Решение судов по ст 122 нк рф

admin

Решение Арбитражного Суда Ивановской области от 26 июня 2003 г. N 1350/5 Поскольку в действиях ответчика по неуплате налога на добавленную стоимость имеется состав налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, арбитражным судом с него взысканы штрафные санкции

Решение Арбитражного Суда Ивановской области
от 26 июня 2003 г. N 1350/5

Арбитражный суд Ивановской области

в лице судьи Кочешковой М.В.,

при ведении протокола судебного заседания судьей Кочешковой М. В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску

Инспекции МНС России по г. Иванову

о взыскании 27 158 рублей 80 коп. налоговых санкций,

при участии в судебном заседании:

от истца — Поповой О.П. — вед. спец., представителя по доверенности N 1214-03 от 7 апреля 2003 г.,

от ответчика — Никифоровой Н.В., бухг., представителя по доверенности от 26 июня 2003 г.,

Инспекция МНС России по г. Иванову обратилась в Арбитражный суд Ивановской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «ФИНОПТ» (ООО «ФИНОПТ») о взыскании 27 158 руб. 80 коп. налоговых санкций по решению ИМНС N 378 от 25 ноября 2002 г.

Истец в судебном заседании поддержал заявленные исковые требования, сославшись на материалы проверки от 29 октября 2002 г., уточнив их — в связи с частичной уплатой ответчиком части суммы, ИМНС просит взыскать с ООО «ФИНОПТ» сумму в 27 092 руб. 80 коп.

Представитель ответчика в судебном заседании суда не согласился с заявленными истцом исковыми требованиями по тому основанию, что, так как проверкой установлена как неуплата налога, так и излишнее начисление, сумма штрафа должна исчисляться с разницы в этих суммах. В случае взыскания штрафа просил суд снизить размер налоговой санкции в связи с тем, что в настоящее время предприятие находится в крайне тяжелом материальном положении, находится в стадии ликвидации, с сентября 2002 года деятельности не осуществляет.

Заслушав представителей истца и ответчика, изучив представленные по делу документы арбитражный суд установил.

В результате выездной налоговой проверки (акт проверки N 758 от 29 ноября 2003 г./, проведенной истцом у ответчика на предмет соблюдения последним действующего налогового законодательства, правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления в бюджет налогов и сборов с 26 февраля 2001 г. по 30 сентября 2002 г., установлена неполная уплата налога на добавленную стоимость за 2 и 4 квартал 2001 года в сумме 135 794 руб., за 2002 год — 16 руб., а также излишнее начисление НДС за 3 квартал 2001 года в сумме 6 400 руб. и 1 квартал 2002 года в сумме 129 357 руб.

За допущенное нарушение к ответчику решением ИМНС N 378 от 25 ноября 2002 г. применены налоговые санкции по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 20% о суммы неуплаченного налога за неполную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 27 158 руб. 80 коп.

Акт проверки и решение ИМНС вручены представителю ответчика, последним в установленном порядке не оспорены, сумма санкций в добровольном порядке не уплачена.

Оценив представленные по делу доказательства, арбитражный суд пришел к заключению о правомерности и обоснованности заявленных требований истца.

В соответствии с п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ за неполную уплату налогов налогоплательщик несет ответственность в виде взыскания 20% штрафа от сумм неуплаченных налогов.

Как указал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума N 5 от 28 февраля 2001 г. «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации», при применении статьи 122 НК РФ судам необходимо иметь в виду, что «неуплата или неполная уплата сумм налога» означает возникновение у налогоплательщика задолженности перед соответствующим бюджетом (внебюджетным фондом) по уплате конкретного налога в результате совершения указанных в данной статье деяний (действий или бездействия) ( пункт 42 ).

Однако данным постановлением установлено, что состав правонарушения, предусмотренный статьей 122 НК РФ, отсутствует, если в предыдущем периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, которая перекрывает или равна сумме того же налога, заниженной в последующем периоде и подлежащей уплате в тот же бюджет (внебюджетный фонд), и указанная переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по данному налогу, так как занижение суммы налога не приводит к возникновению задолженности перед бюджетом (внебюджетным фондом) в части уплаты конкретного налога.

Согласно с татьи 163 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговым периодом по налогу на добавленную стоимость является месяц либо квартал.

Исходя из «Расчета суммы налоговых санкций по результатам акта выездной налоговой проверки ООО «ФИНОПТ», являющегося приложением N 1 к Решению ИМНС N 378 от 25 ноября 2002 г. и имеющегося в материалах дела, в те периоды, которые предшествовали периодам, в которых ООО «ФИНОПТ» допускало неуплату НДС (с июля 2001 года по октябрь 2002 года), где имелась переплата в бюджет налога на добавленную стоимость (с учетом излишне начисленной обществом суммы НДС), штраф по ст. 122 НК РФ налоговым органом не начислялся. Тогда, когда в предшествующих периодах переплаты не имелось, начисление штрафа производилось в общеустановленном порядке.

Таким образом, в действиях ответчика по неуплате налога на добавленную стоимость имеется состав налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

Право налоговых органов на обращение с иском закреплено ст.ст. 31, 104 Налогового кодекса РФ.

