Трудовой договор крупная сделка

admin

Трудовой договор как крупная сделка хозяйственного общества (О.С. Филиппова, «Право и экономика», N 4, апрель 2013 г.)

Документ отсутствует в свободном доступе.
Вы можете заказать текст документа и получить его прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.

Трудовой договор как крупная сделка хозяйственного общества

О.С. Филиппова — преподаватель АНО ВПО «Омский экономический институт». Научная специализация — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право; корпоративное право; крупные сделки хозяйственных обществ по законодательству Российской Федерации.

Родилась 18 июля 1982 г. в г. Омске. В 2004 г. окончила Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского.

Автор многочисленных трудов, в том числе: «Некоторые подходы к определению крупных сделок хозяйственных обществ» (Право и экономика. 2010. N 4); «Хозяйственные общества в дореволюционной России» (Вестник Омского университета. Серия «Право». 2010. N 1); «Проблемы оценки на крупность сделок хозяйственных обществ, применяющих упрощенную систему налогообложения» (Вестник Омского университета. Серия «Право». 2010. N 4); «Форма решения об одобрении крупных сделок хозяйственных обществ» (Вестник Омского университета. Серия «Право». 2011. N 4); «О латентных крупных сделках хозяйственных обществ: постановка проблемы» (Вестник Арбитражного Суда города Москвы. 2010. N 6); «Некоторые аспекты расследования преступлений, связанных с совершением крупных сделок хозяйственных обществ» (Законодательство и практика. Изд-во Омской академии МВД России. 2011. N 1); «К вопросу о понятии «корпорация» (Инновационное образование и экономика: научно-практический журнал Омского экономического института. 2012. N 10).

ТРУДОВОЙ ДОГОВОР КАК КРУПНАЯ СДЕЛКА

ТРУДОВОЙ ДОГОВОР КАК КРУПНАЯ СДЕЛКА

admin » 22 ноя 2013, 15:46

Филиппова Олеся Сергеевна, преподаватель АНО ВПО «Омский экономический институт». Научная специализация — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право; корпоративное право; крупные сделки хозяйственных обществ по законодательству Российской Федерации.
Родилась 18 июля 1982 г. в г. Омске. В 2004 г. окончила Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского.
Автор многочисленных трудов, в том числе: «Некоторые подходы к определению крупных сделок хозяйственных обществ» (Право и экономика. 2010. 0 4); «Хозяйственные общества в дореволюционной России» (Вестник Омского университета. Серия «Право». 2010. 0 1); «Проблемы оценки на крупность сделок хозяйственных обществ, применяющих упрощенную систему налогообложения» (Вестник Омского университета. Серия «Право». 2010. 0 4); «Форма решения об одобрении крупных сделок хозяйственных обществ» (Вестник Омского университета. Серия «Право». 2011. 0 4); «О латентных крупных сделках хозяйственных обществ: постановка проблемы» (Вестник Арбитражного Суда города Москвы. 2010. 0 6); «Некоторые аспекты расследования преступлений, связанных с совершением крупных сделок хозяйственных обществ» (Законодательство и практика. Изд-во Омской академии МВД России. 2011. 0 1); «К вопросу о понятии «корпорация» (Инновационное образование и экономика: научно-практический журнал Омского экономического института. 2012. 0 10).

Статья посвящена некоторым проблемам применения норм о крупных сделках в хозяйственных обществах. Предлагается распространить институт крупных сделок на трудовые договоры в случаях, предусмотренных законом.

Ключевые слова: крупная сделка, хозяйственные общества, трудовой договор, компенсации директору, недействительность сделки, подсудность споров.

Labour contract as major transaction of trading companies
0.0. Filippova

Article is devoted to certain problems of application of norms about major transactions in trading companies. It is offered to extend the notion of major transactions to the labour contracts in the statutory cases.

Key words: major transaction, trading company, labour contracts, compensation for director, invalidity of transaction, jurisdiction over disputes.

В российском трудовом и гражданском праве последнее время широко обсуждается тема «золотых парашютов». Американский термин «golden parachute» применяется к заключенному между акционерным обществом и топ-менеджером соглашению, предусматривающему значительные денежные выплаты в случае смены собственника или досрочного прекращения полномочий [1]. Такое условие выступает для руководителя высшего звена определенной финансовой гарантией на случай расторжения трудового договора при смене собственника.
В соответствии со ст. 279 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. 0 197-ФЗ (далее — ТК РФ) в случае прекращения трудового договора с руководителем организации в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.
Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что целевое назначение подобной выплаты состоит в том, чтобы в максимальной степени компенсировать увольняемому лицу неблагоприятные последствия, вызванные потерей работы. Размер компенсации может определяться с учетом времени, остающегося до истечения срока действия трудового договора, тех сумм (оплаты труда), которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации, дополнительных расходов, которые он, возможно, вынужден будет понести в результате досрочного прекращения договора, и т.п. .
———————————
См.: абзац 3 п. 4.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. 0 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан».

