28 , 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Ульяновского районного суда Ульяновской области 01 декабря 2015 года в отношении Юмангулова М*** Р*** и Кошелева А*** В*** оставить без изменения, а апелляционные жалобы защитника осужденного Кошелева А.В. – адвоката Гражевича А.В., осужденных Юмангулова М.Р., Кошелева А.В. — без удовлетворения.