В тоже время, при взыскании указанной суммы санкций арбитражный суд считает возможным в порядке пунктов 1 и 4 статьи 112, пункта 3 статьи 114 Налогового кодекса РФ уменьшить размер взыскиваемого штрафа с 27 158 руб. 80 коп. до 2 000 руб., в связи с ходатайством ответчика и ввиду того, что в настоящее время предприятие находится в крайне тяжелом материальном положении, находится в стадии ликвидации, с сентября 2002 года деятельности не осуществляет.

Госпошлина по делу составляет 1 183 руб. 71 коп. и в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ в полной сумме подлежит отнесению на ответчика.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167 — 170, 176, 216, 257, 273, 292 Арбитражного процессуального кодекса РФ, ст. 112, 114 Налогового кодекса РФ, арбитражный суд

1. Исковые требования истца удовлетворить частично.

2. Расходы по госпошлине отнести на ответчика.

3. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ФИНОПТ», юридический адрес: г. Иваново, ул. Парижской Коммуны, д. 18, кв. 90 через Инспекцию МНС РФ по г. Иванову:

— 2 000 руб. налоговых санкций — штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ по Решению ИМНС от 25 ноября 2002 г. N 378 — в доход консолидированного бюджета;

— 1 183 руб. 71 коп. госпошлины по делу — в доход федерального бюджета.

4. Исполнительный лист на взыскание сумм истцу выдать после вступления решения в законную силу.

5. В соответствии со статьями 257 — 259 АПК РФ на настоящее решение может быть подана апелляционная жалоба в течение месяца после принятия решения в апелляционную инстанцию Арбитражного суда Ивановской области. В соответствии со статьями 273 — 276 АПК РФ настоящее решение в течение двух месяцев со дня вступления в силу может быть обжаловано в кассационную инстанцию суда. Кассационная жалоба подается в Федеральный Арбитражный суд Волго-Вятского округа г. Нижний Новгород, через Арбитражный суд Ивановской области. В соответствии со статьей 292 АПК РФ вступившее в законную силу решение может быть пересмотрено в порядке надзора. Заявление о пересмотре в порядке надзора судебного акта может быть подано в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, если исчерпаны другие имеющиеся возможности для проверки в судебном порядке законности указанного акта.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Решение Старицкого районного суда Тверской области от 8 февраля 2013 г. N 2-45/2013 Суд считал обжалуемое решение Межрайонной ИФНС в части привлечения истца к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа подлежащим отмене, при этом не находил оснований для отмены данного решения в части необходимости доначисления истцу налога на доходы физических лиц, предложения уплатить данный налог и привлечения ее к налоговой ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ в виде штрафа (извлечение)

Решение Старицкого районного суда Тверской области
от 8 февраля 2013 г. N 2-45/2013
(извлечение)

Старицкий районный суд Тверской области в составе:

председательствующего судьи Шалыгина А.А.,

при секретаре Егоркиной А.А.,

с участием представителей заявителя Михалченковой Т.П. по доверенности Ильиных Ю.С., Сахаровой Е.А.,

представителя заинтересованного лица Межрайонной ИФНС России N по Тверской области по доверенности П.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Михалченковой Т.П. о признании незаконным решения Межрайонной ИФНС России N по Тверской области о привлечении к налоговой ответственности и обязывании налогового органа устранить незаконное возложение ответственности, суд установил:

Михалченкова Т.П. обратилась в суд в порядке главы 25 ГПК РФ с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной ИФНС России N по Тверской области (далее по тексту — МРИ ФНС N) N от ДД.ММ.ГГГГ, которым она привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения в части возложения обязанности в виде уплаты налога на доходы физических лиц в сумме а также в виде штрафа в сумме . за неуплату налога на доходы физических лиц (далее по тексту — НДФЛ) и обязывании устранить незаконное возложение ответственности.

В обоснование заявленных требований указала, что МРИ ФНС N проведена камеральная проверка ее налоговой декларации, составлен акт проверки N от ДД.ММ.ГГГГ, на который ею поданы возражения от ДД.ММ.ГГГГ По результатам рассмотрения материалов проверки и поданных возражений МРИ ФНС России N принято оспариваемое решение N от ДД.ММ.ГГГГ о привлечении ее к налоговой ответственности, на которое ДД.ММ.ГГГГ в УФНС РФ по Тверской области ею подана апелляционная жалоба, решением N от ДД.ММ.ГГГГ оставленная без удовлетворения.

Вышеуказанным решением установлено, что ею необоснованно применен налоговый вычет в размере . по доходу, полученному от реализации части доли в уставном капитале ООО » » по номинальной стоимости в сумме ., в связи с отсутствием документального подтверждения размера расходов на приобретение этой доли. С данным выводом МРИ ФНС N не согласна, поскольку ее доля в уставном капитале ООО » » была сформирована путем внесения неденежных вкладов в виде земельных участков, общая стоимость которых составила на момент внесения в уставный капитал . Указанная сумма составляет ее затраты, которые она понесла приобретая долю в уставном капитале имущественным вкладом, что допускается гражданским законодательством РФ, поскольку оплата может быть произведена не только денежными средствами, но и имуществом. Ссылаясь на письмо Минфина России от 22.08.2008 г. N 03-04-05-01/313, и письмо Минфина России от 21.04.2008 г. N 03-04-05-01/121, считает, что такая оплата признается расходом физического лица на приобретение. Ее затраты в сумме подтверждены сведениями о регистрации юридического лица, уставом Общества, отчетами об оценке стоимости земельных участков независимым оценщиком, решением общего собрания учредителей об утверждении стоимости вкладов, данными бухгалтерского учета ООО » «, что полностью соответствует нормам п. 2 ст. 15 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»,