Вместе с тем максимальный предел такой компенсации в ст. 279 ТК РФ не оговорен, значит, ее размер может подпадать под размер крупной сделки. Крупной сделкой в соответствии со ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. 0 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Федеральный закон об АО) является сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, и иных сделок-исключений, в том числе сделок, связанных с размещением посредством подписки (реализацией) обыкновенных акций общества, сделок, связанных с размещением эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в обыкновенные акции общества, и сделок, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации, расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством РФ, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти. Уставом общества могут быть установлены также иные случаи, при которых на совершаемые обществом сделки распространяется порядок одобрения крупных сделок, предусмотренный Федеральным законом об АО.
Такое же определение крупных сделок, за исключением перечня сделок, не относящихся к крупным, и имущественной базы, с которой соотносится стоимость отчуждаемого имущества, дано в ст. 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. 0 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Федеральный закон об ООО).
Действующее трудовое законодательство не использует понятие «сделка». Вместе с тем на этапе зарождения трудового права как самостоятельной отрасли ученые активно и свободно оперировали указанным понятием [2]. По мнению одного из специалистов, теория договоров (сделок) — это общетеоретическая проблема. Он же отмечает: «Да, действительно, так сложилась история научной разработки этой проблемы, что ею занимались основательно и весьма успешно цивилисты. Когда же договоры стали реальностью в других отраслях права , с этого времени оставление разработки теории договоров на откуп цивилистам стало обеднять эту проблему, поскольку в исследовании договоров, сделок они объективно не могли идти дальше целей и задач гражданского права» [3].
———————————
В.М. Лебедев сформулировал понятие трудовой сделки: трудовая сделка — это юридически значимое, мотивированное выражение взаимосогласованной воли субъектами трудового права, непосредственно направленное на установление, изменение или прекращение правовых отношений в сфере зависимого, неединоличного, труда.

По мнению другого томского ученого, «категория сделки представляет собой интегральное, общеправовое явление. Общая структура сделки (трудовой, гражданской, международной или любой другой) не может изменяться в зависимости от отрасли права и используемых ей иных юридических средств» [4].
Следует согласиться с тем, что, несмотря на особенности трудовых сделок, проявляющиеся, в частности, в том, что законодатель не оперирует понятием «недействительность трудового договора», они все же являются сделками, значит, институт крупных сделок — это межотраслевой институт, нормы которого непосредственно влияют на действительность не только гражданско-правовых, но и трудовых договоров.
Поскольку размер «золотого парашюта» может составлять значительную часть от имущества общества и подпадать под критерии крупной сделки, необходимо определить, какое законодательство следует применять (трудовое или гражданское) и в какой суд обращаться в таком случае. В настоящее время в практике не решен вопрос о подсудности споров, связанных с включением в трудовой договор условий о компенсациях увольняемому, существенно влияющих на имущественное положение общества и на права участников (акционеров) данного общества. Суды общей юрисдикции, которые принимают дела к своему производству, руководствуясь ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. 0 138-ФЗ (далее — ГПК РФ), в основном выносят решения в пользу работников .
———————————
Постановление Областного суда Свердловской области от 15 сентября 2009 г. по делу 0 33-9666/2009 // Практика Свердловского областного суда. URL: srazd=9&id=43&page=1http://нельзя спамить.ekboblsud.//sudpr_det.php? Кассационное определение Костромского областного суда от 10 ноября 2008 г. по делу 0 33-1199) // URL: http://base.consultant.//regbase/cgionline.cgi?req=doc;base=RLAW265;0=22174.

Примером этого является гражданское дело, рассмотренное Санкт-Петербургским городским судом по кассационным жалобам Н. к ОАО «Автомедон» на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 26 августа 2010 г. по исковому заявлению Н. к ОАО «Автомедон» о взыскании компенсации в связи с досрочным расторжением трудового договора, по встречному иску ОАО «Автомедон» к Н. о признании трудового договора недействительным и не подлежащим применению в части выплаты компенсации за досрочное расторжение договора.
———————————
Дело 0 2-55/10, рассмотренное Санкт-Петербургским городским судом 20 октября 2010 г. 0 13892. URL: http://нельзя спамить.lawmix.//obsh/1795 (дата обращения 10.10.2012).

