Колымские истории

Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 07 дек 2017, 04:51

Колымские истории 1. Коттеджи Сеймчана

Прошло сорок семь лет, а я всё помню, как будто это было только вчера.

Заведующая библиотекой Хабаровского строительного техникума Нина Петровна, прочитала мои стихи, указала на излишне поставленные знаки препинания и спросила:
- Вы билеты на самолёт уже купили? Я получила письмо от Ниночки, она вас встретить в аэропорту Сеймчана не сможет, будет в командировке в Буюнде, но в строительном управлении вас с Михаилом будут ждать.

На преддипломную практику мы собрались ехать с Мишей, с ним вместе поступали в техникум, вместе решили поехать «за туманом и за запахом тайги».
Мы уже знали о том, что посёлок Сеймчан, был основан в тысяча шестьсот девяностом году, является административным центром Среднекамского района Магаданской области.

Нина, выпускница нашего техникума, работала там уже три года, писала, что посёлок большой, почти семь тысяч человек, расположен на берегу одноимённой реки недалеко от места её впадения в реку Колыму.
Зима у них крайне суровая, лето короткое и очень жаркое. Река полноводная, по ней справляют много леса.
В посёлке есть аэропорт, речной порт, строятся многоэтажные дома, в качестве общежитий используются дома небольшие, типа коттеджей.

До Магадана мы долетели без особых приключений. Я и Михаил впервые летели на самолёте, да ещё самостоятельно. Были мы достаточно взрослыми, восемнадцать лет исполнилось.

В аэропорту Магадана пересели на АН-2, «Аннушку» как её все называли, и через полтора часа наш самолёт пошёл на посадку.

Я выглянул в круглое окошко – иллюминатор, увидел бесконечно извивающееся русло реки Колымы, потом извилины реки Сеймчан. а потом, словно краюшки хлеба, крыши домов.
Невольно обратил внимание на два больших квадратных участка земли, обособленных от остальных строений какими-то полосами по краям.
- Колонии это, - разъяснил мне сидящий рядом мужчина лет пятидесяти. - И зачем вас сюда занесло? А вы знаете, что в посёлке до сих пор проживают бывшие полицаи и предатели Родины?

Он посмотрел на наши побелевшие от укачивания лица, подумал, что мы сильно испугались.

- Я вот двадцать лет здесь работаю, а ночами на улицу один не выхожу! - Он говорил так серьезно, что мы почти поверили.

Мужчина вдруг улыбнулся, стал застёгивать свою меховую куртку и широко, по-дружески улыбнулся:
- А вы молодцы! Себя нужно проверить, на что ты способен. В жизни это пригодится. Только вы в карты здесь ни с кем не играйте, да не пейте спиртного с незнакомцами.
Кстати, вы знаете, что сюда завозят только спирт? Вы его когда-нибудь пили?

Мы с Мишей отрицательно покачали головой.

- Вы всегда держите себя уверенно, - продолжил наш попутчик, - но не лезьте на рожон, не ячтесь, не показывайте, что много знаете. А главное, не показывайте, что боитесь кого-либо. Отдельные особи двуногие это чувствуют.

Вот наша «Аннушка» побежала по полосе, вырулила к зданию и остановилась.
Спустившись на землю по короткому металлическому трапу, я сразу обратил внимание на двухэтажное бревенчатое здание с надстроенным над крышей диспетчерским пунктом. Брёвна были чёрными от воздействия снега и дождя.

Попутчик шёл рядом с нами и, не глядя в сторону встречающих, сказал нам:
- Этот аэропорт построили в тысяча девятьсот сорок втором году. С сорок третьего года, по сорок пятый, он стал промежуточным пунктом трассы Алсиб, по перегону военных самолётов из Америки по Ленд-лизу.
Я хорошо помню, как летом сорок второго, мы строили и оснастили три аэродрома в Оймяконе, здесь в Сеймчане и в Уэлькале на Чукотке. Главное, вы больше слушайте мудрых людей, но не выполняёте поручения всяких…
К нашему попутчику подбежал маленький, на две головы ниже его, круглый как пузырь человечек:
- Михал Михалыч! Машина ждёт! - Увидев, что рядом идём мы с Мишей, человечек не удивился и спросил, - Они с вами?
- Подвезём их к строительному управлению. – Не поворачивая головы к собеседнику, сказал Михайлыч, - Пузырёв, ты потом их отвези к общежитию.
Вокруг здания, стояли вековые высоченные деревья, ветки которых были у самой земли.
Только подойдя ближе, я обратил внимание, что большое количество снега было сдвинуто маленьким бульдозером, трактором ДТ-75, который, натужно рыча, чистил площадь перед зданием аэропорта и отталкивал сугробы к деревьям.
У входа в здание стоял покрытый тентом четырёх дверной Газ- 69.
Мы с Мишей усевшись на заднее сиденье, пытались хоть что-нибудь увидеть из замерзших окон. Но то ли сугробы вдоль дороги были слишком высоки, или печка автомашины быстро прогрела салон, окна запотели, так мы ничего и не увидели.
Через полчаса Михаил Михайлович вышел из машины. В полуоткрытую дверь я заметил одноэтажный дом, построенный из брёвен, огороженный штакетиной. Во дворе дома стояла одинокая ель.
Михаил Михайлович подошёл к дереву поклонился и громко сказал:
- Здравствуй, Любушка, здравствуйте дети, я вернулся!

- Вот так каждый день, - тихо констатировал Пузырёв, - он ведь в тысяча девятьсот сороковом году убил троих гадов. - Пузырёв грязно выругался. - Они изнасиловали его беременную жену.
Отсидел здесь в колонии двадцать лет, а теперь он большой начальник. После освобождения построил себе дом, посадил эту ель и разговаривает с ней, будто со своей потерянной женой и детками.

После оформления нас с Михаилом на работу в строительном управлении, Пузырёв подвёз к маленькому, три на четыре метра домику из бруса. Деревянный туалет был завален снегом по крышу.
Дверь в дом открывалась внутрь, к входу в дом была прокопана узкая траншея. Увидев наш немой вопрос, Пузырёв сказал:
- Малую нужду справите в ведро, большую на чердаке. Потеплеет, уберёте там. Лопаты держите в помещении, придётся не раз откапываться.
Михаила направили дублёром мастера в Омолон. Увиделись с ним мы через пол года в Хабаровске.

Недавно я прочитал в газете: «Колымская судоходная компания» 2 июня отправила из речного порта Сеймчан Магаданской области пять палубно-наливных судов с полутора тысячами тонн дизельного топлива для самого труднодоступного села Чукотки - Омолона. Таким образом, вместе с уже имеющимся запасом в тысячу тонн, потребности села будут обеспечены в полном объеме вплоть до следующей зимы.
Судам предстоит преодолеть путь по двум северным рекам: тысяча двести километров по Колыме и пятьсот семьдесят километров по Омолону.
На территории Среднеканского района находится Сеймчанский район Магаданского заповедника. Здесь в резко-континентальных климатических условиях произрастает множество реликтовых растений, которые типичны для океанических побережий. Также в Среднеканском районе интересен памятник природы "Остров на реке Колыме", откуда в 1936 году отправилась первая Омолонская экспедиция.

Из газеты я узнал, что население поселка Сеймчан сократилось до двух тысяч четырёхсот человек.
В связи с тем, что аэропорт не работает, в Магадан на заседание учёного совета директор заповедника добирался восемь часов на автомашине.
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 09 дек 2017, 05:47

Колымские истории 2. Кирпич

В 1964 году задумало местное руководство развести для колымчан коров.
Самое хорошее место, небольшой посёлок Буюнда, что расположен на одноимённой реке, чуть выше её впадения в реку Колыму.
Это ничего, что к посёлку никогда не было не то, что дороги, а даже тропы, что вокруг бескрайняя тайга, а посёлок окружают болота. Уж очень хотелось местному населению говядины, так им надоела оленина.
Главное, конечно, это молоко для детей, да больных туберкулёзом. Многовато их было тогда в тех местах…

Задумка было хорошей, а что трудности имелись, так для того и Колыма, чтобы были трудности!
Лето в тех местах хоть не так, как на большой земле, а тепло, травой те места богаты, прокормить стадо в десятка три голов вполне возможно.

Дороговато обходилась доставка строительных материалов. Зимой по льду реки Колымы завезли доски, шифер, цемент. Летом, когда река вскрылась, стали завозить на баржах красный кирпич, размером 250 на 120 и на 65 сантиметров.

Кирпича нужно было много, зимы в тех местах студёные, не редко бывали мороза за пятьдесят.
Продумали систему отопления коровника регистрами из труб на сто миллиметров диаметров, привезли секционный котёл «Универсал» для отопления.
Фундамент выкопали, сделали бетонные полы, теперь дело за каменщиками.
Люди те были работящими, если надо, работали весь световой день, да и умельцы они были. Без отвеса, на глаз выводили углы и вертикальные стены.

Помешала непогода, штормило, и баржа с кирпичом подняться в Буюнду ко времени не могла. Чем заниматься шестерым здоровым мужикам в непогоду?
На охоту в такой дождь не пойдёшь. Мясо ещё есть, настреляли с десяток глухарей на окраине посёлка. Кончики пальцев болели, ведь каждый день птицу нужно было освобождать от оперения.

Продуктов хоть и небольшой выбор, в фанерных бочонках была сухая картошка, сухой лук, есть горох, от которого пучило, да звонкие звуки раздавались из заднего места человека при разгрузке.
Всё это ничего, однако…

В посёлке работал когда-то клуб, старожилы говорили, что даже была библиотека, но это лет десять назад.
А теперь в посёлке проживало только полтора десятка человек.
Последний киномеханик, который жил в отапливаемой кинобудке, сгинул в зиму на охоте, и такая скука была по вечерам.

Электричества в посёлке не было. Полтора киловатный генератор стоял бесхозный в кинобудке.
Говорили, что из Магадана согласилась переехать в посёлок хорошая женщина, грамотная, окончила библиотечный техникум, но когда это будет…

Наконец погода установилась.
В пятнадцати тонную баржу загрузили кирпич. Буксирный малый катер (БМК), надрывно подвывая ЗиЛовским мотором, потихоньку отошёл от причала, потащив за собой против течения реки Колымы давно ожидаемый кирпич.
За лето, русло этой реки может поменять направление несколько раз, всё зависит от снежной зимы и количества дождей.
Проток и проточек была масса. Никаких бакенов, указателей не было. Капитан катера и шкипер благодаря многолетнему опыту, отыскивали нужный рукав и медленно приближались к Буюнде.

Красивы берега вдоль реки.
Высоченные сосны и лиственницы стояли, словно сказочные богатыри, плечом к плечу. И просвета не видно между ними.
А запах еловый! Воздух такой чистый и насыщенный, что хоть на хлеб его намазывай!
На многочисленных островах бесконечные кусты чёрной смородины, ягода крупная, порой размером с копейку, а вкусная! Прямо кладезь витаминов!

Но была опасность для судоходства, топляки.
Мало того, что река подмывала берега и огромные деревья валились в воду, беспомощно выставляя корни всем на показ.
По реке сплавляли плоты из брёвен, частенько они попадали на косу, отмели и оставались там гнить годами. И было очень много таких брёвен на берегу, где делала повороты Колыма.

Сведущие люди говорили, что американцы предлагали очистить берега, а лес забрать себе.
Не согласились наши, кроме огромных запасов леса, в каждом кубометре речного песка было небольшое количество золота…

Вот очередной поворот, показался высокий берег и пробитая трактором колея к самой кромке воды.
Это был пункт назначения, посёлок Буюнда.

Подождали час, наконец, послышался шум тракторного мотора. А вот и ДТ - 75 с тележкой, на которой присев на корточки, были все шестеро каменщиков.
Бригадир подошёл к капитану катера, протянул ему свёрнутые вдвое деньги. Капитан вынес из катера два ящика питьевого спирта, ящик тушёнки, коробку рожек.

Периодически поглядывая на ящики со спиртом, строители очень быстро загрузили тележку первой партией кирпича.
Трактор медленно двинулся к посёлку, который находился в километре от реки.
Бригадир, пообещав вернуться сразу, подхватив с напарником один ящик со спиртом, не оглядываясь, пошёл по следам трактора. Взяв с собой остальные ящики, за ним двинулись остальные.

Больше их в этот день не увидели.
Наутро капитан катера попрощался со шкипером и, пообещав вернуться через три дня, отчалил от берега.

Шкипер ждал день, второй, наступил уже третий день.

Ни БМК, ни строители не появляются.
Шкиперу опасно оставлять баржу без присмотра, может и вода подняться, может и баржу с грузом унести.
Терпеливый был тот шкипер, но и самолюбивый. Хоть он и не выглядел богатырём, но силушки ему хватало. Все в Сеймчане и окрестностях знали, что перечить шкиперу опасно.
Он только подойдёт, протянет руку как бы для приветствия, примет в свою ладонь, поданную ему, и так сожмёт, что у обидевшего его человека закапают не только слёзы, но и жидкость из другого места.

Шкипер управился с разгрузкой кирпича.
Он перебрасывал груз из трюма прямо через железный борт, и баржа медленно поднималась над водой.
Вот и последний кирпич полетел в воду реки Буюнда.

Шкипер отвязал канат от сосны, склонившейся почти над самой водой, и баржа медленно поплыла вниз по течению к Сеймчану.

Через день, к этому месту, наконец, подъехали на тракторной телеге строители.
Они с удивление смотрели на кучу кирпича, лежавшего в воде и почёсывали свои затылки.
Их припухшие от пьянки лица, заросли многодневной щетиной, но глаза у всех были широко открыты от удивления.
И через пять лет, прибывающие на катерах и баржах в Буюнду люди, видели в воде эту огромную кучу красного кирпича.
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 10 дек 2017, 04:48

Колымские истории 3. Герой - любовник

В бригаде строителей было два лидера – первый, это, конечно же, бригадир. Невысокий, кряжистый, почти квадратный мужчина сорока лет с цепким, оценивающим взглядом.
А негласным был бывший старшина второй статьи, год назад, вернувшийся с военно-морского флота.
Высокий двадцати двухлетний парень выше среднего роста, широкоплечий и самоуверенный, не терпящий возражений более мелких ростом людей.
Его широко поставленные глаза были всегда широко открыты, он всех людей сначала оценивал взглядом, а потом уже, если очень тому было нужно, вступал в беседу.
Был он в меру симпатичен, знал много «сальных» анекдотов, поэтому за столом всегда был в центре внимания.
Сразу после армии он женился, и родилась у его жены тройня, что было редкостью в этих местах.
Одинокие женщины бросали на него свои взгляды, и наш морячок чувствовал себя в посёлке Сеймчан героем.
Он никогда не хвалился своими победами над женщинами, наоборот. Он часто говорил, как любит свою молодую жену и обожает своих пацанов.
Был Клим физически крепок и часто они с бригадиром устраивали пробу своих сил.
Оба владели приемами вольной борьбы, и было интересно смотреть на них, когда они с переменным успехом прикладывали друг друга спиной к земле.
Работали в бригаде в полную силу, очень к вечеру уставали, но через неделю, Клим стал часто рассказывать анекдоты про любовь и измены, и всё вспоминал свою жену – малышку.
Он часто вздыхал, доставал из кармана завернутую в не свежий носовой платок фотографию жены, опять вздыхал и прятал в фотографию в карман.
А тут как раз напротив их посёлка заглох мотор БМК и баржа с продуктами, которую тащили в посёлок Верхняя Буюнда, застрял на неопределённое время.
Завмаг, которая сама сопровождала груз, напросилась в гости к поселковой медсестре, статной, несколько полноватой блондинке с огромной грудью.
Её муж, литовец, был завмагом в Буюнде и гостья рассчитывала неплохо провести время.
Увидев новое лицо, округлые формы гостьи, её несколько толстые, но четко очерченные губы, широкие бёрда и открытую тугую грудь, Клим словно сдурел.
Он не отводил глаз от привлекающих его бёдер, потом медленно поднимал голову и смотрел на грудь женщины, её глаза.
И так это забавляло гостью, что она сама стала заигрывать с этим героем.
Клим словно таял под её взглядом. Он, будто нечаянно, присев на стул рядом с ней, коснулся своим бедром её.
Потом, подавая ей тарелку с картошкой, будто невольно задел своим локтем её грудь.

Ужин удался на славу, правда на этот раз, выпили немного, на всех две бутылки питьевого спирта.
Затрещал двигатель ДТэшки, в дом вошёл тракторист и сообщил, что БМК готов следовать дальше, он приехал за гостьей.
У Клима вырвался стон, некоторым показалось, что в уголках его рта показались слюни. Клим посмотрел на грудь завмага, опять тихий стон.
Гостья с достоинством поднялась из-за стола и при всех, обратившись к Климу, сказала:
- Напоминаю кое-кому, что Буюнда, это правый приток Колымы. Длина реки составляет четыреста тридцать четыре километра. Протекает Буюнда по Колымскому нагорью, однако, - она призывающим взглядом посмотрела в глаза Клима и закончила, - до нашего берега много ближе, хотя в низовьях река порожиста.
Клим проводил гостью до баржи, там, взяв её за руку и заглядывая в складку её груди, сказал:
- Через два дня жди в гости.
Следующие сутки Клим работал больше всех и дольше всех, он ночью спал всего четыре часа.
Утром он о чём-то долго говорил с бригадиром, потом бригадир махнул рукой и отвернулся.
Клим побежал к литовцу и попросил на время его маленькую, самодельную весельную лодку.
Пять часов Клим грёб, поднимаясь против течения. На ладонях лопнули мозоли и стали кровоточить. Особенно трудно было одному перетаскивать лодку через пороги.
Как его встретила завмаг, Клим рассказал коротко:
- Не ожидала она, очень сильно удивилась. Все соки из меня…
Клим отвернулся, отошёл в сторону и достал из кармана фотографию жены:
- Извини, дурак я!

Два дня Клим ходил медленно, силы восстанавливал.
На третий день бригадир предложил ему побороться. Клим согласился и мужчины, подзадоривая друг друга, провели несколько приёмов.
На этот раз было видно явное преимущество бригадира.
Клим, лежа на спине, пытался освободиться от захвата, но ему это не удавалось. Он даже стал рычать от злости.
Потом извернулся и укусил бригадира за большой палец правой руки. Бригадир взвыл и вскочил на ноги, из глубоко прокушенной руки текла кровь.
Через два дня, несмотря на попытки медсестры помочь раненому, рана загноилась, рука стала опухать.
Вовремя пришла баржа с бочками наполненными соляркой. Баржу разгрузили быстро, и бригадир поплыл на ней в Сеймчан, где его положили в больницу, была необходима операция.
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 16 дек 2017, 04:41

Колымские истории 4. Хитрый

Он был сыт и свободен.
Никто его не будет понукать, покрикивать на него, Он пойдёт туда, куда хочет сам. Места здесь всем хватит.

Невысокие сосны призывно звали его к себе, Он знал, что там гнуса будет меньше. Трава на поляне высокая, по самую грудь. Только иногда под ноги попадаются высокие кочки, да пугали выскакивающие из травы глухари.

Он шёл вдоль залива, протянувшегося на километр, не оглядываясь. А пусть теперь его поищут. Путь поймут, что не они ему, а он им нужен. А то все стараются на него повышать голос. Сколько можно?

У него всегда работы много, а кто-то в палатке и днём отсыпается. Могли бы ему на ночь дать ещё пару кусков сахара, что, жалко, что ли?

Он стоял и смотрел на реку.
До самого поворота она была широкой и спокойной, а там, дальше, начинались пороги. Даже отсюда были видны буруны.

Он прошёл ещё километр в одну сторону, потом повернул обратно и наткнулся на старый, брошенный шалаш. Рядом с ним были остатки другого, большого шалаша, сгоревшего только вчера. Хорошо хоть никто не пострадал.

Кто же так близко разводит костёр?

Он шагнул дальше и наступил на брошенные кем-то вилы, так и пораниться можно нечаянно, недоглядели.

Среди головёшек блеснул металл.
Это был потерявшийся затвор от мелкокалиберной винтовки литовца, который приходил недавно поохотиться на гусей.
После охоты он стал чистить винтовку, а тут пожар, хорошо трава была сырая, не загорелось поляна вокруг.

Какие они все кровожадные, всё им мясо подавай!

Он подошёл к берегу реки, прямо против него плавала пара гусей, искоса поглядывая в его сторону.
Не увидев для себя опасности, они повернулись к нему задом.

Он тоже отвернулся от них, подошёл к стогу сена, обошёл вокруг. Плохо его уложили, поднимется ветер, повалит. Он, было, прислонился боком к стогу, стала сползать не притоптанная наверху трава.

Тут он услышал призывный голос глухарей, токуют. Направился, было, туда, но тут гнус стал лезть прямо в глаза. Он повернул голову, решив пойти в заросли, там гнуса меньше.

В небольшом озере, он увидел пару журавлей, которые на своих длинных ногах, мерили глубину водоёма, прохаживаясь то в одну сторону, то в другую.
Озёр вокруг было много и почти в каждом плавали табуны уток, со всех сторон раздавалось их кряканье. Над головой время от времени пролетали ещё несколько табунков и с плеском садились на воду.

Он опять вернулся к озеру, где прохаживались журавли.
Эту пару он встречает здесь второй год, они не расстаются друг с другом.

Он услышал разговор двоих молодых мужчин, повернул голову, на плечах у каждого косы.
Оба курили на ходу, как бы беды не было, а то бросят окурки в траву.
Чтобы его не заметили, он быстро вошёл в заросли кустарника.

Здесь, он чуть не столкнулся с оленихой. Следом за ней, широко расставив тонкие ножки, шагал оленёнок. Увидев среди кустов незнакомое большое тело, оленёнок взбрыкнул и быстро спрятался за матерью.

- Не бойся, я не обижу, - подумал он.

- Хитрый! Хитрый! Да где ты, зараза! - Услышал он крик бригадира. - Пашка! Иди по тропе к поселку, Хитрый опять прячется в кустарнике. Потом пройди налево, там два маленьких озера…

- Да тут этих озёр в округе полторы тысячи, - послышался ответ Пашки.

- Хитрый! Иди ко мне, я тебе сахар дам, – услышал он и пошёл на голос бригадира.
Тот, увидев коня полез в карман, достал сахар, протянул к его губам:
- Вот ты где, сивая морда.

Бригадир потрепал коня по холке и достал второй кусок сахара рафинада.
Мягкими губами Хитрый осторожно взял из ладони сахар и, опустив голову, потёрся о плечо невысокого, плотного мужчины.

- Ах, ты, опять верёвки распутались, опять Пашка тебя неправильно стреножил, - доставая очередной кусок сахара, сказал бригадир. - Вечером пойдём на охоту, стадо оленей я неподалёку видел. Не зря эвенки называют эту реку Буйунда, что значит дикооленная.

Бригадир погладил коня между глаз, поцеловал его в это же место, достал третий кусок сахара, приговаривая:
- Работяга ты наш, хитрец ты наш…

Потом бригадир поднял голову, посмотрел на небо.
Там увидел только одно маленькое облако, так похожее на коня.
Бригадир пожал плечами и повернулся к своему сыну:
- Пашка, ты, когда научишься за конём смотреть? Опять целый час его искали, он опять распутал твои верёвки. Иди, покажу, как надо стреножить, чтобы завтра не искать нам Хитрого снова.

- А вот это мы завтра ещё посмотрим, - подумал Хитрый, и опять потёрся о плечо мужчины.
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 17 дек 2017, 06:34

Колымские истории 5. Литовец

Чем он приглянулся завмагу, Володя не знал.
Ещё при погрузке товара на баржу, Адам Адамович, так он просил себя называть, всё поглядывал в сторону молодого дублёра мастера-строителя.

Тот не боялся тяжелой работы, так же как члены бригады строителей носил трубы на плече.
Потом помогал загружать ящики со спиртом и вином. Этот парень даже не пытался вытащить из ящика бутылку с «Черносмороденным». Вино было конечно дешёвым, но остальные прятали его себе за пазуху.

А ещё, Володя не курил и не играл в карты, когда баржу потащили в Буюнду. Он с разрешения шкипера, зашёл в его рубку и интересом смотрел, как тот, обхватив руками отполированную медь штурвала, крутил его то в одну, то в другую сторону, держась в кильватер буксирующего их катера БМК.

Потом молодой мастер долго любовался природой.
Да, красива она по берегам реки. Вот Колыма сужается, сжатая с двух сторон невысокими голыми горами, а вот, разделившись на рукава, показывает огромные острова, на которых растут кусты крупной смородины.
А по берегам стоят высокие ели и не видно ни одного следа жизнедеятельности человека.
- Откуда ты родом, Володя, - с лёгким прибалтийским акцентом обратился Адам Адамович. - Ты присядь рядом, поговорим.
- Родился я в Литве, в городе Клайпеда.

Адам Адамович встрепенулся, он даже привстал с ящика, улыбаясь, протянул обе руки к Володе.

- Да, мы с тобой земляки! Ты тоже литовец? Лабас понос! Здравствуй сынок.

Густой седой волос на его голове шевелился под небольшим ветром, и Володе показалось, что каждая волосинка Адама Адамовича потянулась к лицу его собеседника.

Володе стало не по себе, он немного опешил, оглянулся на членов строительной бригады, которые играли в карты.
Володя заметил внимательный взгляд бригадира бригады сантехников, казалось, бригадир не ободряет такое сближение их мастера с завмагом.

- Ты не обращай внимания на этих, - улыбаясь, продолжил завмаг, - им бы вина напиться, да подраться. А как я отвернусь, спирт стащить. А кто твои родители?

Володя всё ещё смотрел на бригадира и не понимал значения его знаков, когда тот ладонью несколько раз провёл по своей шее.

- Мой папа служил там после войны в НКВД, он из Белоруссии, а мама из Мичуринска.

Повернув голову в сторону Адама Адамовича, Володя даже вздрогнул, увидев, как светло-голубые глаза завмага, вдруг стали бесцветными, без того тонкие губы, стали как ниточка, а рот открылся, обнажив ещё крепкие, очень мелкие жёлтые зубы.

Молчание продлилось несколько минут.

Володя чувствовал, что его собеседник еле сдерживает свои эмоции. Казалось, он вот-вот выплеснет свой гнев на молодого мастера.
Бригадир, словно почуяв неладное, поднялся со своего места и подошёл ближе. Он достал из кармана куртки папиросы «Беломорканал», достал одну, дунул в бумажный мундштук, потом смял папиросу и шагнул в сторону литовца.

- Не волнуйся бригадир, со мной всё в порядке, - не поворачивая головы, сказал Адам Адамович. – Наплыло вдруг на меня…

Когда на берегу разгружали баржу, бригадир старался держаться неподалеку от Володи, всё поглядывая в сторону завмага. Адам Адамович заметив это, несколько раз пытался заговорить с ним, но тот отмахивался от него, как от надоедливой мухи.

В посёлок сделали несколько рейсов на тракторной тележке, весь товар отвезли в магазин.
Строители, ожидая возвращение трактора, встали в кружок и закурили. Володя отошёл в сторону, чтобы дым папирос не попадал ему в лицо.

- Нет, надо сказать парню, - бросив папиросу в реку, бригадир выругался и пошёл к Володе.

Он встал лицом к лицу с высоким, восемнадцатилетним парнем.
Был он на голову ниже молодого мастера, но гораздо шире в плечах.

- Молодой ты ещё, многого не понимаешь! Да что там, похоже, в людях ты видишь только хорошее. Да, родители у тебя молодцы, правильно воспитывали. Это мы из прошлого, много видели, многое пережили.

Бригадиру было далеко за шестьдесят.

- Ты того, не слушай этого, - бригадир кивнул в сторону ящика с вином, свалившегося с тележки. Да, ребята сделали это специально! – Бригадир выругался, сплюнул на землю. - Да фашист он, из легионеров, и зовут его Адольф!
Я столкнулся с ним в Клайпеде, когда его отряд перестрелял в упор весь наш взвод.
Ты извини, что не говорил тебе.
Я и отца твоего знал, он служил в батальоне НКВД, поэтому я и над тобой взял шефство.
Испугался я тогда, запил, а денег взять негде, вот и крал из склада продукты. Когда я в очередной раз понёс продавать краденое из продовольственного склада пшено в город, прямо на улице натолкнулся на Адольфа.
Всё задрожало у меня внутри, я с автомата и положил женщину и двоих мальчишек, что шли рядом с ним.
Убил ещё несколько случайных прохожих, а Адольфа только ранил.

Бригадир вновь выругался, махнул рукой и, увидев, что появился трактор с тележкой, отвернулся от Володи и пошёл грузить трубы для коровника.

Вечером, Володя вышел из домика, в котором жила бригада. Он стоял неподалёку от магазина, в десятке метров.
Между ними была огромная землянка, которую использовали под склад товаров. Крыша на ней просела и была опасность, что она скоро обвалится.

Из землянки вышел завмаг, закрыл двёрь, накинул на кованый засов огромный замок. Увидев мастера, не удивился, молча подошёл, встал рядом.

Молчание продлилось минут десять. Потом завмаг сделал шаг и встал вплотную к Володе:
- Да, я стрелял, в меня стреляли, время было такое. А бригадиру убийство своей семьи простить не могу.
На мне много крови, не отмыться, но о мщении никогда не думал. А ты не бойся, не меня нужно бояться, а своих мыслей. Завтра утром зайди ко мне, я тебе там кое-что приготовил.

Утром Володя зашёл к Адам Адамовичу в магазин. На прилавке он увидел его мелкокалиберную винтовку и пачку патронов. В руках у завмага был закопченный затвор от винтовки.

-Немного почистить и ладно будет, - увидев мастера, сказал завмаг. - Только не вздумай целиться в людей. Да и в животных без надобности не стреляй.
Литовец посмотрел в глаза Володе и добавил:
- Хотя некоторые люди бывают страшнее бешеных волков!
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 23 дек 2017, 03:09

Колымские истории 6. Коровник

Отопительный секционный котёл «Универсал» собрали и установили на подготовленное строителями основание, потом стали варить регистры.
На торцы труб диаметром сто миллиметров, приварили куски металла, в которых сделали отверстия диаметром двадцать пять, как раз под диаметр дюймовой муфты.
Бригадир сантехников, Дмитриевич, зажав конец дюймовой трубы в тиски, нарезал клупом резьбу и тихонько напевал:
- Соловей, соловей, пташечка…

Вот Дмитриевич раздвинул губы тисков, перевернул восьмиметровую трубу другим концом, зажал в тиски, и вновь стал нарезать резьбу.

- Соловей, соловей, пташечка, - вновь услышали члены бригады.

Бригада состояла из четырех человек.
Самым старшим по возрасту и опыту работы был бригадир. В строительно-монтажном управлении он работал лет пятнадцать. Это был физически сильный, не особо пьющий мужчина, около шестидесяти лет.
Он периодически поглядывал на членов бригады и давал команды.

- Николай! Слышишь меня? Ты больше краски на резьбу мажь, да лён не жалей, а то через год, без краски то, в этом месте потечёт.

- Сенька! Крепи к стене регистры надёжнее, чтобы корова не смахнула, да затягивай болты на хомуте сильнее, что, поел плохо?

Семён, мужчина лет тридцати, сутулый и заросшей бородой по самые глаза, огрызнулся:
- Бригадир, ты за молодыми смотри, что ты всё командуешь? Они и едят больше меня!

- Да они и работают больше тебя, потому и едят много! – ответил Дмитриевич. - Семён, что ты стучишь кувалдой по резьбе, ведь лопнет она, потом переваривать сгон…

- А, зараза, какая, - стал ругаться Семён, - приварил Стёпка не ровно, трудно муфту затягивать.

Самый молодой член бригады сварщик Степан, отбросил в сторону держак с зажатым в нём электродом, заглушил двигатель сварочного аппарата, смонтированного на двухколёсном прицепе.

- Как заменили двигатель, стало лучше. Слышишь, Дмитриевич, я же говорил, быстрей работать буду, а ты не верил.

Степан снял с головы маску и повесил её на огромный гвоздь, точащий из стены.

- Вот ты мне объясни, Семён, зачем строители набили здесь столько гвоздей? А, не знаешь, так я тебе сам отвечу. Они знали, что будет здесь работать большой специалист Степан Конев и ему нужно будет…

- Степан, не трепись, - перебил его бригадир, - начинай вырубать днище в пустых бочках, нужно варить дымовую трубу. А я пойду готовить оттяжки.
Семён, а ты иди, готовь обед, сегодня твоя очередь. Да не забудь пельмени посолить, а то…
- Опять Семён, что, я самый молодой?
- Нет, - вмешался Степан, - ты у нас самый надёжный, не начнёшь кушать до прихода всей бригады, мы в этом уверены.

Семён снял с рук верхонки, аккуратно положил их на цементный пол, рядом положил кувалду и газовый ключ второй номер.
- Ты руки свои не забудь отмыть, - напомнил Семёну бригадир.

Семён, посмотрел на свои руки, пятна краски, под ногтями, будто огород. Вздохнув, он пошёл к рукомойнику. Оторвав кусок льняной пряди, он намочил его в солярке, что была в оцинкованном ведре, потёр свои руки.
Краску смыл быстро. Потом он достал из кармана большой складной нож, открыл лезвие и стал вычищать грязь из-под ногтей.

- Ты прямо у нас такой чистюля, издевательски произнёс проходивший мимо Степан. - Вот бы ещё бороду свою поправил. А ножечек у тебя почти как сабля! Сам сделал?

Оставив без ответа подначки молодого парня, Семён сложил лезвие и убрал нож в карман, помыл с хозяйственным мылом руки и пошел варить пельмени для всей бригады.

После обеда, прикрепив оттяжки к верхней части сваренной из бочек трубы, решили поднять её и закрепить на своём месте.

Через сваренную из двух труб на сто миллиметров мачту, перекинули длинный трос и прикрепили к трактору.

Дэтешка тихо двинулся, трос натянулся.
Вот труба стала медленно подниматься. Вот она уже под углом в сорок пять градусов.

- Стёпка, Семён, держите оттяжки, как бы труба не пошла в сторону, - закричал бригадир, и как сглазил.

Труба стала крениться в сторону Степана, тот, испугавшись, бросил оттяжку, и отбежал подальше.

Труба медленно стала крениться на Семёна.

Бригадир, ругая струсившего Степана матом, побежал к оставленной тем оттяжке, схватил её двумя руками и, упершись каблуками сапог в землю, стал тянуть на себя.
Движение трубы в сторону Семёна остановилась.
С помощью четвёртого члена бригады, недавно демобилизованного из Советской Армии худенького и низкорослого парня, трубу удержали.
Подбежал Степан, втроём трубу возвратили на намеченное для подъёма место.

Трактор потихоньку двинулся вперёд, и труба встала высокий фундамент, внизу которого была металлическая дверца, для очистки от пыли и сажи.
Закрепив четыре оттяжки болтами, члены бригады подошли к трактору, из кабины спустился курносый, с ярким румянцем на правой щеке пожилой мужчина. Вот он повернулся лицом к подошедшим сантехникам.
На левой стороне лица тракториста, был большой ожог, но Папаша, как все его звали, не стеснялся ни ожога, ни отсутствия у него левого уха.
Он победно посмотрел на собравшихся вокруг него людей и громко произнёс:
- А вы сомневались, эх, вы, пацаны!
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 24 дек 2017, 12:20

Колымские истории 7. Папаша

Ужинали в этот вечер вшестером.
На самом почётном месте сидел Папаша. Он сел правой стороной к керосиновой лампе, левая щека была в тени и сантехники не видели его обезображенного лица и отверстия на том месте, где у всех должно быть ухо.

Папаша кушал обстоятельно.
Ему на тарелку положили половинку тушки глухаря. Отщипывая куски мяса, Папаша жевал медленно, тщательно пережёвывая пищу редкими зубами.

Пришлось ещё раз ставить на печь эмалированное ведро, в котором сварили ещё двух разрезанных на части глухарей. Мясо достали, а в бульоне сварили макароны.
Такие сытные были эти макароны. Здесь тебе и суп, и сразу второе блюдо.
В этот вечер пили немного, когда налили по первой, Папаша встал и сказал, что двадцать пять лет назад, он горел в танке первый раз. В том бою, погиб весь его экипаж и только он один выбрался через водительский люк.
Тогда, его лицо оставалось целым, только на спине есть памятные шрамы.

Папаша держал на уровне своего лица гранёный стакан с правой стороны, из правого глаза у него скатилась крупная слеза и застряла в глубокой морщине у губ.

- Давайте помянём моих боевых товарищей, - закончил Папаша.

Несколько раз дернулся его большой, острый кадык, Папаша кашлянул, запрокинул голову и выпил полный стакан.

Четверо сантехников и бригадир молча начали пить, только демобилизованный солдат закашлялся на втором глотке и отвернулся.
Сделав несколько вздохов, он пришёл в себя. Спирт, что все пили, был не разведенный.

Молча сели на лавки, стали есть мясо птицы, кости складывали в эмалированную миску.
Придвинув к себе поближе миски с макаронами, плотно поели.

Бригадир посмотрел на Папашу, тот утвердительно кивнув головой, негромко сказал:
- Мне глоток.

Он опять поднялся с лавки и, глядя поверх голов мужчин, тихо сказал:
- Давайте вспомним всех тех, кого мы уже никогда не увидим: погибших на войне, сгинувших в тайге, утонувших в реке Колыме, при переходе в Буюнду.
Папаша на секунду замолчал, потом посмотрел на самого молодого товарища:
- И дай бог, чтобы каждый из вас испытал того горя, что испытали мы с вашим бригадиром. Чтобы вас не предали приятели, чтобы….
Папаша вдруг замолчал, словно поперхнулся и повернул своё лицо так, что стало видно обезображенную часть.

- Чтобы вас не предали, - повторил Папаша, - не сожгли ваш дом злые люди…

Папаша одним глотком выпил спирт.

- Спасибо, добрые люди, пойду я, - не глядя на членов бригады, сказал он и, опустив голову, вышел из комнаты.

- Несколько лет назад, из колонии был групповой побег, - после выхода Папаши начал говорить бригадир. - Дураки они, думали по тайге уйти, да бесполезно это. В нашей тайге нет дорог.
Группа зеков хотела спрятаться в доме Папаши, да не испугался он. Что там произошло, точно не знаю, ухо ему отрезал кто-то из беглых.
В доме пожар был, погибла жена Папаши с пацаном и все зеки, а вот Папаша живой, но будто душа его сгорела в ту ночь.
Когда он приехал в Буюнду, пол года ни с кем не разговаривал. Плохо было с продуктами. Сухая картошка только оставалась, даже соли не было, а тут и патроны кончились, а до ледостава далеко, баржи сюда редко поднимались.
Десны у людей стали кровоточить, зубы стали шататься…

Папаша срезал с ели несколько веток, собрал с них иголки, сварил, и каждый день пил сам и заставлял других пить этот отвар.
Так и спаслись от цинги.

Зимой по льду привезли продукты, патроны, жить стало легче.
Потом Папаша пригнал по льду Колымы из Сеймчана новый трактор. С тех пор и работает на нём.
Вообще-то, гнали тогда три трактора, но два провалились под лед вместе с тележками, грузом и людьми.
Тогда здесь лес здесь валили, да сплавляли по реке.
Я потом вам покажу место, где на дне реки ещё можно увидеть кабину одного трактора.

Всё, на сегодня хватит пить! Завтра у нас много работы!
Снайпер
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 30 дек 2017, 03:51

Колымские истории 8. Снайпер


Его все звали снайпером.
То ли оттого, что было у него с женой восемь детей и все мальчишки. А может быть, так его звали в память о его воинской специальности. Он был кавалером трех степеней ордена «Славы», да ещё два ордена «Красной звезды» и две медали «За отвагу».

Жена его была высокая, стройная, а фигурка у неё…
Вот только правой руки у неё не было по локоть, да прихрамывала она на правую ногу.
Пытались некоторые представители обоих полов называть жену снайпера «Культёй», да не прижилось это.
Мужиков Снайпер отучил быстро и жёстко.
Женщины, увидев, как каждый год прибавлялись дети в семье, все были ухожены, чистые и сытые, забыли сами про эту кличку.

С материка Снайперу привезли две козы и через несколько лет, в сарае зимой было уже небольшое стадо. Не жадные были это люди. Сами пили жирное козье молоко, и бесплатно давали для детей соседских.
Потом Снайперу привезли трёх кур несушек, да петуха. Вот диво стало. Каждое утро соседи просыпались под крики этого живого будильника.
Количество кур увеличивалось не сразу. Ведь каждый день сынки Снайпера просили яичницу. Однако года через три, и у соседей снайпера тоже появились куры. Цыплят жена Снайпера дарила им с широкой улыбкой.

Всем был хорош снайпер, и товарищ надёжный, в работе всегда первый, вот только…
Сам не курил и ругался, когда рядом дымили. Кроме того, не пил он спиртного! Ни капли, даже в большие праздники.

В День Победы он наливал полный стакан спирта, накрывал его куском хлеба и ставил рядом с фотографией, где он в форме с пагонами старшины и всеми своими наградами, вместе со своими боевыми товарищами.
Стакан тот со спиртом стоял до тех пор, пока спиртное не выдыхалось.
Потом кусок сухого хлеба, снайпер брал уже с пустого стакана и, размочив в крепко заваренном чае, молча съедал.

И ещё.
Очень не любил снайпер слушать обсуждение успехов в некоторых странах социалистического лагеря.
Особенно в Румынии и Венгрии.

Как только мужики начинали об этом говорить, Снайпер поднимался и молча уходил. Естественно, мужики этого не понимали.
Страны Варшавского Договора дружные, мощные, НАТО Советский Союз боится. В мире всё больше стран берут пример с их большого и дружного народа. Непонятно мужикам такое поведение Снайпера.

Когда отмечали двадцатилетие Победы, в посёлок приехал корреспондент из Москвы. Он так и представлялся всем: - Специальный корреспондент газеты «Правда».
Он объехал много посёлков на Колыме. Встречался он с теми, кто имел награды. Были и такие, которых при осуждении лишали наград. Встречался и с ними.

Когда корреспондент узнал о Снайпере, о его орденах и большой семье, очень захотел написать большую статью о нём.
Снайпер долго отнекивался, не объясняя причину отказа. Но корреспондент был упорный, каждый день по три раза приходил.
На четвёртый день Снайпер впервые посмотрел в глаза корреспонденту и сказал:
- А твою статью всё равно не напечатают!

Корреспондент стал убеждать его, что он ещё известный писатель, его книги читают во всём Советском Союзе, его знают большие руководители.
Однако Снайпер стоял молча и смотрел в глаза этому писателю.

Жена Снайпера, встретив в очередной раз гостя на пороге своего дома, пригласила его к столу.
Она, управляясь одной рукой, быстро накрыла стол, налила две тарелки наваристого борща и сказала мужу:
- Ты объясни гостю, а мы пока с детьми погуляем, не к чему им слушать ваш разговор.

Гость удивился поведению женщины.
Вот молча съели борщ, Снайпер убрал со стола посуду, придвинул свой табурет ближе к корреспонденту и, наклонившись к нему, сказал:
- А доставай свою тетрадку, пиши, только этого никто у тебя не напечатает.

Через два часа, хлопнула входная дверь, вернулись дети с матерью.
Московский гость попрощался за руку со Снайпером, поблагодарил его жену за вкусный обед, потрепал по головам несколько мальчишек и, широко улыбаясь, вышел.

Уже в самолёте, рейсом Анадырь - Магадан, он достал свои черновые записи и стал их перечитывать. Словно опять он слышал чуть хрипловатый голос своего собеседника:
- На моём счету к тому времени было сорок три немца. Через неделю, узнаём, что перед нами стоит румынская дивизия.
Что там за солдаты, как они воюют, мы ещё не знали. Но когда узнали, что они вытворяют на оккупированных территориях и что делают с нашими пленными, очень разозлились.

Да и солдаты венгерской дивизии вели себя хуже зверей.
Они выносили из домов наших граждан всё. Тряпки, даже посуду! Женщин наших портили, а кто им не поддавался, убивали.
После того, как мы сами увидели, что венгры и румыны добивают наших раненых, вырезают им живым звёзды на груди, очень разозлились. Между нами негласный уговор был, в плен венгров и румын не брать.
Мой личный счет быстро увеличился вдвое.

С моей женой мы познакомились на фронте. Она была связисткой в нашем батальоне.

Вторые сутки я был в засаде. Несколько раз стрелял, попадал.
Пришло время возвращаться в часть. Иду себе потихоньку, а в полукилометре вижу её, мою красавицу.
Идёт она вдоль линии связи, одной рукой поднимает проложенный ранее провод, по сторонам не смотрит.

Только не обрыв там был.
Группа разведчиков румын. Они на неё напали, но она у меня не из трусливых. Финкой, что я ей сделал, той, которой она зачищала провода, она ударила одному солдату в плечо.

Я в прицел всё видел.
На неё навалились четверо…

Я поднял свою винтовку, в оптику увидел, что один поднялся с неё и застёгивает свои штаны.
Сделал пять выстрелов.

Когда подошёл к тому месту, увидел, что она без сознания.
Вены и сухожилия на её правой руке перерезаны, кровь идёт. Я своим ремнём перетянул ей руку выше локтя.
Смотрю, на её голой ноге все пальцы отрезаны и рядом валяются.

И тут мне в спину выстрелили.
Уже падая, я увидел ещё одного, молодой такой, улыбался. Не знал он, что винтовку свою я перезарядил по ходу движения. Падая, я ему прямо в открытый рот и выстрелил.

В госпиталь нас доставили с ней вместе. Руку любушке моей отняли по локоть. После того, что с ней сделали, она не хотела меня видеть.
Когда ей разрешили выходить в парк у госпиталя, я всегда шёл немного сзади. Она это знала, но вида не подавала. В госпитале находилось на лечении несколько офицеров венгров.
Один из них положил глаз на мою Любу. Он открыто стал её домогаться, я не выдержал, подошёл и свернул ему шею.
Начальник госпиталя на следующий день нас С Любой выписал. Он мне и сказал, что венгры и румыны, лет через двадцать, продадут нас с потрохами.
Нашёл я свою Любу здесь в 1946 году.
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 31 дек 2017, 03:27

Колымские истории 9. Рыбные пельмени

Эта протока Колымы была мелкой, не больше метра глубиной. От основного русла, её закрывал длинный остров, заросший огромными кустами чёрной смородины. Этой ягодой лакомились птицы, заходил сюда и местный хозяин, медведь.

И сегодня он был здесь.
Он своими лапами, словно огромный совком, сгребал с веток ягоды вместе с листьями и оправлял в свою пасть.
И так ему нравилось это занятие, что он даже рычал от удовольствия. Ягода была крупной, сочной и сладкой.

Медведь таким способом обобрал верхушки одного куста, второго, направился к третьему и тут его побеспокоил шум в протоке.
Негромкий плеск привлёк его внимание.

Медведь, оставив прежнее занятие, раздвинул перед собой ветки, но не сломал их. На будущий год вернётся сюда снова.

Осталось сделать несколько шагов, но незнакомый запах остановил его.
Он высунул свою морду из кустов и увидел на воде лодку, а на ней троих человек, от которых пахло не знакомым ему запахом саляры.
В руках этих существ были не очень длинные палки, которые они направляли в воду.

Молодой был мишка, первый раз на острове без матери, людей до этого он так близко не встречал. Но запах и поведение этих троих существ, стал беспокоить его, зверь почувствовал опасность.

На загривке медведя шерсть поднялась дыбом, он инстинктивно прижался к земле.

Громкий выстрел двустволки испугал зверя.
Медведь издал рычание и ломанулся прямиком на плывущую по протоке лодку.
Охотники, увидев выпрыгнувшего из кустов небольшого медведя, опешили. У самой воды медведь остановился, громко нюхая воздух.

На мгновение воцарилась тишина, потом медведь резко повернулся и пропал в зарослях.

- Ух! Пронесло! – Сказал старший по возрасту мужчина.

Оправдывая свой страх, он посмотрел на своих сыновей, зачем-то переломил своё ружьё и увидел только стреляные гильзы.

- Пронесло, - повторил он, - хозяина побеспокоили, ты извини, что не спросили…

Его сыновья, двойняшки по восемнадцати лет, уже крепкие ребята, опустив стволы ружей, смотрели в сторону ломающихся веток.

Отец посмотрел туда же и без улыбки сказал:
- А ведь у нас и жаканов с собой нет! Только дробь…

Он перезарядил своё ружье, положив пустые гильзы в карман куртки.
- Не бросайте ничего в воду, негоже сорить здесь.

Охотники, а точнее рыбаки стали вглядываться в чистые струи реки.

Огромное количество мальков, словно тучки, то серые, то чёрные, в зависимости от количества мелкой рыбы, плавали совсем близко под лодкой.
Они, повинуясь своим желаниям, то кружились вокруг, то поднимались против течения, то спускались вниз.

Но вот мужчины увидели длинную тень у самого борта плоскодонки, потом появилась вторая, третья.
Это щуки начали свою охоту.

Раздался один выстрел, потом дуплет, потом ещё один выстрел.
Наклонившись над водой, доставали свою всплывшую добычу.
- Килограмма по три каждая, - с удовлетворением отметил отец. - Продолжим, нам много нужно заготовить. Соседей угостим, а они нам курятины в ответ…

Вечером, отец с сыновьями вернулся в посёлок.

Мать уже замесила тесто. Встречая детей и мужа, она оценила взглядом объём двух мешков, которые занесли на кухню.

- Сегодня меньше что-то, - протяжно проговорила она и, с некоторым недовольством посмотрела на мужа.

- Да, ты что мать, больше вчерашнего. Ещё можно было, да Хозяин нас чуть не прогнал.

Женщина с волнением послушала рассказ.
Она с беспокойством посмотрела на сыновей, потом на мужа, потом на мешки с рыбой. Глубоко вздохнула и пошла к столу.

Через полчаса, разделав все два мешка со щукой, отец стал резать рыбу на мелкие куски, прощупывая каждый и вытаскивая из кусочков дробь. Единственную мясорубку, нужно было беречь.
Мать поставила на печь большую кастрюлю с водой.
Потом она с сыновьями лепила пельмени, которыми и поужинали с удовольствием.

- Отнеси Снайперу, угостить их надо, да возьми ты все, там мальчишек много, пусть полакомятся рыбными пельменями, - дала мать задание младшему сыну.
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

Re: Колымские истории

Сообщение Влад Винников » 06 янв 2018, 06:51

Колымские истории 10. Болото

И чёрт его дёрнул пойти напрямик к посёлку. Пошёл бы как всегда, по тракторным следам, уже был бы дома.
Пашка ругал себя уже час, осторожно ступая на предательски проваливающиеся под ногами кочки.
Сделав шаг, он замирал, выбирая, куда наступить потом. А за спиной, с бульканьем, поднималась из чёрной воды примятая его ногой кочка.

Вот он сделал шаг, другой, покачнулся. Висевшие на его поясе, привязанные за шею к ремню два больших гуся, потянули в сторону.
Ружьё на шее, тоже качнулось и пошитый отцом брезентовый широкий ремень ружья, стал больно тереть шею сзади.

Пашка остановился, посмотрел по сторонам, километрах в двух от него, стояли низкорослые ели, дальше деревья повыше, потом очень высокие, а там, за ними, берег Буюнды. Но к берегу ещё нужно было добраться.

Прямо над головой пролетел табунок уток, сделал круг, он направился в сторону большого озера, где два дня назад, Паша с отцом охотились на уток.

Кочка, на которой стоял парень, ушла под воду.
На том месте, где она была секунду назад, на воде появилось множество пузырьков, которые громко лопались.

Паша попытался сделать шаг, но тушки гусей, нарушили его центр тяжести, парень чуть не упал.
Он быстро расстегнул ремень, гуси упали в грязную, зловонную воду и быстро погрузились. Брызги от них попали Паше в лицо и открытый рот.

- Так мне и надо, - вслух сказал Павел и сам вздрогнул от этих слов.

Он вдруг понял, что никто ему здесь не сможет помочь, ведь никто и не знает, что он пошёл в этом направлении.
Никто, никогда и не найдёт его в этом огромном болоте.

Тут Паша по настоящему испугался. Его колени будто стали подгибаться, вот вода ему дошла до его бёдер…
В трусах стало мокро, что, он сам описался? Паша посмотрел под ноги.
Нет, это болото проглатывало его.

Паша хотел, было дать сигнал из ружья, снял его с шеи и держал в руках.
Но тут он подумал, что отдачей может повалить его на спину и тогда всё.
Тем более, если кто и услышит, не поймёт. Отец и его товарищи на сенокосе знали, что Павел пошёл в посёлок и хотел по дороге пострелять гусей.

- Вот и поохотился! – стал говорить сам с собой Павел. - Вчера, коня, Хитрого еле вытащили из болота, а сегодня…

И так стало жалко Паше самого себя, что из его глаз ручьём потекли слёзы.
Он, держа ружье двумя руками, за цевьё и стволы, попытался облизать свои губы, и почувствовал вкус болотной тины.

- Прощай папка, прощайте ребята, - сквозь слёзы шептал он, - как мне страшно и никто этого и не знает. Как мне не хочется…

Вода дошла парню до пояса.

Он вдруг вспомнил, как его покойная мать, тайком от отца, приносила ему из магазина слипшиеся конфеты подушечки, а он, не предложив ни одной маме, сам все съедал, с трудом глотая сладкое месиво.

Отец знал, что на сэкономленные деньги мать покупает конфеты сыну, но молчал.
Как-то он сам купил в магазине новую диковинку. Пашка такой вкуснятины раньше и не пробовал.
Это были завернутые в обёртку два кубика какао.

Отец, протягивая угощение сыну, с улыбкой смотрел, как тот, стоя с широко открытыми глазами, пытается откусить плотно спрессованный коричневей предмет.

Вкус его Паше был не знаком. Края кубика намокли от слюны, и Паша почувствовал чуть горьковатый, но такой сладкий вкус какао.
- Какао, - сказал он отцу, - вкусно.
Паша вдруг вынул изо рта подтаявший кубик и протянул отцу.
- А этот, - показал он отцу завернутый, мы отнесём мамке.

Отец утвердительно кивнул.

Только когда они с отцом вернулись домой, мать лежала на кровати, руки у неё были сложены на груди, а лицо было белее, чем только вчера побеленные стены их комнаты.
Два кубика какао упали на подушку рядом с головой матери.

Мать давно жаловалась на сердце. Особенно, когда вспоминала своих родителей, их вместе с её младшей сестрой заживо сожгли в избе фашистские каратели из дивизии СС Галиция за то, что они давали продукты партизанам.

После похорон матери, отец, оставив сына на попечение своей сестры, поехал на заработки.
После того, как сын окончил семь классов, отец увез его с собой на Колыму.

Вспоминая детство, Пашка будто становился сильнее и увереннее в себе, он даже перестал плакать. Только, почему-то, руки у него ослабли, а ружье стало опускаться к поясу, которого уже коснулась чёрная вода болота.

Паше так не хотелось умирать, что он даже разозлился. Зная, как опасно делать резкие движения в болоте, он попробовал опереться на ружьё.
Наверно ствол и приклад ружья попали на кочки, но погружение прекратилось.
Паша вдруг почувствовал, что его будто кто-то тянет за ворот куртки. Он поднял голову к небу и увидел одинокое облако, которое было прямо над его головой.
Павел разглядел в этом облаке лицо матери.

Опираясь на ружье, которое только неделю назад купил ему отец, парень старался вытащить из тины ноги. Он почувствовал, что тяжелые болотные сапоги, сползают с его ног и ему становится легче.
Болото отпустило его, оставив себе на память новую курковку шестнадцатого калибра.

Когда Павел подошел к палатке бригады он увидел, что все едят уху.
Парень сел на небольшой стожок свежескошенного сена, которое, наклоняясь, подбирал губами их конь.
Мужчины, держа ложки в руках, поднялись со ствола дерева, его использовали в качестве лавки, и замерли.

Перед ними был босой Павел, весь покрытый засохшей тиной и грязью.
Стреноженный конь Хитрый, осторожно прыгая, добрался до спины парня, громко фыркнул, опустил свою большую голову на его плечо.
Аватар пользователя
Влад Винников
Творец
 
Сообщений: 1758
Зарегистрирован: 20 мар 2012, 22:24

След.

Вернуться в Книги - Современная проза

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Google Feedfetcher и гости: 2

cron