Считает, что в случае продажи доли, оплаченной недвижимым имуществом, действует норма абз. 2 пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ, которая позволяет уменьшить сумму облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с получением этих доходов, которой является оценочная стоимость имущества в соответствии с отчетом оценщика на момент оплаты уставного капитала. Данная сумма должна учитываться в расходах и при исчислении НДФЛ она была вправе уменьшить величину полученного дохода на стоимость недвижимости, указанную в отчетах оценщика на момент оплаты уставного капитала. Полагает, что стоимость продаваемой части доли в уставном капитале была сформирована в момент ее оплаты, а не в более ранний момент приобретения имущества, а расход, связанный с получением дохода от продажи доли в уставном капитале, — это расход по оплате доли недвижимым имуществом, а не затраты на приобретение недвижимого имущества. Указывает, что аналогичная позиция изложена в письме Министерства финансов РФ от 24.06.2008 г. N 3-5-04/[email protected], а в также письме УФНС по г. Москве от 23.09.2010 г. N 20-14/3/[email protected]

Ссылаясь на ст. 41 НК РФ указывает, что цена реализации доли в уставном капитале ООО » » менее расходов на ее приобретение, что свидетельствует об отсутствии дохода от ее реализации в виде экономической выгоды, оснований для налогообложения и налоговых обязательств по НДФЛ за 2011 год, вменяемых решением МРИ ФНС N от ДД.ММ.ГГГГ N.

Считает, что при исчислении налога на доходы физических лиц в состав расходов могут быть включены затраты налогоплательщика, реально им понесенные и связанные с извлечением дохода. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой Налог на прибыль организаций. В соответствии со статьей 268 НК РФ при реализации товаров и (или) имущественных прав налогоплательщик вправе уменьшить доходы от таких операций на стоимость реализованных товаров и (или) имущественных прав. Стоимость такого имущества определяется как цена его приобретения. Полагает, что цена приобретения ее имущественных прав составила

Ссылаясь на письмо Минфина России от 08.11.2006 г. N 03-03-04/1/735 в котором сделаны выводы, что превышение дохода от реализации над суммой вклада участника общества учитывается в составе доходов налогоплательщика от реализации с учетом расходов, непосредственно связанных с реализацией доли в уставном капитале общества в силу подпункта 3 пункта 1 статьи 268 НК РФ, и сложившуюся судебную практику, а именно постановление ФАС Центрального округа от 17.03.2008 г. N А54-993/2007-С18, где указано, что налогоплательщик, реализующий свою долю в ООО другому лицу, должен определять налоговую базу как разницу между ценой продажи доли и ее номинальной стоимостью по данным независимой оценки, проведенной в момент внесения имущества в уставный капитал создаваемого им общества с ограниченной ответственностью, полагает, что, поскольку продажа доли в уставном капитале ею была осуществлена за номинальную стоимость, налогооблагаемая база равна нулю.

Указывает, что применение при определении налоговой базы разъяснений Минфина РФ от 24.06.2008 г. N 3-5-04/[email protected], данных неопределенному кругу лиц, в силу п. 3 ст. 111 HK РФ исключает вину налогоплательщика при совершении налогового правонарушения, что согласно ст. 106 , п. 2 ст. 109 НК РФ не образует налогового правонарушения и исключает привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности.

Заявитель Михалченкова Т.П. в судебное заседание не явилась при надлежащем извещении, направила ходатайство о допуске представителей в котором просила рассмотреть дело без ее участия. Представила дополнение к заявленным требованиям в котором просит о снижении размера штрафа в сумме . за непредставление в установленный срок налоговой декларации до предусмотренного п. 1 ст. 119 НК РФ минимального размера .

При таких обстоятельствах, с учетом мнения сторон и на основании ч. 2 ст. 257 ГПК РФ, дело рассмотрено без участия заявителя Михалченковой Т.П.

В судебном заседании представитель заявителя Михалченковой Т.П. по доверенности Сахарова Е.А. поддержала приведенные в заявлении доводы, указала на отсутствие у заявителя дохода в понимании ст. 41 НК РФ в виде экономической выгоды и обязанность налоговых органов в силу ст. 32 НК РФ руководствоваться разъяснениями Минфина РФ.

Указала, что в нарушение требований Приложения N 5 к Приказу ФНС от 31 мая 2007г. N ММ-3-06/[email protected] в требовании о предоставлении документов налоговым органом не были указаны наименование документов, период, к которому они относятся, реквизиты или их другие индивидуализирующие признаки.

Полагала, что при отсутствии документального подтверждения стоимости земельных участков, согласно ст. 31 НК РФ налоговый орган должен был применить расчетный метод и самостоятельно определить налоговый вычет, приняв в качестве расходов на приобретение земельных участков их стоимость на момент возникновения прав заявителя по сведениям, предоставляемым Росреестром и нотариусами.

Ссылаясь на письмо Минфина РФ от 18.09.2012 г. N 03-04-08/3-306 полагала, что поскольку земельные участки использовались в предпринимательской деятельности, налоговая база может быть уменьшена на их остаточную стоимость, в обоснование чего, ссылалась на Устав ООО » «, документы бухгалтерского учета, информационное письмо МРИ ФНС N от ДД.ММ.ГГГГ о переходе ООО » » на систему налогообложения для сельскохозяйственных производителей, указала, что в силу правил бухгалтерского учета амортизация на земельные участки не начисляется, ввиду чего их номинальная стоимость при внесении в уставной капитал и на момент продажи части доли уставного капитала Михалченковой не изменилась и соответствует остаточной стоимости, что свидетельствует об отсутствии дохода от ее продажи.

Признала факт несвоевременного предоставления налоговой декларации, но полагала, что ввиду отсутствия налогооблагаемой базы, штраф по п. 1 ст. 119 НК РФ должен быть исчислен в минимальном размере. Показала, что вменяемый налог на доходы физических лиц Михалченковой Т.П. не уплачен.

Представитель заявителя Михалченковой Т.П. по доверенности Ильиных Ю.С. поддержал доводы заявления Михалченковой Т.П. и ее представителя Сахаровой Е.А., дополнил, что ссылка налогоплательщика на разъяснения Минфина РФ в силу подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ исключает его вину в налоговом правонарушении.

Представитель МРИ ФНС N П.. против удовлетворения заявленных требований возражал, полагая оспариваемое решение законным и обоснованным. Пояснил, что при реализации части доли в уставном капитале ООО » » Михалченкова Т.П. в силу подп. 5 п. 1 ст. 208 НК РФ получила доход в сумме . В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ была вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных ею и документально подтвержденных расходов, связанных с получением этих доходов. Документальное подтверждение расходов Михалченкова Т.П. не представила, что отражено в акте камеральной проверки, предметом которой была ее налоговая декларация по НДФЛ за 2011 год. Принимая решение об установлении обязанности Михалченковой Т.П. по уплате налога, инспекция руководствовалась письмами Минфина РФ от 26.06.2008г ., от 16.04.2008г. и от 28.06.2011г ., где указано на необходимость предоставления налогоплательщиком документов, подтверждающих расходы, иначе доход от продажи доли в уставном капитале подлежит налогообложению в полном объеме. Разъяснения письма Минфина РФ от 18.09.2012 г. также принимались во внимание, поскольку в этой части они аналогичны. Считал, что письма Минфина РФ, в том числе от 21.04.2008 г. и от 22.08.2008 г ., на которые ссылается Михалченкова Т.П. в обоснование своей позиции, к конкретной ситуации не относятся. В напоминании о декларировании доходов, направленном Михалченковой Т.П. ДД.ММ.ГГГГ имеется указание на продажу ею земельных участков, поскольку такая информация была у инспекции на тот момент. При получении информации о продажи части доли в уставном капитале, внесенной в виде земельных участков, требования были уточнены. В направленном ДД.ММ.ГГГГ Михалченковой Т.П. требовании о предоставлении документов, истребовались документы, подтверждающие фактически понесенные расходы, заявленные в налоговой декларации, без указания реквизитов запрашиваемых документов, поскольку на тот момент инспекция не могла определить какие конкретные документы должен представить налогоплательщик, было предложено представить договор купли продажи доли в уставном капитале. Расчетный метод по подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ как правило не применяется, его применение является правом налоговых органов, а не обязанностью. Отсутствие представленных налогоплательщиком документов, подтверждающих расходы, в силу подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ является основанием для начисления налога. Вывод о наличии вины Михалченковой в совершении налогового правонарушения по п. 1 ст. 122 НК РФ сделан налоговым органом на основании кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ по делу N в отношении Г. которым принято решение по аналогичной ситуации. На основании этого же определения ей не были начислены пени. Поскольку Михалченкова Т.П. нарушила срок предоставления налоговой декларации на один полный и один неполный месяц, она была привлечена к ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ, с учетом смягчающих обстоятельств штраф снижен в два раза. Использование Михалченковой Т.П. разъяснений Минфина РФ при определении налоговой базы, принято во внимание как смягчающее вину обстоятельство и основание для неначисления пени.

Заслушав участвующих в деле лиц, исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Согласно пп. 1, ст. 4 НК РФ налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги; представлять в установленном порядке в налоговый орган по месту учета налоговые декларации (расчеты), если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах.

В соответствии со ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами Налог на доходы физических лиц , Налог на прибыль организаций настоящего Кодекса.

Подпунктом 5 п. 1 ст. 208 НК РФ установлено, что доходы от реализации долей участия в уставном капитале организаций отнесены к доходам от источников в РФ.

Согласно п. 1 ст. 209 НК РФ доход, полученный налогоплательщиками от источников в РФ и (или) от источников за пределами РФ — для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами РФ, является объектом обложения НДФЛ.

В силу п. 1 ст. 210 и п. 1 ст. 224 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, налогообложение которых производится в размере 13 %.

Согласно п. 3 ст. 210 НК РФ для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 настоящего Кодекса, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 — 221 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, установленных настоящей главой.

Пунктом 1 статьи 101.2 НК РФ установлено, что решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе.

Согласно абз. 1 , 2 ч. 2 ст. 15 Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью денежная оценка имущества, вносимого для оплаты долей в уставном капитале общества, утверждается решением общего собрания участников общества, принимаемым всеми участниками общества единогласно.

Если номинальная стоимость или увеличение номинальной стоимости доли участника общества в уставном капитале общества, оплачиваемой неденежными средствами, составляет более чем двадцать тысяч рублей, в целях определения стоимости этого имущества должен привлекаться независимый оценщик при условии, что иное не предусмотрено федеральным законом. Номинальная стоимость или увеличение номинальной стоимости доли участника общества, оплачиваемой такими неденежными средствами, не может превышать сумму оценки указанного имущества, определенную независимым оценщиком.

В силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Установлено, что внеочередным общим собранием участников ООО » «, состоявшимся ДД.ММ.ГГГГ, принято единогласное решение о принятии в состав участников Общества Михалченковой Т.П. и утверждена денежная оценка неденежного вклада, виде земельного участка, вносимого в уставной капитал Общества Михалченковой Т.П. в соответствии с отчетами независимого оценщика N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ в размере и ее доля в уставном капитале Общества в размере %. Уставной капитал Общества в результате внесения неденежных вкладов увеличен до рублей, что отражено в протоколе N (том 1 л.д.141-143).

Вносимые Михалченковой Т.П. в Уставной капитал ООО » » земельные участки: с кадастровыми номерами с N по N и с N по N общим количеством участок, переданы ею по акту N от ДД.ММ.ГГГГ (том 1 л.д.144-146).

Стоимость земельных участков Михалченковой Т.П. определена согласно отчетам ЗАО » «: N от ДД.ММ.ГГГГ об оценке земельных участков с кадастровыми номерами с N по N общей площадью кв.м., стоимостью . (том 1 л.д.11-76) и N от ДД.ММ.ГГГГ об оценке земельных участков с кадастровыми номерами с N по N общей площадью кв.м., стоимостью . (том 1 л.д. 77-140), общая стоимость земельных участков на момент оценки составляла

Стоимость вносимых Михалченковой Т.П. в уставной капитал ООО » » земельных участков на ДД.ММ.ГГГГ в размере руб. подтверждена бухгалтерской справкой (том 1 л.д.150).

Стоимость уставного капитала в размере руб. закреплено в п. 2.1. Устава ООО » » в редакции от ДД.ММ.ГГГГ (том 1 л.д.187-194), его движение в сторону его увеличения в ДД.ММ.ГГГГ до тыс. руб. отражено в бухгалтерском балансе за ДД.ММ.ГГГГ годы (том 1 л.д. 147-149).

Данные обстоятельства сторонами не оспариваются.

Таким образом, судом установлен факт приобретения заявителем Михалченковой Т.П. в ДД.ММ.ГГГГ году доли в уставном капитале ООО в размере % путем ее оплаты неденежными средствами — передачей Обществу принадлежащих ей земельного участка общей стоимостью руб. по результатам независимой оценки, произведенной в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью

По договору купли-продажи части доли в уставном капитале от ДД.ММ.ГГГГ Михалченкова Т.П. продала Ч. принадлежащую ей часть доли в уставном капитале ООО » » в размере %, оцененной по соглашению сторон номинальной стоимостью рублей (п. 2.1, 2.2 Договора). Согласно п. 2.3. Договора расчет между сторонами произведен полностью (том 1 л.д.151).

Таким образом, Михалченкова Т.П. в налоговом периоде ДД.ММ.ГГГГ получила доход от продажи доли в уставном капитале ООО » » в сумме рублей, который является объектом обложения НДФЛ.

Ссылка заявителя на отсутствие дохода от продажи доли ввиду отсутствия у нее экономической выгоды основана на толковании положений ст. 41 Налогового кодекса РФ без учета специальных норм подп. 5 п. 1 ст. 208 , п. 1 ст. 210 главы «Налог на доходы физических лиц».

В налоговой декларации по форме 3-НДФЛ, заполненной и поданной в МРИ ФНС NДД.ММ.ГГГГ, в разделе 1 Михалченкова Т.П. указала общую сумму дохода за ДД.ММ.ГГГГ в размере руб. и общую сумма расходов и налоговых вычетов в размере руб., налоговую базу рублей (том 1 л.д.152-156).

По итогам камеральной проверки, проведенной главным государственным инспектором отдела камеральных проверок N МРИ ФНС в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на основе налоговой декларации формы 3-НДФЛ за ДД.ММ.ГГГГ Михалченковой Т.П. составлен акт N от ДД.ММ.ГГГГ, содержащий выводы о неуплате ею налога на доходы физических лиц за ДД.ММ.ГГГГ в сумме руб., нарушении пп. 4 п. 1 ст. 23 НК РФ, п. 1 ст. 229 НК РФ и предложение о привлечении ее к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 и п. 1 ст. 119 НК РФ (том 1 л.д. 157-160). ДД.ММ.ГГГГ Михалченковой Т.П. на данный Акт поданы возражения (том 1 л.д. 161).

Решением заместителя начальника МРИ ФНС N Ш.. от ДД.ММ.ГГГГN на основании рассмотренного Акта камеральной проверки от ДД.ММ.ГГГГ N в отношении Михалченковой Т.П. установлено, что документы, подтверждающие фактически произведенные расходы на приобретение земельных участков ею не представлены, ввиду чего право на налоговый вычет, в размере фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, в сумме руб., у налогоплательщика отсутствует и подлежит доначислению налог на доходы физических лиц за ДД.ММ.ГГГГ в сумме руб.; установлена несвоевременность представления ею налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц (форма 3-НДФЛ) за 2011 год (том 1 л.д.162-164).

За неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога по п. 1 статьи 122 НК РФ с учетом смягчающих ответственность обстоятельств Михалченкова Т.П. привлечена к налоговой ответственности в виде штрафа в сумме .

Тем же решением за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц по п. 1 ст. 119 НК РФ, с учетом смягчающих ответственность обстоятельств Михалченкова Т.П. привлечена к налоговой ответственности в виде штрафа в сумме . правомерность наложения которого не оспаривает, однако полагает, что сумма штрафа должна быть минимальной в размере .

ДД.ММ.ГГГГ на данное решение Михалченковой Т.П. подана апелляционная жалоба (том 1 л.д. 165), рассмотренная заместителем руководителя УФНС России по Тверской области Ф. решением которого от ДД.ММ.ГГГГ N решение МРИ ФНС N от ДД.ММ.ГГГГ N оставлено без изменения, а жалоба Михалченковой Т.П. без удовлетворения (том 1 л.д. 166-167).

Таким образом, требования ст. 101.2 НК РФ до обращения в суд заявителем были соблюдены.

Не согласившись с приведенными выше выводами налогового органа Михалченкова Т.П. указывает на отсутствие у нее налоговых обязательств, поскольку при реализации доли в уставном капитале ООО другому лицу, налогоплательщик должен определять налоговую базу как разницу между ценой продажи доли и ее номинальной стоимостью по данным независимой оценки на момент внесения имущества в уставной капитал ООО. В обоснование чего ссылается на разъяснения Минфина РФ от 24.06.2008 г. N 3-5-04/[email protected], письмо УФНС по г. Москве от 23.09.2010 г. N 20-14/3/[email protected] и постановление ФАС Центрального округа от 17.03.2008 N А54-993/2007-С18.

Оценивая данные доводы суд не находит их основательными, так, абзацем 1 подпункта 1 пункта 1 статьи 220 НК РФ (в редакции, действующей с 1 января 2005 г.) установлено, что при получении налогоплательщиком в налоговом периоде сумм от продажи домов, квартир, включая приватизированные жилые помещения, дач, садовых домиков или земельных участков и долей в указанном имуществе или от продажи иного имущества, налогоплательщик имеет право на получение соответствующего налогового вычета для целей определения размера налоговой базы.

Положения, предусматривающие возможность получения имущественного налогового вычета при продаже доли в уставном капитале организации, из абз. 1 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ с 1 января 2005 г. исключены.

Таким образом, при реализации доли в уставном капитале имущественные налоговые вычеты с 1 января 2005 г. налогоплательщику не предоставляются.

В соответствии с абз. 2 подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ при продаже доли (ее части) в уставном капитале организации налогоплательщик также вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с получением этих доходов.

Следовательно, для реализации права на уменьшение суммы своих облагаемых налогом доходов налогоплательщик обязан представить документы, подтверждающие произведенные на приобретение данной доли расходы.

Из материалов дела следует, что документов, подтверждающих фактически произведенные расходы, связанные с приобретением доли в уставном капитале Михалченкова Т.П. налоговому органу не представила, указанные ею в налоговой декларации за 2011 год размер расходов и налогового вычета документально не обосновала.

Предоставленные ею в налоговый орган отчеты об оценке N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ, протокол общего собрания и акт приема-передачи от ДД.ММ.ГГГГ подтверждают номинальную стоимость принадлежащих ей земельных участков и факт внесения их в уставной капитал общества, но не свидетельствуют о расходах, связанных с их приобретением.

Таким образом, Михалченкова Т.П. неправомерно уменьшила налоговую базу на сумму номинальной стоимости проданной ею доли в уставном капитале ООО » » и указала на отсутствие налогооблагаемой базы по налогу на доходы физических лиц за 2011 год.

Согласно пп. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Министерства финансов РФ по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах, данными в силу полномочий, установленных п. 1 ст. 34.2 НК РФ.

Ссылка Михалченковой Т.П. на разъяснения Минфина РФ от 24.06.2008 г. N 3-5-04/[email protected], письмо УФНС по г. Москве от 23.09.2010 г. N 20-14/3/[email protected] не является определяющим обстоятельством для установления налоговой базы, поскольку из содержания письма Минфина РФ от 24.06.2008 г. N 3-5-04/[email protected] следует, что оно дано как разъяснение на поставленный вопрос неопределенному кругу лиц, ФНС России не адресовано, в силу чего не является обязательным для применения налоговыми органами. Письмо УФНС по г. Москве от 23.09.2010 г. N 20-14/3/[email protected] издано в пределах другого субъекта РФ и не подлежит обязательному применению налоговыми органами Тверской области в порядке подчиненности.

Указание представителя заявителя Сахаровой Е.А. в судебном заседании на возможность налогового вычета в размере остаточной стоимости вносимого в уставной капитал имущества ввиду его использования в предпринимательской деятельности и ссылка на разъяснения письма Минфина РФ от 18.09.2012г. N 03-04-08/3-306, как адресованного ФНС России, не может быть принято судом в обоснование правоты заявителя, поскольку из текста письма, представленного стороной заявителя (том 1 л.д.204) следует, что оно адресовано ФНС России, в то время как из представленного представителем МРИ ФНС N текста письма, полученного с применением системы «__», адресация данного письма непосредственно ФНС России не следует (том 2 л.д.10). Доказательств официального происхождения представленного стороной заявителя текста письма суду не представлено.

При подаче ДД.ММ.ГГГГ возражений на акт камеральной проверки (том 1 л.д.161) и апелляционном обжаловании ДД.ММ.ГГГГ решения МРИ ФНС N вышестоящему должностному лицу (том 1 л.д. 165) доводы об уменьшении налоговой базы ввиду использовании имущества в предпринимательской деятельности Михалченковой Т.П. не заявлялись, документы, подтверждающие данный факт налоговому органу не представлялись.

Из представленных суду документов не следует, что земельные участки Михалченковой Т.П. использовались в предпринимательской деятельности по производству сельскохозяйственной продукции, в разделе 1 всех карточек инвентарного учета объектов основных средств указан срок полезного использования 0 месяцев (том 1 л.д. 219-249).

Согласно частям 2 и 3 статьи 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

В связи с чем, Постановление ФАС Центрального округа от 17.03.2008 N А54-993/2007-С18 не имеет обязательной силы для применения налоговыми органами и не имеет преюдициального значения по данному делу, поскольку вынесено в отношении других лиц. Кроме того, данное постановление вынесено в отношении юридического лица на основании норм главы 25 НК РФ, регулирующих налог на прибыль организаций.

Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ по делу N, на применение которого по аналогии имеется ссылка в оспариваемом решении, также не имеет преюдициального значения по данному делу, поскольку вынесено в отношении иного лица Г. что подтвердил представитель МРИ ФНС N в судебном заседании.

Доводы заявителя о возможности при определении ее расходов в спорной ситуации применить порядок, аналогичный порядку установленному главой «Налог на прибыль организаций», а именно ст. 268 НК РФ и ссылка на письмо Минфина России от 08.11.2006 г. N 03-03-04/1/735 безосновательны, так как возможность применения данного порядка по аналогии при исчислении налога на доходы физических лиц установлена только п. 1 ст. 221 НК РФ, определяющей порядок исчисления налоговой базы для определения профессиональных налоговых вычетов налогоплательщиков, указанных в п. 1 ст. 227 НК РФ, то есть физических лиц, зарегистрированных в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, нотариусов, адвокатов и другие лица, занимающиеся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой.

Поскольку заявитель Михалченкова Т.П. к данной категории лиц не относится, правила ст. 268 НК РФ относительно нее применяться не могут, а подлежат применению специальные нормы главы 23 НК РФ.

Иных положений, допускающих применение по аналогии порядка, установленного главой «Налог на прибыль организаций», глава 23 НК РФ «Налог на доходы физических лиц» не содержит.

В силу пунктов 1, 2 ст. 228 НК РФ физические лица исчисляют суммы налога, подлежащие уплате в бюджет самостоятельно в порядке, установленном ст. 225 НК РФ.

Также безосновательны доводы представителя заявителя Сахаровой Е.А. об обязанности применения налоговыми органами расчетного метода при определении налоговой базы по сведениям, предоставляемым Росреестром и нотариусами, поскольку применение расчетного метода при определении суммы налога в силу подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ является правом налоговых органов, а положения пунктов 1 , 2 ст. 228 НК РФ и подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ обязывают физическое лицо самостоятельно исчислять суммы налога и представлять документальное подтверждение права на налоговый вычет.

Кроме того, указание представителя заявителя Сахаровой Е.А. на обязанность налогового органа самостоятельно определить налоговый вычет и принять в качестве расходов на приобретение земельных участков их инвентаризационную стоимость на момент возникновения прав заявителя на них противоречит доводам Михалченковой Т.П., изложенным в обоснование заявленных требований, где она указала, что стоимость продаваемой части доли в уставном капитале была сформирована в момент ее оплаты, а не в более ранний момент приобретения имущества, а расход, связанный с получением дохода от продажи доли в уставном каптале, — это расход по оплате доли недвижимым имуществом, а не затраты на приобретение недвижимого имуществ, тем самым определив свое понимание расхода.

Таким образом, поскольку уменьшение суммы доходов, полученных при продаже доли в уставном капитале организации, на номинальную стоимость такой доли Налоговым кодексом не предусмотрено, денежные средства в сумме руб., полученные Михалченковой Т.П. от продажи части доли в уставном капитале ООО подлежат налогообложения в полном объеме, а вывод налогового органа о необходимости доначисления Михалченковой Т.П. налога на доходы физических лиц за ДД.ММ.ГГГГ в сумме руб. и предложение уплатить данный налог является законным и обоснованным. Сумма налога исчислена в соответствии с п. 1 ст. 224 НК РФ пропорционально сумме полученного дохода ( ).

В месте с тем, согласно подп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ обстоятельством, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения, признается выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа).

Пунктом 3 статьи 109 НК РФ установлено, что при отсутствии вины лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения

Как следует из п. 4 ст. 228 НК РФ общая сумма налога, подлежащая уплате в соответствующий бюджет, исчисленная исходя из налоговой декларации с учетом положений настоящей статьи, уплачивается по месту жительства налогоплательщика в срок не позднее 15 июля года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Пунктом 1 статьи 122 НК РФ установлено, что неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налогового правонарушения, предусмотренного статьей 129.3 настоящего Кодекса влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Судом установлено, что налог на доходы физических лиц за 2011 год по налоговой декларации Михалченковой Т.П. своевременно не был уплачен, что подтверждено ее представителем, и является налоговым правонарушением, предусмотренным п. 1 ст. 122 НК РФ.

Однако, при определении налоговой базы в налоговой декларации Михалченкова Т.П. руководствовалась письменными разъяснениями Минфина РФ от 24.06.2008 г. N 3-5-04/[email protected], по смыслу и содержанию относящимися к налоговому периоду, в котором совершено налоговое правонарушение, что нашло отражение в оспариваемом решении налогового органа и является основанием для освобождения Михалченковой Т.П. от ответственности, а решение налогового органа в части привлечения к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога, принятое без учета положений подп. 3 п. 1 ст. 111 , п. 3 ст. 109 НК РФ, необоснованным и подлежащим отмене.

Согласно п. 1 ст. 229 НК РФ налоговая декларация представляется не позднее 30 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено статьей 227.1 настоящего Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 119 НК РФ непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов неуплаченной суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 1 000 рублей.

Отметка на налоговой декларации Михалченковой Т.П. за ДД.ММ.ГГГГ по форме 3-НДФЛ свидетельствует о ее предоставлении в налоговый орган ДД.ММ.ГГГГ (том 1 л.д.152), то есть с пропуском срока, установленного п. 1 ст. 229 НК РФ на два (один полный и один неполный) месяца, что стороной заявителя не оспаривается и является основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ.

Поскольку вывод налогового органа о необходимости доначисления Михалченковой Т.П. налога на доходы физических лиц за ДД.ММ.ГГГГ в сумме . признан судом обоснованным, сумма штрафа по п. 1 ст. 119 НК РФ должна исчисляться пропорционально данной сумме.

В обжалуемом решении размер налогового штрафа по п. 1 ст. 119 НК РФ в сумме . ( ) налоговым органом исчислен правильно. Также суд считает правильным двукратное снижение суммы штрафа ввиду наличия смягчающих ответственность обстоятельств.

Нарушений в процедуре привлечения Михалченковой Т.П. к налоговой ответственности не установлено.

Суд не усматривает нарушения прав заявителя неуказанием в требовании от ДД.ММ.ГГГГ о предоставлении документов (том 2 л.д.1) позиций, предусмотренных п. 1 Приложения N 5 к Приказу ФНС от 31 мая 2007 г. N ММ-3-06/[email protected], а именно: наименования документа, периода к которому он относится, реквизитов или других индивидуализирующих признаков документов, поскольку требование содержало указание о предоставлении информации относительно конкретной сделки ( п. 2 Приложения N 5 к Приказу, ст. 88 НК РФ), доход от которой являлся объектом обложения НДФЛ, сведения, позволяющие идентифицировать эту сделку, в требовании указаны.

Все необходимые документы, в подтверждение позиции, основанной на разъяснениях Минфина РФ от 24.06.2008 г. N 3-5-04/[email protected], заявителем налоговому органу были представлены своевременно, им дана оценка в акте камеральной проверки и в оспариваемом решении. Иное обоснование уменьшения налоговой базы на момент камеральной проверки и вынесения оспариваемого решения Михалченковой Т.П. не заявлялось.

На наличие других процессуальных нарушений сторона заявителя не ссылалась.

При таких обстоятельствах суд считает обжалуемое решение Межрайонной ИФНС России N по Тверской области N от ДД.ММ.ГГГГ в части привлечения Михалченковой Т.П. к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в сумме коп. подлежащим отмене, при этом не находит оснований для отмены данного решения в части необходимости доначисления Михалченковой Т.П. налога на доходы физических лиц за ДД.ММ.ГГГГ в сумме ., предложения уплатить данный налог и привлечения ее к налоговой ответственности по п. 1 ст. 119 НК РФ в виде штрафа в сумме

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-199 , 257 , 258 ГПК РФ, суд решил:

Заявленные Михалченковой Т.П. требования удовлетворить частично.

Признать незаконным и отменить решение заместителя начальника Межрайонной ИФНС России N по Тверской области N от ДД.ММ.ГГГГ в части привлечения Михалченковой Т.П. к налоговой ответственности по п. 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога в сумме

В остальной части решение налогового органа оставить без изменения, заявленные Михалченковой Т.П. требования без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Тверской областной суд через Старицкий районный суд Тверской области в течение месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме.