Признание недопустимым доказательства в коап

admin

Дело № 5-711/2014

Пос.Большая Соснова Пермского края

18 декабря 2014 года

Мировой судья судебного участка № 88 Большесосновского муниципального района Пермского края Кулакова О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело об административном правонарушении в отношении Т.А.Г., (дата рождения), зарегистрированного по месту жительства по адресу: (адрес), проживающего по адресу: (адрес) не работающего, привлекавшегося к административной ответственности за период с 18.12.13 по 18.12.14 по следующим статьям КоАП РФ:

04.09.14 по ст. 12.9 ч.2 , назначен административный штраф в размере 00 руб.

обвиняемого в совершении административного правонарушения по ст. 12.27 ч. 3 КоАП РФ,

У с т а н о в и л :

01.12.14 в отношении Т.А.Г. составлен протокол об административном правонарушении о том, что 30.12.2014 года в 20 час. 15 мин. на ул. хх, возле дома №хх с. ХХХ Т.А.Г. управлял автомобилем ХХХ г/н 0000, стал участником дорожно-транспортного происшествия после чего, в нарушение п.2.7 Правил дорожного движения РФ, Т.А.Г. употребил алкогольные напитки.

В судебное заседание Т.А.Г. не явился, извещен надлежащим образом, посредством смс—извещения, о чем имеется его согласие в протоколе об административном правонарушении. В соответствии с ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Судья считает возможным рассмотреть дело в отсутствии лица в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, поскольку Т. о времени и месте рассмотрения дела извещался, о том что в отношении нее ведется дело об административном правонарушении ему известно.

С учетом изложенного, положений ст. 3, ст. 154 ГПК РФ, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966г., устанавливающих условие о необходимости рассмотрения дел судами в разумные сроки и без неоправданной задержки, а также положений ст. ст. 113-119 ГПК РФ, ст. 54 Г’К РФ (аналогия закона), суд находит поведение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении выражающееся в неполучении направленных в его адрес, судебных извещений, и непредставлении в адрес суда информации о месте жительства, номере телефона, нарушением общеправового принципа недопустимости злоупотребления правом, считает поступившие в адрес суда сведения о невручении почтовой корреспонденции с судебными извещениями, сведениями о надлежащем извещении о времени и месте рассмотрения дела, и полагает возможным рассмотреть дело при данной явке, поскольку судом были предприняты все возможные меры для его извещения.

Срок давности привлечения к административной ответственности, предусмотренный ч.1 ст. 4.5 КоАП РФ не истек,

Согласно ст.2.7 Правил дорожного движения в РФ «Водителю запрещается:…употреблять алкогольные напитки, наркотические, психотропные или иные одурманивающие вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника милиции, до проведения освидетельствования с целью установления состояния опьянения или до принятия решения об освобождении от проведения такого освидетельствования;…».

Согласно приказу Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения» запах алкоголя изо рта, наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, определяемое техническими средствами индикации, зарегистрированными и разрешенными для использования в медицинских целях и рекомендованными для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения являются признаками алкогольного опьянения.

Исследовав доказательства по делу и оценив их в совокупности, судья считает, что административный орган свою обязанность по доказыванию вины лица, привлекаемого к административной ответственности, не исполнил, имеются основания для вынесения постановления о прекращении производства. К административному материалу не была представлена документы, подтверждающие наличие ДТП (схема, объяснения другого участника и другие), протокол об административном правонарушении содержит неясности в дате ДТП.

На основании статьи 26.2 КоАП РФ Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Протокол об административном правонарушении является процессуальным актом возбуждения дела об административном правонарушении, в пределах которого судья рассматривает дело об административном правонарушении. В силу ч.2 ст.28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении обязательно указывается место совершения и событие административного правонарушения. Однако, в нарушение ч.2 ст.28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении указана дата ДТП 30.12.14, при оставлении протокола 01.12.14.

Так как недостатки протокола об административном правонарушении не могут быть устранены при рассмотрении дела, то они являются существенными. Протокол, имеющий такие существенные недостатки, суд признает недопустимым доказательством по делу.

Поскольку протокол об административном правонарушении, являющийся процессуальным актом возбуждения дела об административном правонарушении (п.2 ч.4 ст.28.1 КоАП РФ), в пределах которого судья рассматривает дело об административном правонарушении, признан недопустимым доказательством, то все иные доказательства вины, представленные должностным лицом (протокол об отстранении управления ТС, объяснения Т.А.Г., рапорт инспектора ГИБДД, акт освидетельствования и принтерная распечатка алкометра), без протокола об административном правонарушении, также являются недопустимыми доказательствами суд во внимание принимать не вправе. Иных объективных доказательств совершения Т.А.Г. правонарушения, предусмотренного ч.3 ст.12.27 КоАП РФ, суду не представлено, сам Т.А.Г. вину свою не признал. Поскольку в протоколе не указан другой участник ДТП, автомобиль, вызвать его в суд для дачи пояснений не представляется возможным.

В соответствии с ч.2 ст. 26.7 КоАП РФ документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К документам могут быть отнесены материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации. Поскольку Т.А.Г. покинул место ДТП, о чем мировым судьей вынесено постановление от 18.12.14 № 5-712/14, произошедшего 30.11.14 , и не оспаривается сторонами, при указании в протоколе об административном правонарушении даты ДТП 30.12.14., при отсутствии иных документов (схемы, объяснений другого участника) установить тонную дату ДТП при вмененном административном правонарушении не представляется возможным.

Согласно ч. 1, 4 ст.1.5 Кодекса РФ «Об административных правонарушениях» «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица».

Поэтому суд приходит к выводу о том, что вина Т.А.Г. в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ, не доказана. В отношении него на основании пп.2 ст.24.5 КоАП РФ производство по делу подлежит прекращению за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 29.9 КоАП РФ,

Производство по делу об административном правонарушении в отношении Т.А.Г. по ч. 3 ст. 12.27 Кодекса РФ «Об административных правонарушениях» прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления мировому судье судебного участка № 88 Большесосновского муниципального района Пермского края, который будет обязан в течение трех суток со дня поступления жалобы направить ее со всеми материалами дела для рассмотрения в Большесосновский районный суд Пермского края, либо жалоба может быть подана непосредственно в Большесосновский районный суд Пермского края.

Свойства доказательств по делам об административных правонарушениях.

В логике процесс доказывания представляет собой обоснование одних высказываний (неизвестных или еще не доказанных) с помощью других (известных, уже доказанных). Известную, доказанную мысль называют доказательством, а ту, которую надлежит доказать, — доказываемым обстоятельством или тезисом [1]. В отличие от логики, где доказательством является аргумент или довод, подтверждающий либо опровергающий выдвинутый тезис, в производстве по делам об административных правонарушениях доказательство — это, прежде всего, фактические данные, содержащиеся в определенных законом источниках, на основании которых компетентное должностное лицо устанавливает входящие в предмет доказывания обстоятельства. В юридической литературе справедливо отмечается, что фактические данные являются отражением фактов реальной действительности и несут, поэтому информацию о них [2].

Однако обоснование одного высказывания с помощью другого возможно только при условии, что эти высказывания связаны между собой. Рассуждение может быть доказательным лишь тогда, когда оно отражает объективную связь между явлениями, отражением которых служат высказывания. Наличие логической связи между доказательством и доказываемым фактом в юридической литературе обозначается термином «относимость». Доказательство относимо, если из него логически может быть выведен доказываемый тезис [3]. Поэтому доказательствами в производстве по делам об административных правонарушениях признаются не все вообще фактические данные, а лишь те, которые удовлетворяют понятию относимости. То есть такие фактические данные, которые способны своим содержанием служить средством установления события административного правонарушения и других обстоятельств дела. «Под относимостью доказательств, — писал Р.С. Белкин, — следует понимать их связь с предметом доказывания. Относимость доказательств есть проявление их свойства подтверждать или опровергать существенные для дела обстоятельства» [4]. Иными словами фактические данные, которые не служат средством установления входящих в предмет доказывания обстоятельств, не могут рассматриваться как юридические доказательства. Относимость — это пригодность фактических данных по содержанию. А.И. Трусов в связи с этим писал, — «под относимостью факта понимается столь близкая его связь с обстоятельствами рассматриваемого дела, в силу которой он, отражая искомые по делу факты, может служить средством их установления» [5].

Для определения относимости доказательства необходимо ответить на два вопроса. Во-первых, входит ли обстоятельство, для установления которого привлекается это доказательство, в предмет доказывания по делу? И, во-вторых, способно ли доказательство, своим содержанием это обстоятельство устанавливать [6]? Предмет доказывания по делу об административном правонарушении составляют обстоятельства, указанные в статье 26.1 КоАП РФ. При этом необходимо учитывать, что обстоятельства, подлежащие выяснению и доказыванию по делу, будут определяться конкретным составом административного правонарушения. Особое значение имеют фактические данные, характеризующие (устанавливающие) объективную сторону состава административного правонарушения. Например, для привлечения к ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12,8 КоАП РФ, т.е. за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, необходимо доказать как минимум два основных обстоятельства. Первое, — водитель управлял транспортным средством, и второе, — он управлял им в состояние опьянения, чем нарушил требования п. 2.7 Правил дорожного движения РФ (далее — ПДД) [7]. Факт управления транспортным средством можно подтвердить объяснениями самого водителя, показаниями свидетелей и специальных технических средств. Состояние же опьянения устанавливается путем медицинского освидетельствования, по результатам которого составляется соответствующий акт [8].

Если водитель транспортного средства нарушил, к примеру, п. 13.9 ПДД, т.е. на перекрестке неравнозначных дорог не уступил дорогу транспортным средствам, приближающимся по главной дороге, то для привлечения его к административной ответственности по части 2 статьи 12.13 КоАП РФ решающее значение будут иметь следующие обстоятельства. Первое, — кто из участников дорожного движения обладает преимущественным правом проезда данного перекрестка. Второе, — какие действия свидетельствуют о том, что этому участнику дорожного движения не уступили дорогу. Согласно п. 1.2 ПДД термин «Уступить дорогу (не создавать помех)» — это требование, означающее, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость. Следовательно, если водитель, двигающийся по главной дороге, был вынужден изменить направление или скорость движения, это будет свидетельствовать, что ему не уступили дорогу (создали помеху).

Таким образом, фактические данные будут иметь отношение к делу, т.е. отвечать требованию (обладать свойством) относимости, если их содержание позволяет установить любое из выше указанных обстоятельств административного правонарушения. Оценивать фактические данные с точки зрения их относимости необходимо не только на стадии возбуждения дела, но и на других стадиях производства по делам об административных правонарушениях за исключением стадии исполнения постановлений [9].

Вместе с тем способность фактических данных устанавливать обстоятельства дела (относимость) не является достаточным условием для использования их в качестве доказательств. Для этого фактические данные наряду с относимостью должны обладать еще и свойством, называемым допустимостью. Под допустимостью доказательств понимается их соответствие процессуальным требованиям закона относительно источника, способов получения и процессуального закрепления, имеющих значение для дела фактических данных, надлежащим субъектом. Соблюдение субъектом доказывания установленных законом правил собирания и закрепления таких данных служит гарантией доброкачественности полученных при этом сведений и является необходимым условием обеспечения прав и свобод участников производства. Процессуальная форма и правовой порядок получения, собирания, исследования и оценки доказательств выступают как гарантии достижения верного знания, т.е. истины по делу.

В Конституции Российской Федерации сказано: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» [10]. Это требование Конституции нашло свое нормативное закрепление в виде отдельных статей, посвященных вопросам допустимости доказательств, во всех процессуальных кодексах России, за исключением Кодекса РФ об административных правонарушениях [11]. Анализ административно-правовых норм позволяет придти к выводу, что требование допустимости в производстве по делам об административных правонарушениях состоит из следующих элементов [12].

1. Законность источника. Как было уже сказано, обстоятельства административного правонарушения могут быть установлены только предусмотренными законом источниками. Перечень таких источников приведен в ч. 2 ст. 26,2 КоАП РФ. Никакими другими источниками обстоятельства, подлежащие выяснению по делу, установлены быть не могут. Вместе с тем в данной статье обращает на себя внимание источник фактических данных, названый законодателем как «иные документы». Такая формулировка расширяет круг источников, с помощью которых могут быть установлены существенные для дела обстоятельства, и дает возможность использовать в качестве таковых и другие источники, прямо не указанные в законе. Однако для их использования в производстве по делам об административных правонарушениях необходимы два условия. Условие первое — такие источники должны отвечать понятию документ, под которым понимается материальный носитель с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи (фонограммы), изображения или их сочетания, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях общественного использования и хранения [13]. Условие второе — сведения, изложенные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, должностными лицами и гражданами, должны иметь значение для производства по делу об административном правонарушении, а сами документы должны отвечать требованиям, указанным в ст. 26.7 КоАП РФ. Использование «иных документов» в качестве доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях подтверждается и судебной практикой. Так, Пленум ВС РФ от 24.03.2005г. № 5 допускает использование протоколов и иных материалов ранее прекращенного уголовного дела в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности за те же действия (бездействия), в качестве доказательств при рассмотрении дела об административном правонарушении [14]. Более подробно такие источники доказательств как «иные документы» будут нами рассмотрены во второй главе настоящего исследования.

2. Способ собирания по делу фактических данных должен соответствовать закону. Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств [15]. А. И. Винберг определяет собирание доказательств как «совокупность действий по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению различных доказательств» [16]. С ним согласен и Р.С. Белкин [17], А.Р. Белкин дополняет указанное определение. Он считает, что собирание доказательств — понятие комплексное, которое включает в себя их обнаружение (розыск, поиск), получение, фиксацию, изъятие и сохранение доказательств [18].

Обнаружение доказательств — это начальная и необходимая стадия их собирания, направленная на поиск и выявление тех или иных фактических данных, которые могут иметь доказательственное значение по делу об административном правонарушении. На этой стадии уполномоченное должностное лицо, непосредственно обнаружившее событие административного правонарушения либо уже осуществляющее производство по делу, имеет дело не с доказательствами в процессуальном смысле, а с фактическими данными, которые по его предположению еще только могут ими стать. Поэтому обнаруженные фактические данные требуют оценки, хотя эта оценка и носит предварительный характер. Фиксация доказательств — это процессуальное закрепление фактических данных в установленном законом порядке.

В уголовном процессе, например, собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно — процессуальным законом [19]. Результаты этих действий фиксируются в различных протоколах, схемах, планах, с помощью фотографирования, аудио- и видеозаписи и т.д. КоАП РФ не содержит определения процессуальных действий. Тем не менее, полагаем, что применительно к производству по делам об административных правонарушениях под процессуальными действиями следует понимать предусмотренные КоАП РФ действия, осуществляемые надлежащими субъектами и направленные на выполнение указанных в статье 24.1 КоАП РФ задач производства. Вместе с тем далеко не все предусмотренные КоАП РФ процессуальные действия направлены на собирание доказательств по делу об административном правонарушении. В качестве примера таких действий можно привести вынесение определения о передачи дела на рассмотрение по подведомственности (ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ) или заявленное лицом, в отношении которого ведется производство по делу, ходатайство об отложении рассмотрения дела (ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ) и т.д.

В тоже время КоАП РФ допускает фиксацию обнаруженных по делу фактических данных в протоколе об административном правонарушении, протоколах, составляемых в результате применения мер обеспечения производства по делу (например, в протоколах личного досмотра, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов и т.д.), а также иных предусмотренных законом источниках (в объяснениях лица, в отношении которого ведется производство по делу, показаниях свидетелей и потерпевших и т.д.). Кроме того, значимые для дела фактические данные могут быть зафиксированы путем составления различных схем и документов (например, схемы ДТП, справки по ДТП, других документах, составляемых по факту ДТП), а также в определении о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования (ст. 28.7 КоАП РФ). Эти данные могут быть зафиксированы как в письменной форме, так и с помощью специальных технических средств. Например, с помощью фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи и иных установленных способов фиксации вещественных доказательств (ст. 26.7 и гл. 27 КоАП РФ). Фиксации подлежат не только сами фактические данные, но и действия по их обнаружению (например, порядок проведения досмотра транспортного средства — ст. 27. 9 КоАП РФ), условия их обнаружения и фиксации, применяемые при этом средства и способы (о применении технических средств делается запись в соответствующем протоколе с указанием наименования измерительного прибора, его марки, модели, серийного (заводского) номера, срока действия «Свидетельства о поверке» — ч. 2 ст. 26.8, ч. 7 ст. 27.9 КоАП РФ и др.). Процессуальная форма фиксации доказательств требует также и указания на субъекты фиксации [20].

Фактические данные по делу об административном правонарушении могут быть получены не только в результате различных процессуальных действий, производимых уполномоченными на то должностными лицами, но и путем представления их заинтересованными участниками производства [21]. Полагаем, также, что значимые для дела данные могут быть представлены физическими и юридическими лицами, не являющимися участниками производства. Вместе с тем для получения доказательств по делу об административном правонарушении должностное лицо, осуществляющее производство по делу об административном правонарушении, вправе направить запрос в соответствующий территориальный орган либо поручить должностному лицу этого органа совершение отдельных, предусмотренных КоАП РФ действий (например, осмотреть транспортное средство, опросить свидетеля, потерпевшего и т.д.) [22].

КоАП РФ предусматривает также возможность истребования необходимых для разрешения дела сведений. Для этого должностное лицо, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, выносит соответствующее определение [23]. Доказательства по делу об административном правонарушении могут быть получены в результате назначения и производства экспертизы (ст. 26.4 КоАП РФ). Для ее проведения должностное лицо, осуществляющее производство по делу, вправе брать пробы и образцы различных товаров и предметов (ст. 26.5 КоАП РФ). Кроме того, доказательства могут быть получены также в результате применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Например, обнаруженные в ходе досмотра транспортного средства орудия совершения либо предметы административного правонарушения могут быть изъяты в порядке, установленном статьей 27.10 КоАП РФ. Изъятие предметов и документов, как способ получения доказательств по делу об административном правонарушении становится предметом диссертационных исследований [24]. В некоторых случаях, если товары, транспортные средства и иные вещи изъять невозможно и (или) их сохранность может быть обеспечена без изъятия, статья 27.14 КоАП РФ предусматривает возможность наложения ареста на указанные предметы.

Сохранение доказательств заключается в принятии предусмотренных КоАП РФ мер по сохранности самих доказательств либо их доказательственных свойств в целях обеспечения возможности использования их в любой момент и на любой стадии производства по делу об административном правонарушении. Например, в случае необходимости изъятые вещи и документы упаковываются и опечатываются на месте изъятия. До рассмотрения дела об административном правонарушении они хранятся в местах, определяемых лицом, осуществившим изъятие. Образцы подлежащих уничтожению наркотических средств и психотропных веществ, этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции хранятся до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении [25].

Фактические данные, полученные не предусмотренным КоАП РФ способом, должны быть признаны не допустимыми.

3. Вместе с тем, и предусмотренные законом процессуальные действия могут обеспечить допустимость фактических данных лишь при условии точного соблюдения процессуального порядка их проведения. Например, если по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле должностное лицо, в производстве которого находится дело, выносит определение о назначении экспертизы. До направления этого определения для исполнения с ним обязаны ознакомить лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевшего, а также разъяснить им права, в том числе право заявлять отвод эксперту, право просить о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц, право ставить вопросы для дачи на них ответов в заключении эксперта [26]. Безусловно, что заключение эксперта, полученное с нарушением указанного порядка, должно быть признано не допустимым к участию в процессе. О недопустимости доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка, говорится и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ: «Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ, статьей 51 Конституции Российской Федерации, а свидетели, специалисты, эксперты не были предупреждены об административной ответственности соответственно за дачу заведомо ложных показаний, пояснений, заключений по статье 17.9 КоАП РФ, а также существенное нарушение порядка назначения и проведения экспертизы» [27].

4. Все выше перечисленные элементы не образуют достаточной совокупности для признания фактических данных допустимыми к участию в производстве по делу. Для этого необходимо также еще и то, чтобы процессуальные действия по получению фактических данных осуществлял надлежащий субъект.

Сбор доказательств на той или иной стадии производства по делу об административном правонарушении (кроме стадии исполнения постановлений) должен производиться соответственно только теми должностными лицами, которые осуществляют в данный момент производство по делу. На стадии возбуждения дела доказательства собираются должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях. Перечень таких лиц указан в статье 28.3 КоАП РФ. Тем не менее, и в правоприменительной практике и в юридической литературе продолжают иметь место факты неправильного определения полномочий должностных лиц по составлению ими протоколов об административных правонарушениях по отдельным статьям Кодекса.

«Парадоксально, — пишет Н,Г. Салищева, — что некоторые судьи толкуют часть первую ст. 28.3 таким образом, что протоколы вправе составлять лишь те должностные лица, которые согласно главе 23 Кодекса правомочны рассматривать дела об административных правонарушениях, поэтому прекращают дела производством, ссылаясь на ненадлежащий порядок составления протоколов [28]». К сожалению, такие факты имели место не только в Камчатской области, как об этом пишет Н.Г. Салищева, но и в других регионах России. В частности, в ходе своей практической деятельности автору приходилось сталкиваться с подобными фактами в Тамбовской области.

Такую же ошибку допускают В.В. Головко и О.А. Иванова, которые в числе должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 12.8 КоАП РФ, называют только начальника ГИБДД, его заместителей, командира полка (батальона, роты) дорожно-патрульной службы, его заместителей» [29]. По нашему мнению, это не соответствует закону. В соответствии с ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 КоАП РФ, в пределах компетенции соответствующего органа. А согласно части четвертой этой же статьи перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, устанавливается в пределах своей компетенции соответствующими федеральными органами исполнительной власти [30]. Полномочия должностных лиц Министерства внутренних дел Российской Федерации по составлению протоколов по делам об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ, установлены приказом МВД России от 2.06.2005г. № 444. В соответствии с данным приказом протоколы по ст. 12.8 КоАП РФ, кроме указанных авторами лиц вправе составлять не только все сотрудники Госавтоинспекции МВД РФ, имеющие специальное звание в соответствии со ст. 17.1. Закона «О милиции», но и участковые уполномоченные милиции при выполнении возложенных на них служебных обязанностей, а также иные должностные лица системы МВД РФ [31].

В случае дальнейшей передачи дела на рассмотрение вышестоящему должностному лицу или судье сбор доказательств соответственно должен осуществляться этим лицом либо судьей. Пленум Верховного Суда РФ по этому поводу дает судам следующее разъяснение: «Поскольку статьей 25.9 КоАП РФ эксперту не предоставлено право истребовать доказательства для производства экспертизы и выяснять у участников производства какие-либо обстоятельства, все необходимые для производства экспертизы данные должны быть установлены и собраны судьей, назначившим экспертизу, и предоставлены эксперту» [32]. Такие данные могут быть получены судьей путем опроса свидетелей, потерпевших, а также лиц, осуществлявших производство по делу до его передачи в суд.

ЗАКРЕПЛЕНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Данная статья посвящена научному исследованию такой стадии доказывания, как закрепление доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях. Определяя перечень стадий, необходимых для разрешения дела об административном правонарушении и вынесения законного решения, автор рассматривает проблемы фиксации фактических данных. В статье отмечается возрастающая роль электронных документов в доказательственной базе.

Ключевые слова: стадия доказывания, фиксация доказательств, электронные документы, технические средства фиксации фактических данных, дело об административном правонарушении.

В КоАП РФ не раскрыты ни понятие стадии доказывания, ни содержание процессов сбора, проверки и оценки доказательств. Между тем вопросы, касающиеся стадий доказывания, в Уголовно-процессуальном и Гражданско-процессуальном кодексах рассмотрены более подробно.

В главе 26 КоАП РФ используются следующие названия процессуальных действий: выяснение обстоятельств предмета доказывания (ст. 26.1), истребование сведений (26.10), оценка доказательств (26.11). Оценка доказательств по правилам ст. 26.11 КоАП РФ объединяет две стадии доказывания: исследование и оценку полученных доказательств. Следует отметить, что перечень процессуальных действий по осуществлению доказывания. Представленный в ст. ст. 26.1, 26.10, 26.11 КоАП РФ, не в полной мере раскрывает сущность и специфику доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях. В связи с этим представляется целесообразным указать в КоАП РФ обнаружение, восстановление, процессуальное закрепление, исследование и оценку доказательств как стадии доказывания.

Безусловно, одной из важнейших стадий доказывания, которую необходимо выделить, является процессуальное закрепление доказательств. Под процессуальным закреплением доказательств понимается их фиксирование в установленной административно-процессуальным законом форме. Доказательства, полученные в результате процессуальных действий, закрепляются путем составления протокола. Приобщение вещественных доказательств осуществляется по результатам их осмотра, что оформляется соответствующим протоколом, а также специальным постановлением (решением). Иные документы приобщаются к материалам дела об административном правонарушении соответствующим решением.

Выявленное доказательство не обладает ценной доказательственной информацией, если оно не закреплено в надлежащей форме. Пример тому – дела, прекращенные производством из-за отсутствия состава правонарушения по факту отсутствия надлежаще оформленного процессуального доказательства.

Необходимо подчеркнуть, что в процессе разбирательства по делу об административном правонарушении субъект административной юрисдикции и лица, участвующие в деле, принимают активное участие в исследовании каждого доказательства. По факту выявления ненадлежаще оформленного доказательства участники судебного разбирательства вправе ставить перед судом вопрос о признании данного доказательства недопустимым.

В качестве примера последствий ненадлежащего соблюдения процессуального закрепления формы доказательств можно привести следующее. В производстве по делам об административных правонарушениях как доказательственный материал используются письменные объяснения свидетеля, предупрежденного по ст. 17.9 КоАП РФ. Однако при отсутствии отметки в протоколе опроса о предупреждении свидетеля об административной ответственности за дачу ложных свидетельских показаний либо за отказ от них и неявку указанного свидетеля в суд для дачи свидетельских показаний данные письменные объяснения не будут иметь доказательственного значения. Рапорт сотрудника правоохранительного органа без визы руководителя о приобщении данного документа к материалам дела также не будет являться доказательством по рассматриваемому делу об административном правонарушении, поскольку он не оформлен в надлежащем процессуальном порядке.

В связи с тем что в КоАП РФ отсутствует исчерпывающий перечень фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию, отсутствуют и требования к процессуальному закреплению некоторых видов доказательств. Так, схема административного правонарушения, оформленная без подписей понятых и лица, привлекаемого к административной ответственности, в настоящее время включается многими судьями в доказательственный материал. Однако данный рисунок-схема не всегда обладает должной доказательственной информацией, поскольку в нем могут отсутствовать необходимые процессуальные реквизиты: точные координаты, расположение предметов и людей относительно друг друга, а также многое другое. Но самое главное – с данным спорным документом может быть незнакомо лицо, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, в связи с чем оно лишено возможности полноценно осуществлять свою защиту. При этом необходимо отметить, что рисунок-схема может стать полноценным доказательством по делу об административном правонарушении при соблюдении нескольких условий: данный документ должен содержать подпись лица, в отношении которого ведется производство по делу; для составления схемы привлекаются понятые; рисунок-схема должен иметь привязку к местности, на которой выявлено административное правонарушение.

Глобализация процесса доказывания во всех отраслях права требует развития и внедрения информационных технологий в юрисдикционную сферу деятельности Российского государства.

В связи с развитием электроники и проникновением ее в быт людей расширяется возможность фиксирования фактов с помощью аудио-, видеозаписей и других средств, причем порой с более высоким качеством по сравнению с тем, которое возможно при использовании уже привычных носителей информации. Ученые, рассматривая теоретические вопросы теории доказательств, предлагали уже во второй половине XX в. расширить перечень средств доказывания, что было обусловлено развитием научно-технического прогресса. Не случайно все более актуальной становится проблема использования электронных документов в качестве доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях.

ГПК РФ – единственный из процессуальных кодексов, который выделяет специальную статью, раскрывающую понятия “аудио- и видеозаписи” как доказательства в гражданском процессе, не указывая при этом, что относит их к письменным доказательствам (ст. 77). Данной статьей регламентируется, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

В АПК РФ законодатель в статье, посвященной письменным доказательствам, в ч. 3 ст. 75, причисляет к данному виду доказательств и документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, а также документы, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи.

Таким образом, законодатель в действующих процессуальных кодексах не регламентирует новый вид доказательств, полученных путем использования компьютерной или иной электронной техники. Он либо именует их документами (причем с оговоркой “иные”), либо причисляет к письменным видам доказательств.

С моей точки зрения, выделение электронных документов продиктовано требованием времени, юридически обоснованно и будет способствовать на практике индивидуализации доказательства. Выявлению его природных особенностей. Выявление особенностей источников, полученных с помощью научно-технических средств, непременно скажется на качестве оценки совокупности доказательств, что в итоге отразится на сокращении сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях. Появление электронных видов доказательств призвано облегчить доказывание и сделать выводы правоприменителя по разрешаемому делу лишенными иного толкования, чем это указано в описательно-мотивировочной части постановления.

Однако в некоторых случаях электронный документ может усложнить процедуру рассмотрения дела, если данные видеофиксации противоречат другим доказательствам по делу.

Так, в материалах дела об административном правонарушении из доказательств присутствовали протокол об административном правонарушении и видеофиксация, находящаяся на CD-диске. При исследовании фактических обстоятельств судом было установлено, что в протоколе об административном правонарушении указано транспортное средство, марка которого не совпадает с маркой автомашины, запечатленной на видеосъемке. При этом личностные данные лица, привлекаемого к административной ответственности, и субъект видеозаписи совпадают в одном лице. У видеофиксации отсутствуют данные о дате, времени съемки, отсутствует привязка по местности, в связи с чем невозможно установить, когда производилась запись выявленного нарушения. Лицо, привлекаемое к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, пояснило, что автомашина, марка и идентификационные номера которой значатся по тексту протокола об административном правонарушении, в указанные время и дату находилась на гарантийном обслуживании в сервис-центре, о чем имеется ответ на запрос суда, следовательно, он на ней управлять не мог. Кроме того, на видеофиксации изображен другой автомобиль. В ходе опроса лица, привлекаемого к административной ответственности, выяснилось, что оно имеет в собственности несколько транспортных средств, в том числе и указанный по тексту протокола и запечатленный на видео. Установить достоверно, в какое время и дату оно управляло транспортным средством, зафиксированным на видео, не представилось возможным. В связи с тем что все неустранимые сомнения, возникающие в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, толкуются в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности, производство по делу было прекращено из-за отсутствия состава административного правонарушения.

Определенные проблемы истинности доказательств, закрепленных в электронной форме, состоят в том, что аудио- и видеозаписи с помощью существующих технических приемов можно изменить, исказив их содержание. Это достигается путем стирания части информации на магнитной ленте или диске, переписи информации в ином режиме (замедленном или ускоренном), добавлении части записи и т.д. Искажение сведений на магнитных носителях порой осуществляется весьма профессионально и бывает трудно распознаваемым.

В качестве гарантии против изменения или уничтожения аудио- и видеозаписей, приобщенных к делу об административном правонарушении в качестве судебных доказательств, установлена обязанность суда сохранять их в неизменном состоянии. Это означает, что электронные носители информации должны быть запечатаны и храниться в суде в таких условиях, которые исключали бы доступ к ним лиц, участвующих в деле, представителей, посторонних лиц до момента исследования доказательств в судебном заседании.

В отношении информации, составляющей содержание электронного документа, всегда должна существовать возможность ее идентификации и аутентификации, т.е. должна существовать возможность проверки достоверности документа. Под идентификацией электронного документа понимают возможность установления того, что он действительно получен от лица, которое, например, обозначено в нем в качестве отправителя. Под аутентификацией электронного документа обычно понимают возможность проверки целостности и неизменности содержания электронного документа.

КоАП РФ не предоставляет приоритет какому-либо виду доказательства, однако на практике при исследовании доказательств в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении зачастую приоритет отдается видеофиксации. Такой подход считаем недопустимым.

Электронные документы необходимо отразить в КоАП РФ как особый вид доказательств. Представляется, что электронный документ должен быть представлен как документ, содержащий информацию, имеющую отношение к делу об административном правонарушении, зафиксированную на материальном носителе и полученную с соблюдением процессуального порядка собирания.

Особо следует сказать о показаниях специальных технических средств (ст. 26.8 КоАП РФ), которые, на мой взгляд, следует относить к смешанным доказательствам, поскольку они оформляются сразу из двух источников: личного и вещественного. Их нельзя однозначно отнести к личным доказательствам, поскольку в его формировании непосредственного участия сознание человека не принимало. Однако сознание человека участвует в составлении программ для работы специальных технических средств, в их поверке на предмет соответствия стандартам, а также в расшифровке данных, полученных при использовании этих технических средств. Показания специальных технических средств не могут быть вещественным доказательством, поскольку они не являются предметом или его частью. Необходимо отметить, что документ – показания специальных технических средств – может быть вещественным доказательством только в том случае, если он обладает специфическими особенностями (подчистка, подделка, исправление и т.п.).

В соответствии со ст. ст. 26.2, 26.8 КоАП РФ показания специальных технических средств считаются доказательствами по делу об административном правонарушении. В КоАП РФ определены требования к специальным средствам измерения. Такие приборы должны быть утверждены в установленном порядке в качестве средств измерения, иметь соответствующие сертификаты и пройти метрологическую поверку (ч. 1 ст. 26.8 КоАП РФ). Порядок утверждения технических средств в качестве средств измерения определен Федеральным законом от 26 июня 2008 г. N 102-ФЗ “Об обеспечении единства измерений” (ред. от 13.07.2015) . Следует отметить, что измерения должны осуществляться в соответствии с аттестованными в установленном порядке методиками. Хотя КоАП РФ не указывает на обязанность соблюдения методики измерения, проведение измерения в отсутствие аттестованной методики измерения либо с ее нарушением представляется неправомерным. Показания специальных технических средств, полученные с нарушением указанных требований, должны признаваться недопустимыми доказательствами по делу об административном правонарушении в силу ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.

Федеральный закон от 26 июня 2008 г. N 102-ФЗ “Об обеспечении единства измерений” (ред. от 13.07.2015) // СПС “КонсультантПлюс”.

Сведения о поверке контрольно-измерительного прибора, служащего для определения скоростного режима транспортных средств, при разных обстоятельствах могут быть оценены правоприменителем как положительно, так и подвергнуты критике. Так, в материалах дела об административном правонарушении помимо свидетельства о поверке контрольно-измерительного прибора имеются протокол об административном правонарушении и видеофиксация осуществления скоростного режима водителем. Несмотря на тот факт, что водитель не признает вины в совершении административного правонарушения, достаточность материала позволяет сделать положительный вывод о виновности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. о наличии признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.9 КоАП РФ.

В других материалах дела об административном правонарушении, кроме протокола об административном правонарушении и свидетельства о поверке контрольно-измерительного прибора, иных письменных доказательств не имеется. В случае непризнания лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вины в совершении данного административного правонарушения и отсутствия полноты доказательственного материала доводы правоприменителя в результате оценки совокупности доказательств на основе принципа внутреннего убеждения будут иными. Как правило, недостаточность доказательственного материала по делу об административном правонарушении влечет за собой вывод об отсутствии в действиях лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.9 КоАП РФ. В таком случае выносится постановление о прекращении производства по разрешаемому делу.

Таким образом, технические средства фиксации фактических данных по делам об административных правонарушениях призваны систематизировать доказательственную базу и, как следствие, облегчить работу правоприменителя. Данный аспект подтверждает важность выделения в производстве по делам об административных правонарушениях такой стадии доказывания, как процессуальное закрепление доказательств.