Суд при рассмотрении дела обоснованно указал на отсутствие оснований для удовлетворения встречного искового заявления, поскольку регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства противоречит ст. 5 ТК РФ, не предусмотрено ст. 2 ГК РФ и основано на неправильном толковании и применении норм этих двух самостоятельных отраслей законодательства. Судом также был сделан вывод, что заключение трудового договора нельзя квалифицировать как крупную сделку, требующую одобрения акционерами общества, так как гарантии, предусмотренные договором, обусловлены возможностью наступления определенных негативных последствий для работника, и их наступление зависит исключительно от воли общего собрания акционеров. Таким образом, решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 26 августа 2010 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований Н. к ОАО «Автомедон» было отменено, а иск Н. о взыскании компенсации в связи с досрочным расторжением трудового договора удовлетворен полностью.
Московский городской суд Постановлением от 9 июня 2009 г. оставил без изменения решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 13 февраля 2009 г. по делу 0 2-174/2009(2-4517/2008) об удовлетворении требования бывшего технического директора энергетической компании по выплате выходного пособия более 11 млн. руб.
———————————
Постановление Московского городского суда от 9 июня 2009 г. 0 2-4517/2008. URL: http://moskovsky.kln.sudrf.//modules.php?name=information&id=471 (дата обращения 10.10.2012).

Позиция же арбитражных судов в рассматриваемом вопросе не столь однозначна.
С одной стороны, суды отказывают в применении к соглашениям о «золотых парашютах» правил, регулирующих крупные сделки или сделки с заинтересованностью, поскольку трудовой договор не является гражданско-правовой сделкой и применение по аналогии норм гражданского права к трудовому не допускается.
ФАС Северо-Западного округа признал недействительным решение внеочередного собрания акционеров по вопросу о внесении дополнений в трудовой договор с генеральным директором, указав, что условие трудового договора о выплате компенсации не может быть квалифицировано как сделка. Следовательно, такое положение трудового договора не подлежит одобрению на общем собрании акционеров и данный вопрос не отнесен к компетенции высшего органа управления общества.
———————————
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 5 мая 2010 г. по делу 0 А56-41721/2007.

С другой стороны, есть иной пример из судебной практики.
К крупным сделкам было отнесено условие трудового договора с директором, предусматривающее, что в случае досрочного расторжения трудового договора ему должна быть выплачена компенсация, составляющая 81,73% активов общества (Постановление от 17 апреля 2008 г. по делу 0 А11-2685/2007-К1-10/129) . Суд, признавая трудовой договор недействительной сделкой, исходил из того, что он должен был заключаться с соблюдением требований законов о хозяйственных обществах к крупным сделкам.
———————————
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17 апреля 2008 г. по делу 0 А11-2685/2007-К1-10/129.

В другом случае суд отказал в признании крупной сделки (трудового договора) недействительной только в связи с пропуском истцом срока исковой давности.
Арбитражный суд Краснодарского края отказал в иске ООО «Компания «Сервус ЛТД» о признании недействительным в части пунктов трудового договора, заключенного с Т. Суд первой инстанции указал на подведомственность рассматриваемого спора арбитражному суду, поскольку отношения, возникающие при применении положений корпоративного законодательства о порядке реализации права общества контролировать деятельность органов его управления, носят корпоративный характер. Трудовой договор от 16 мая 2006 г. на момент его заключения являлся для общества крупной сделкой и должен был получить одобрение общего собрания участников общества. Доказательства одобрения оспариваемой сделки в порядке ст. 46 Федерального закона об ООО в материалах дела отсутствуют. Вместе с тем обществом пропущен срок исковой давности, о применении которой заявил ответчик, в связи с этим суд первой инстанции применил годичный срок исковой давности. Факт окончания действия трудового договора от 16 мая 2006 г. свидетельствует об отсутствии интереса истца в оспаривании данной сделки. Апелляционная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции .
———————————
Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2011 г. 0 15АП-1804/11.

Судебная практика исходит также из возможности оспаривания трудового договора (соглашения о выплате «золотого парашюта») в части условия о компенсации в случае, если судом установлено, что работник помимо выполнения трудовых функций в обществе также являлся членом совета директоров и, соответственно, имел заинтересованность в сделке. В таких случаях суды выделяют в трудовом договоре часть, которая нарушает корпоративное законодательство и по своему правовому назначению не является частью трудового договора .
———————————
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29 января 2009 г. по делу 0 А43-9314/2008-17-340; Постановление ФАС Центрального округа от 28 декабря 2009 г. 0 Ф10-5598/09 по делу 0 А62-46/2009.

Специалисты в области корпоративного права предлагают учитывать корпоративное законодательство при заключении трудовых договоров и предварительно одобрять трудовые договоры как крупные сделки и сделки с заинтересованностью [5, 6].
Следует согласиться с этой позицией. Отчуждение имущества возможно не только посредством совершения гражданско-правовых сделок. При заключении трудового договора с условием выплаты части имущества общества при его досрочном расторжении создается потенциальная возможность отчуждения имущества в будущем, что подпадает по определение крупной сделки: сделки, связанной с отчуждением или возможностью отчуждения 25% балансовой стоимости чистых активов общества. Не должно иметь значения, как будет отчуждено имущество — посредством гражданско-правовой сделки или через заключение трудового договора. Основная задача и предназначение института крупных сделок — не допустить распоряжения значительными активами общества без согласия участников (акционеров) общества.
Следует отметить, что в соответствии с абз. 3 п. 3 ст. 69 Федерального закона об АО на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директор, генеральный директор) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правление, дирекция) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Федерального закона об АО. Аналогичную норму следует ввести и в отношении ООО. Статью 40 Федерального закона об ООО необходимо дополнить п. 5, в соответствии с которым «. на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона». В соответствии со ст. 5 ТК РФ, если вновь принятый федеральный закон, содержащий нормы трудового права, противоречит ТК РФ, этот федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений в ТК РФ. В связи с этим ст. 279 ТК РФ следует дополнить п. 2 следующего содержания: «В случае если условие о компенсации отвечает признакам крупной сделки или сделки с заинтересованностью, оно должно быть одобрено уполномоченным органом в порядке, предусмотренном законодательством».
Таким образом, поскольку трудовой договор может содержать условие об отчуждении значительной части имущества общества в пользу лица, с которым такой договор заключен, его следует одобрять как крупную сделку до его заключения. В случае отсутствия такого одобрения условие трудового договора о выплате компенсации, превышающей трехкратный среднемесячный заработок, может быть признано недействительным по иску общества или акционера (участника). В связи с изложенным следует признать, что институт крупных сделок — это межотраслевой институт, нормы которого непосредственно влияют на действительность не только гражданско-правовых, но и трудовых договоров.

Аналитические обзоры

Президиум ВАС РФ о крупных сделках и сделках с заинтересованностью

VEGAS LEX_Президиум ВАС РФ о крупных сделках и сделках с заинтересованностью

После внесения изменений в ГК РФ о недействительности сделок ВАС РФ решил сделать «upgrade» рекомендаций судам относительно признания недействительными крупных сделок и сделок с заинтересованностью. 28 мая 2014 года Высшим Арбитражным Судом РФ опубликовано Постановление Пленума от 16.05.2014 № 28, в котором ВАС РФ разъяснен ряд вопросов, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

При этом ранее действующие Постановление Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» и Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» (в части пунктов 30 – 36 ), признаны утратившими силу.

В Постановлении Пленума от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (далее – Постановление № 28) даны разъяснения следующих особенностей одобрения и признания таких сделок недействительными:

1. Нормы об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью, которые содержатся в Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью » (пункты 5 статьи 45 и статьи 46) (далее – Закон об ООО), в Федеральном законе «Об акционерных обществах » (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84) (далее — Закон об АО) и иных законах о юридических лицах, являются специальными по отношению к правилам статьи 173.1 и пункта 3 статьи 182 ГК РФ.
То есть нормы специальных законов применяются при оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью в приоритетном порядке.

Сделки, совершенные без необходимого согласия (одобрения) органа юридического лица, а также сделки, совершенные единоличным исполнительным органом или другим представителем юридического лица в отношении себя лично либо в отношении другого лица, представителем (единоличным исполнительным органом) которого он одновременно является, но не подпадающие под действие упомянутых норм о крупных сделках и (или) сделках с заинтересованностью, могут быть оспорены в соответствии с общими правилами, предусмотренными статьей 173.1 и пунктом 3 статьи 182 ГК РФ.

2. Наличие решения общего собрания об одобрении крупной сделки или сделки с заинтересованностью не препятствует признанию ее недействительной, если она совершена в ущерб интересам общества, либо контрагент по сделке знал о таком ущербе, либо между представителем (органом управления) общества и другой стороной сделки существовал сговор.

3. При предъявлении иска о признании крупной сделки или сделки с заинтересованностью недействительной истец обязан доказать, что:

это действительно крупная сделка или сделка с заинтересованностью и порядок ее одобрения нарушен;

обществу или его участнику такая сделка причинила или могла причинить убытки.

4. Суд откажет в признании крупной сделки или сделки с заинтересованностью недействительной, если будет установлено одно из следующих обстоятельств:

голос участника хозяйственного общества, подавшего иск, не повлиял на результаты голосования;

сделка одобрена к моменту подачи иска;

контрагент по сделке (ответчик) не знал и не должен был знать о ее совершении с нарушением правил по одобрению.

5. Срок исковой давности в 1 год исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения. Предполагается, что участник должен был узнать о таком нарушении не позднее даты проведения годового общего собрания участников общества (по итогам года, когда была совершена оспариваемая сделка), если из представленных материалов на собрании можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, был представлен бухгалтерский баланс, из которого следовало существенное изменение состава активов по сравнению с предыдущим годом).

6. Следует учитывать, что крупная сделка не будет квалифицирована судом как совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности только лишь потому, что она совершена в рамках вида деятельности, упомянутого в ЕГРЮЛ или уставе общества как основной для данного лица, либо у него имеется лицензия на осуществление такого вида деятельности.

Бремя доказывания факта совершения сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности лежит на ответчике.

7. Крупная сделка или сделка с заинтересованностью будет считаться совершенной надлежащим образом при соблюдении следующих условий:

  • в решении об одобрении сделки должны быть указаны сторона сделки и ее основные условия.

Исключением являются заключение сделки на торгах и те случаи, когда стороны не могут быть определены к моменту ее одобрения.

Сделка будет считаться одобренной только в том случае, если ее условия будут совпадать с тем, что указано в решении об одобрении или проекте договора.

Последующее изменение основных условий одобренной сделки потребует нового одобрения, поскольку это будет означать совершение новой самостоятельной сделки;

  • если соблюдены общие параметры основных условий одобряемой сделки. Например, установленный в решении о ее одобрении верхний ценовой предел стоимости приобретения актива или нижний – стоимость отчуждаемого имущества.

8. При рассмотрении дел, связанных с оспариванием крупных сделок, суды будут учитывать следующие моменты:

при решении вопроса, относится ли сделка к крупным, ее сумму следует определять из стоимости приобретаемого или отчуждаемого имущества, без учета штрафов, неустоек, пеней и прочих дополнительных начислений;

признаками взаимосвязанных сделок являются также преследование единой хозяйственной цели, общее назначение проданного имущества, консолидация всего отчужденного по сделкам имущества в собственности одного лица, непродолжительный период времени между совершением нескольких сделок;

договор аренды, а также иные сделки по передаче имущества во временное владение и/или пользование могут быть признаны крупными сделками, если:

стоимость передаваемого имущества составляет более 25 процентов стоимости имущества общества;

имущество используется обществом в его основной производственной деятельности;

  • общество на срок более 5 лет лишается возможности пользоваться такими активами.
  • 9. Сделка будет отвечать признакам сделки с заинтересованностью, если заинтересованность соответствующего лица имела место на момент совершения сделки.

    10. Перечень случаев, установленных в законе, при которых положения о предварительном одобрении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, не применяются, является исчерпывающим и не может быть расширен уставом.

    11. Трудовой договор может быть квалифицирован как крупная сделка, если он предусматривает выплату «золотого парашюта » , размер которого превышает 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества.

    12. ВАС РФ в анализируемом Постановлении затронул вопрос о том, каким образом судам надлежит оценивать, нарушает ли интересы юридического лица заключение трудового договора с работником общества (в том числе генеральным директором). Оценке подлежат условия таких договоров на предмет соответствия обычным условиям трудовых договоров, заключаемых со специалистами аналогичной квалификации, но с учетом специфики обязанностей, в том числе неразглашения информации, неконкуренции после увольнения, масштаба и прибыльности бизнеса и т. п.

    13. В случае заключения мирового соглашения в суде с нарушением правил одобрения такой сделки участник общества, не принимавший участия в рассмотрении дела, вправе предъявить требование о пересмотре определения об утверждении мирового соглашения по вновь открывшимся обстоятельствам.

    14. Суд не вправе отказать в удовлетворении иска на том основании, что истец не был на момент совершения сделки участником общества. Срок исковой давности для данных участников начинает течь с момента, когда о совершении сделки без одобрения узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника.

    15. В случае отказа в иске о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью участник или общество вправе воспользоваться следующими способами защиты своего права:

    предъявить требование о возмещении убытков, причиненных обществу, к лицам, указанным в пункте 5 статьи 44 Закона об ООО и пункте 5 статьи 71 Закона об АО;

    предъявить иск об исключении участника общества, заключившего данную сделку (в том числе в качестве директора) или голосовавшего за ее одобрение на общем собрании участников.

    ВАС РФ в Постановлении № 28 систематизировал и закрепил единообразный подход по многим важным вопросам оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

    Указанные разъяснения существенно ограничивают возможность вывода активов, корпоративного мошенничества и прочих злоупотреблений, связанных с обходом требований закона об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

    Трудовой договор с директором – крупная сделка?!

    Ирина Филипова
    К.ю.н., доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета ННГУ им. Н.И. Лобачевского
    27 августа 2010г.

    В последние несколько лет в системе арбитражных судов Российской Федерации наметилась устойчивая тенденция распространения норм корпоративного права на трудовые отношения между хозяйственным обществом и его работником – единоличным исполнительным органом. Так, арбитражные суды, казалось бы, вопреки правилам о подведомственности споров, принимают к рассмотрению иски о признании недействительными некоторых положений трудового договора по заявлениям участников хозяйственного общества. Такими действиями арбитражные суды фактически косвенно признают гражданско-правовую природу трудового договора, руководствуясь при оценке правомерности их заключения нормами качественно иной отрасли права, не имеющей ничего общего с регламентацией трудовых отношений.

    Подобный подход к оценке трудового договора порождает серьезные проблемы в правоприменительной деятельности каждого акционерного общества. Рассмотрим их подробнее.

    Отношения между акционерным обществом и его директором по российскому законодательству оформляются трудовым договором – аксиома, ни у кого не вызывающая сомнений. Директор – это работник, который выполняет трудовую функцию, связанную с управлением юридическим лицом. Но в силу специфики этой трудовой функции директор осуществляет деятельность, регулируемую нормами как трудового, так и гражданского права.
    Означает ли это, что отношения между акционерным обществом и его директором регулируются и трудовым, и корпоративным правом? В определенном смысле, разумеется, это так. Но с точки зрения трудового законодательства директор – это работник акционерного общества, вступивший в трудовые отношения с работодателем на основании трудового договора (ч. 1 ст. 16 и ст. 273 — 281 Трудового кодекса Российской Федерации) со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    В соответствии со статьей 5 Трудового кодекса трудовые отношения регулируются нормами только трудового права. Да и статья 11 также четко определяет, что все работодатели, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, в трудовых отношениях и иных непосредственно связанных с ними отношениях с работниками обязаны руководствоваться положениями именно трудового законодательства. При этом по нормам трудового права «размеры оплаты труда руководителей… определяются по соглашению сторон трудового договора» (ч. 2 ст. 145 Трудового кодекса), «заработная плата каждого работника…максимальным размером не ограничивается» (ч. 1 ст. 132 Трудового кодекса). Вроде бы все понятно и никаких трудностей возникнуть не должно. В действительности все гораздо сложнее, ни о какой однозначной трактовке закона речь, к сожалению, не идет.

    В соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» (далее – Закон) «на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором)… действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона» (ст. 69 Закона). На практике это иногда приводит к тому, что арбитражный суд трактует трудовой договор с директором как гражданско-правовую сделку , принимая к своему рассмотрению споры о ее соответствии закону. И вот… появляются судебные решения, признающие, что соглашение о вознаграждении (компенсациях) директору в трудовом договоре с ним должно соответствовать не только трудовому, но и корпоративному законодательству. И тогда всплывают два термина, содержащиеся в Законе: крупная сделка и сделка, в совершении которой имеется заинтересованность.

    Рассмотрим один пример: при балансовой стоимости активов общества 10 млн. рублей зарплата директора, рассчитанная на 5 лет вперед, составит 5,1 млн рублей (предположим, что ежемесячный заработок составляет 85 тыс. рублей, а срок полномочий – 5 лет). Заключение обществом такого соглашения о вознаграждении директора признается законом крупной сделкой, требующей одобрения трех четвертей голосов акционеров, принимающих участие в общем собрании (ст. 79 Закона).

    Если же исходить из того, что директор, с которым заключается трудовой договор (а это обычно крупный акционер и (или) член органов управления общества), – лицо заинтересованное, то решение об одобрении такой сделки при сумме сделки 2 и более % балансовой стоимости активов общества принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров. Опять же, посчитаем: при балансовой стоимости активов общества 10 млн. рублей даже при зарплате директора 4330 рублей (минимальный размер оплаты труда на сегодняшний день), рассчитанная на 5 лет вперед она составит 259 800 рублей, что будет равнозначно почти 2,6% от балансовой стоимости активов, и потребует одобрения незаинтересованными акционерами. Абсурдная ситуация: будущий директор – владелец 95% акций общества, для того чтобы получить статус директора по трудовому договору, должен «пройти через голосование» оставшихся 5% акционеров и не имеет права сам участвовать в голосовании. Проблема усугубляется еще и тем, что эти акционеры часто не принимают участия в собрании, что влечет невозможность одобрения такой «сделки» общества. Заметим, что подобная ситуация может возникнуть не только в отношении директора общества, но и в отношении любого другого работника, размер вознаграждения или характер связей с обществом которого соответствуют признакам, перечисленным в ст.ст. 78, 81 Закона.

    Вообще-то сам вопрос о признании трудового договора гражданско-правовой сделкой приводит в недоумение любого специалиста в области трудового права (термин «сделка» ни разу не встречается в трудовом законодательстве). Да и не только трудового: любой квалифицированный цивилист уверенно скажет, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации). В то время как трудовой договор – это соглашение между работником и работодателем об установлении трудовых отношений с соответствующими правами и обязанностями каждой из сторон. Эти права и обязанности перечислены в трудовом законодательстве и не имеют отношения к гражданскому праву. Собственно, эта позиция разделяется и практиками из Федеральной инспекции труда, Федеральной службы по труду и занятости. Да и суды общей юрисдикции тоже не возражают.

    Но идиллия, как уже было отмечено выше, прерывается имеющейся на данный день арбитражной практикой. Отдельный вопрос, почему арбитражные суды рассматривают споры, связанные с трудовыми отношениями (а любой директор, напоминаем, с точки зрения трудового законодательства – работник). Ведь вроде бы очевидно, что при заключении трудового договора (а соответственно, и при рассмотрении споров о его легитимности) надо придерживаться требований закона, изложенных именно в трудовом законодательстве, иначе надо заключать не трудовой договор, а договор, имеющий иную, гражданско-правовую природу, закон же такой возможности акционерному обществу в отношении директора не предоставляет. Что получается? Может быть, отдавая приоритет нормам гражданского права при решении вопроса о соответствии закону положений трудового договора, арбитражные суды фактически оспаривают трудоправовую природу договора с директором? Эта позиция отчасти находит поддержку и у Федеральной службы по финансовым рынкам, что также не проясняет вопрос. Ссылки на то, что Федеральный закон «Об акционерных обществах» – это специальное законодательство, которое имеет приоритет перед общими нормами, оправданны в отношении гражданского законодательства в целом, но в отношении трудового законодательства выглядят, скорее, несостоятельными и всего лишь выражают желание «потянуть одеяло на себя».

    Впрочем, трудовое законодательство также не в состоянии на сегодняшний день дать исчерпывающий ответ на вопрос: как обойтись только нормами трудового права при заключении трудового договора с директором акционерного общества. И вероятность того, что в ближайшие годы ситуация кардинально изменится, не более чем иллюзия, прикрываясь которой можно лишь временно закрыть глаза на реально существующую проблему.

    Анализируя сказанное и желая найти компромисс между явно конкурирующими нормами гражданского и трудового права, автор статьи предлагает следующее решение существующего конфликта. Трудовым законодательством в числе прочих норм предусмотрены так называемые «обязательные условия» трудового договора (в том числе условия оплаты труда работника – ст. 15 Трудового кодекса РФ). Но при этом закон не исключает возможности включения в текст трудового договора дополнительных условий, не подпадающих под действие трудового законодательства. К таким могут относиться, например, положения о предоставлении работнику в дар жилого помещения, иные виды имущественных выгод, не предусмотренных Трудовым кодексом. При наличии и тех и других положений трудовой договор является, скорее, смешанным, подпадающим под действие как трудового, так и гражданского права. Представляется разумной позиция, в соответствии с которой под действие арбитражного судопроизводства подпадали бы только «необязательные условия» трудового договора, регулирование которых может и, видимо, должно осуществляться гражданским законодательством. К сожалению, приходится констатировать, что это частное мнение автора статьи, и надеяться на скорейшее разрешение обозначенной проблемы на законодательном уровне.

    ____________________
    Постановление Первого арбитражного апелляционного суда по делу № А38-6494/2009 от 25.06.2010г.;
    Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по делу № А11-2686(3283)/2007-К1-10/130 от 18.04.2008г.;
    Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по делу № А11-2685/2007-К1-10/129 от 17.04.2008г.;
    Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.06.2009г. № 6329/09.

    Признание трудового договора недействительным

    Трудовой договор как крупная сделка

    Бывает ли, что размер заработной платы кассира, логиста или руководителя отдела зависит от месячного оборота компании? Бывает, но такой трудовой договор может быть признан незаконным. В рассматриваемом деле суд признал трудовой договор недействительной сделкой, нарушающий корпоративное законодательство: об одобрении крупных сделок.

    Обстоятельства дела

    Участник общества, действуя от имени Общества, обратился с иском к шестерым работникам Общества о признании недействительными трудовых договоров в части установления оплаты труда в процентном соотношении к ежемесячному доходу Общества.

    Размер оплаты труда данных работников (руководитель отдела логистики, руководитель отдела ВЭД, руководитель подразделения, оператор-кассир, руководитель отдела сетевых продаж, начальник склада) был установлен как 8000 руб. + 1%, 2%, 2,5%, 3,5% от месячного оборота Общества.

    В обоснование истец сослался на то, что спорные договоры были заключены в отсутствие его одобрения как единственного участника, а также в качестве крупных сделок.

    Дело рассматривалось дважды.

    При первоначальном рассмотрении дела суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме. Решение было обжаловано в части признания недействительным одного из трудовых договоров – с Нестеренко О. (руководитель отдела сетевых продаж). Суд апелляционной инстанции отменил решение в данной части, а суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение.

    При повторном рассмотрении дела суд признал спорный трудовой договор недействительным.

    Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.07.2017 по делу № А56-17302/2015.

    Выводы суда:

    1. По делу была проведена судебная экспертиза. Согласно заключению эксперта трудовые договоры заключены на условиях, не отвечающих рыночным, заработная плата необоснованно завышена, что могло привести к ухудшению финансового положения Общества.

    2. Величина заработной платы Нестеренко О. за 3 месяца составила 2 069 166,94 руб., что применительно к расчетному периоду 1 год составляет 8 276 667,76 руб., в то время как величина активов Общества на рассматриваемый период составляла 0 руб. Оспариваемый трудовой договор являлся крупной сделкой, при это одобрение единственного участника Общества оспариваемой сделки не представлено.

    3. Ответчиком не опровергнуто утверждение Общества об ознакомлении работников как с Уставом Общества, так и с Положением об оплате труда и премировании, не предусматривающим такой способ определения трудового вознаграждения как выплата процентов от оборота компании.

    4. При решении вопроса о том, нарушает ли интересы юридического лица заключение трудового договора, судам следует оценивать, насколько его условия отвечали обычным условиям трудовых договоров, заключаемых со специалистами аналогичной квалификации и соответствующего профессионального уровня, с учетом характера обязанностей сотрудника, в том числе о неразглашении информации, неконкуренции (после увольнения), масштаба и прибыльности бизнеса и т.п.

    5. С учетом всех обстоятельств дела о возможности квалификации трудового договора как крупной сделки могут свидетельствовать его положения, предусматривающие выплаты (разовую или неоднократные) денежных средств работнику в случае увольнения и (или) наступления иных обстоятельств либо заработной платы за период действия трудового договора, размер которых составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества.

    6. В случае заключения бессрочного трудового договора в качестве расчетного периода для целей оценки сделки как крупной берется, с учетом ежегодного характера отчета органов управления хозяйственного общества о своей деятельности перед участниками, один год.

    7. Для целей определения крупной сделки стоимость отчуждаемого обществом в результате крупной сделки имущества определяется на основании данных его бухгалтерского учета (пункт 2 статьи 46 ФЗ «Об ООО»).

    Комментарии:

    1. Не так уж часто трудовые договоры оспариваются в качестве крупных сделок в арбитражном суде. Суд давал оценку положениям оспариваемого трудового договора не с точки зрения трудового законодательства, а исходя из положений законодательства об обществах с ограниченной ответственностью и соответствующих разъяснений ВАС РФ.

    2. ВАС РФ разъяснил, что при рассмотрении подобных дел необходимо оценивать условия обычных трудовых договоров – со специалистами аналогичной квалификации.

    3. Источником информации о таких условиях может стать заключение соответствующей экспертизы, как в рассматриваемом деле. Экспертизой было установлено, что условия спорного договора в части установления размера заработной платы несопоставимы с условиями труда подобных специалистов.

    4. Немаловажную роль в данном деле сыграл и тот факт, что по данным бухгалтерской отчетности величина активов общества за определенный период составила 0 рублей. В сравнении с нулем любой договор мог бы стать крупной сделкой.

    5. Однако такие ситуации, связанные с оспариванием договоров, нестандартных для обжалования в качестве крупных сделок, в очередной раз должны напомнить о том, что при заключении сделки необходимо анализировать не только ее непосредственные условия, но и обстоятельства заключения в целом.

    В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

    Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

    Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес [email protected] .

    Яна Польская, юрист-аналитик. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

    Иные интересные материалы по корпоративному праву и банкротству: